По состоянию на 7 июля 10:30
Заболевших694 230
За последние сутки6 368
Выздоровело 463 880
Умерло10 494
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Жесткий контроль по-южнокорейски

История экономического развития Южной Кореи может оказаться полезной для России
Александр Запольскис
22 января, 2016 11:00
6 мин
Фото: indrastra.com
В некотором смысле южнокорейская модель государственного планирования похожа на японскую. Основой экономики страны являются широкопрофильные финансово-промышленные группы, по-корейски называемые «чеболь». Сегодня их насчитывается около 850, из них выделяются 50 крупнейших. Элиту составляют 30 групп, совокупная стоимость активов которых превышает 300 млрд долларов. Общее число дочерних компаний элиты — более 620. Но при этом, несмотря на впечатляющие масштабы, чеболи представляют собой семейные предприятия, в которых семьи-основатели владеют более чем 60% акций.
Кнут и пряник для чеболей
Чеболи в основном работают в передовых отраслях производства, производят изделия с высокой капитало- и наукоемкостью, в то время как мелкие и средние корейские компании специализируются на потребительских товарах и изделиях, больших капиталовложений не требующих.
Однако, в отличие от Японии, в Южной Корее финансово-промышленные группы значительно отдалены от государства, жестко контролирующего финансовую систему, конвертацию валюты и налогообложение. В ключевых отраслях экономики (электроэнергетика, шоссейное сообщение и сельское хозяйство) доминирующее положение занимают государственные корпорации. Государство строго следит за распределением финансовых ресурсов, предоставлением налоговых или кредитных льгот, объемом и характером внешних заимствований и исполнением государственных планов развития национальной экономики.
Не менее принципиально государство ограничивает влияние чеболей в банковской сфере и категорически пресекает любые их попытки конвертировать финансовую мощь в политическое влияние. Руководство страны пристально следит за деятельностью ФПГ, оценивая степень их пользы для развития страны в целом. «Полезные» компании получают льготы, участвуют в госзакупках, им открывается доступ к долгосрочному государственному кредитованию. Однако ни размер, ни накопленный капитал не являются гарантией вседозволенности. Все предприятия, включая входящие в чеболи, официально делятся на сильные и слабые. На слабые налагается ряд существенных ограничений: например, им запрещено получать гарантии под иностранные кредиты, открывать новые сферы деловой активности, вкладывать деньги в ценные бумаги, приобретать непроизводственное имущество. Правительство может запретить фирмам и банкам финансировать корпорации, определенные государством как неэффективные и убыточные. В 1973 году под такие санкции, к примеру, попала и была ликвидирована корпорация «Самхо», еще недавно занимавшая вторую строчку в рейтинге крупнейших чеболей страны. Хотя после конца 90-х порядки в стране несколько смягчились, большинство этих норм и правил продолжают действовать по сей день.
В результате стратегическое планирование экономики в Южной Корее сегодня является одним из самых эффективных в мире. Оно основывается на пятилетних планах, реализация которых началась с 1962 года, и десятилетних планах стратегического прогнозирования, тесно увязанных между собой. Помимо этого, реализуются отдельные долгосрочные целевые программы. Прогнозирование осуществляется на базе определяемых правительством целевых приоритетов, а также методов прогностического моделирования; нередко страна обращается к помощи специалистов из США. На основе прогнозов уже составляются пятилетние планы, часто содержащие достаточно детальные производственные задания со строгой системой мониторинга и контроля хозяйственной деятельности. Контроль государства распространяется в числе прочего на внутрифирменные издержки, качество продукции и иностранный капитал. Нарушители безжалостно выбраковываются административно-командными методами.
Об эффективности системы можно судить уже по тому, что Южная Корея, практически лишенная собственных природных ресурсов и в начале 1960-х годов по показателю ВВП на душу населения находившаяся ниже Нигерии и Папуа — Новой Гвинеи, по данным за 2014 год занимает 13-е место в мире по размеру национального ВВП (по паритету покупательной способности, ППС), обогнав Саудовскую Аравию, Канаду, Тайвань и приблизившись к Италии. А в ряде областей, например в кораблестроении, Республика Корея стала безоговорочным мировым лидером.
Как быть России
Из сравнения существующих ныне систем стратегического планирования можно сделать ряд ключевых выводов. Мировой опыт показывает, что сколько-нибудь всерьез рассчитывать на успешное экономическое развитие может лишь та страна, которая опирается на масштабное стратегическое планирование. Невидимая рука рынка в долгосрочных масштабах не работает: в том числе потому, что все ведущие экономически развитые страны такое планирование в своем развитии используют и тем самым влияют на рынки.
Пример Франции и ЕС свидетельствует о том, что планирование должно формировать рынок, а не следовать за ним. План, точное исполнение которого является необязательным, в сущности является не более чем декларацией о намерениях и своей основной задачи не исполняет, потому является бесполезной тратой времени и ресурсов. Тем более недопустимо, да и невозможно поступательное развитие национальной экономики при полном отсутствии четких стратегических ориентиров и единого представления у руководства страны и крупного бизнеса о ближайшей перспективе на 10–15 лет. Как показал прошедший VII Гайдаровский форум, путем бесконечных компромиссов сформировать такое представление невозможно.
России необходимо создание и внедрение централизованной системы долгосрочного стратегического планирования экономики, охватывающей все отрасли и формы собственности, включая частную. Ее конкретный механизм должен отражать уникальные особенности и культурную специфику России, а также учитывать накопленный международный опыт. И не в последнюю очередь южнокорейский.
Читайте также:
темы
6 мин