Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

С каждого — по максимуму

Как Министерство финансов пытается уравнять бедных и богатых

Михаил Мельников
18 марта, 2016 11:00
8 мин

Фото: Валентина Свистунова/Интерпресс/ТАСС

Чиновники Министерства финансов раскрыли созревший в недрах ведомства план реформирования социальных платежей. Его еще нет в виде общедоступного документа, но концепция в целом ясна. И ее следует назвать здравой — настолько, насколько вообще может быть здравой идея, родившаяся в Минфине: 4–5 баллов по шкале Апгар.
740 старушек для Сечина
Менее недели назад «Русская планета» писала о том, что система социальных сборов в России построена изначально несправедливо — в полной мере они берутся только с зарплат до 66,3 тыс. руб. в месяц. Далее — вдвое меньше. Обосновывается это «потолком пенсий» — дескать, пенсионные права формируются, исходя из сумм максимум в 796 000 руб. в год, значит, и собирать на эту пенсию можно только с этих денег. При этом не учитывается, что у более богатых граждан и без того есть возможность обеспечить себе повышенную пенсию через НПФ или другие пути долгосрочного инвестирования. Вот, например, «социальный» вице-премьер Ольга Голодец как экс-глава совета пенсионного фонда «Норникеля» имеет право на пожизненную негосударственную пенсию в размере 200 тысяч рублей в месяц. Обеспечены они формально частным капиталом, а фактически — недрами России и потом старателей и металлургов. Но в социальные фонды работодатель Ольги Юрьевны платит, как все — 30% с 66,3 тыс. руб. в месяц.
Минфин решил устранить эту несправедливость. Главный пункт новых предложений этого богатого на рационализаторов министерства — брать социальные взносы с любой зарплаты, от МРОТ до плюс бесконечности. 22% в Пенсионный фонд, 5,1% в фонд ОМС, 2,9% в фонд социального страхования. Обязанность уплачивать эти средства, как и прежде, возложена на работодателя.
Поскольку предполагаемый доход на рабочем месте (оклад, премия) Игоря Сечина в 2014 году составил 600 млн руб., «Роснефти» пришлось бы заплатить за него 180 млн в социальные фонды, тогда как по ныне действующим правилам отчисления от зарплаты гражданина Сечина составляют 90,718 млн руб. в год. 89 миллионов для бюджета лишними не будут — 740 старушкам можно целый год платить их десятитысячную пенсию.
Тайный налог
По сути, перед нами скрытое введение прогрессивного социального налога. Которое можно только приветствовать. В России эффективность сотрудника пока слабо коррелирует с размером его зарплаты, а значит, налог на богатство, пусть даже такой убогий, является не уравниловкой, а шагом к восстановлению справедливости.
Колоссальный разрыв между зарплатами топ-менеджмента и рядовых сотрудников станет огромной головной болью для крупнейших компаний: ведь отчисления в фонды одномоментно вырастут минимум вдвое, а кое-где и в несколько раз. Впрочем, вопреки опасениям многих, число «зарплат в конвертах» практически не вырастет, потому что их будет слишком легко вычислить: где провели масштабное сокращение зарплат — там и конвертики, а значит, не худо бы налоговой полиции посетить офис в день зарплаты.
Предполагаемый экономический эффект — 470 млрд руб. в год.
К сожалению, здоровая в своей основе, эта идея имеет ряд недостатков.
Первый из них — новое правило предлагается ввести только с 2019 года. Формальная причина — действующий мораторий на увеличение нагрузки на бизнес. Она смешна в первую очередь тем, что данный мораторий и так нарушается сплошь и рядом, местами с особым цинизмом: так, когда потребовалось ввести торговый сбор в Москве, вице-премьер Аркадий Дворкович сообщил, что это не повышение нагрузки, а стимулирование бизнеса. На самом же деле перед министерствами, видимо, поставлена задача не будоражить народ до президентских выборов 2018 года.
Аркадий Дворкович. Фото: Артем Коротаев/ТАСС
Гнусная привычка откладывать все неприятности на период «после выборов» лишает смысла саму идею выборов, которые вроде бы должны вести к улучшению управления и лучшей жизни, а в реальности получается с точностью до наоборот. Если больному нужна срочная операция, ее и делать надо срочно.
Второй недостаток — это все-таки налог на бизнес, дополнительные траты для работодателя, а значит — неизбежный рост цен и раскрутка инфляции. Аналогичных целей можно было бы добиться, введя прогрессивную шкалу налога на доходы физических лиц, который уплачивается самими гражданами. Сейчас этот налог по плоской шкале составляет 13% с любого дохода, тогда как «прогрессивка» могла бы заставить состоятельных людей щедрее делиться своим успехом с окружающими.
Вполне можно также повысить налог на дивиденды физических лиц с нынешних 9% до тех же 13% — это ведь тоже полноценный доход. А вот предложенный Минфином вариант — очень жесткий для бизнеса. Вообще, по странному совпадению из всех возможных вариантов чиновники выбирают только те, которые не коснутся их лично.
Еще раз о дусте
Еще одно предложение Минфина связано с увеличением сборов с индивидуальных предпринимателей — любимые грабли ведомства. В начале 2013 года это уже происходило: сборы выросли в два раза. В результате за январь-февраль в России закрылось около 5% ИП, за март-апрель еще 3–4%; в отдельных регионах в тень ушло до 15% предпринимателей. Лучший заголовок тех горячих деньков отсылал к циничному анекдоту — «Дустом попробовали».
С 2014 года размер сборов пришлось вернуть почти к прежнему уровню. И сейчас снова предпринимается попытка повысить сборы в два раза. Помимо понятного сокращения числа предпринимателей такое решение подняло бы еще одну законсервированную проблему.
В России есть около двух миллионов «молчащих» ИП и глав ООО — людей, которые когда-то пытались открыть бизнес, а потом по каким-то причинам не оформили прекращение своего дела (переехали, забыли, забили) в каждой необходимой инстанции (банк, местная налоговая, Пенсионный фонд, уполномоченная налоговая по работе с юрлицами). Каждый год на них начисляются сборы, пени, штрафы, открываются административные дела с шансом перетечь в уголовные за «особо крупный размер». Эту проблему тоже необходимо будет решать — например, автоматически закрывая ИП и ООО после одного года без единого движения по счету.
Вообще, в Минфине, кажется, не умеют правильно ставить задачи, пытаются объять необъятное и гоняются за десятками зайцев. Попытка взять налог со всего, что движется или хотя бы еще дышит, обречена на провал. В России испокон веков были, есть и будут снег, красавицы и теневая экономика, и ничего с этим поделать нельзя. Мастеровитый алкоголик дядя Ваня много столетий правит окрестным вдовушкам вилы и ухваты, микроволновки и сантехнику, через пятьсот лет будет чинить телепортаторы и мини-реакторы. Он получает за это немного грошей и опохмелиться, не оформляет никаких бумаг, нарушает кучу законов, но не Силуанову искать на него управу. В России невозможно регламентировать абсолютно все, это не Германия, где такая вдовушка, проводив благодетеля, первым делом позвонит в налоговую.
Да, несправедливо, когда здоровый человек, во времена своей трудоспособности практически не отчислявший средства в Пенсионный фонд, получает почти такую же пенсию, что и офисный сотрудник, просидевший всю жизнь на белой зарплате. Но гораздо более несправедливо, когда люди, допустившие фактическое банкротство Пенсионного фонда, носят шелковые галстуки вместо пеньковых да еще и владеют миллиардными состояниями.
* * *
Истина состоит в том, что деньги у России есть. Более того, мы их зарабатываем. А вот управлять заработанным и накопленным не умеем. Непрофессионализм и казнокрадство рука об руку довели до состояния нестояния Пенсионный фонд с Внешэкономбанком, здравоохранение с его преступным ФОМСом, другие жизненно важные структуры.
Пока молчит прокуратура, никакие реформы не сделают Россию подлинно социальным государством.
темы
8 мин