Силовое укрупнение
Следственного комитета РФ. Фото: Геннадий Хамельянин/ТАСС

Следственного комитета РФ. Фото: Геннадий Хамельянин/ТАСС

Реформа в СКР как один из этапов реорганизации российских силовых ведомств

Скандал с арестами ряда высокопоставленных сотрудников СКР, начавшийся во второй половине июля, продолжает обрастать новыми подробностями. Накануне СМИ стало известно о его связи с масштабной реформой в самом Следственном комитете.

Как сообщается, реформу проводит непосредственно глава СКР Александр Бастрыкин, который ранее заявил, что лично санкционировал аресты своих сотрудников. В июле по подозрению во взяточничестве были задержаны глава управления собственной безопасности (УСБ) СКР Михаил Максименко, его заместитель Александр Ламонов и первый замруководителя ГСУ СКР по Москве Денис Никандров. Тем самым Бастрыкин, которому начали прочить скорую отставку, снова отводит от своей персоны тень, упавшую на него как на главу ведомства.

В самом Следкоме связь реформы с коррупционным скандалом отрицают, подчеркивая, что она была запланирована ранее. Так или иначе, аресты сотрудников СКР, инициированные ФСБ, стали хорошим поводом пересмотреть роль и значение следственного ведомства. Реформу в СКР стоит рассматривать не столько как внутреннее дело, сколько с точки зрения последних крупных кадровых перестановок в структурах власти и решений о реорганизации силовых структур.

Суть реформы

Согласно информации, ставшей достоянием общественности, суть масштабной реформы заключается в том, что статус ряда главных управлений СКР понижен до управлений, а некоторые из управлений стали отделами. Главное управление межведомственного взаимодействия и управление собственной безопасности СКР, экс-руководители которых арестованы, могут быть ликвидированы вообще. Кроме того, ожидается сокращение штата. Уведомления о предстоящем сокращении получили сотрудники всего главного управления и входящего в него УСБ. После увольнения сотрудников управление перестанет существовать в его нынешнем виде, оставшись в рамках ранее существовавшего отдела физзащиты для руководителей и следователей, которым угрожает опасность. Реформа должна была завершиться 10 августа.

Представители Следственного комитета отрицают связь данного решения с коррупционным скандалом и объясняют происходящее структурным реформированием ведомства. «Преобразования в обеспечивающих подразделениях СКР готовились еще в мае этого года и связаны с необходимостью экономии денег», — заявил источник агентства «Интерфакс». По его данным, реформа направлена на изменение статуса Главного управления обеспечения деятельности СКР.

По факту речь идет о понижении статуса всего Следственного комитета и его ослаблении, но это произойдет в том случае, если он останется самостоятельным органом. Если же реформа проводится с целью подготовки к дальнейшему укрупнению ведомств, по результатам которого СКР будет формально упразднен и войдет в состав более крупной структуры, то речь, скорее, идет о реальном самоочищении ведомства перед началом «новой жизни». Ранее официальный представитель СКР Владимир Маркин анонсировал, что «работа по самоочищению будет продолжаться».

Напомним, что СКР не имеет исторической преемственности с аналогичным ведомством в СССР. Тогда его функции исполнял следственный отдел Прокуратуры РСФСР. Инициатива появления Следкома в его нынешнем виде родилась в начале 1990-х, но в силу разных причин лишь в 2007 году следственный аппарат органов прокуратуры обрел самостоятельность. СКР не входит ни в структуру какого-либо органа государственной власти, ни в какую-либо из ветвей власти, и в этом, скорее, можно углядеть минусы в плане координации с другими силовыми ведомствами. Свои следственные управления есть в прокуратуре, военной прокуратуре, МВД, ФСБ, при этом компетенции и специализация ФСБ шире прочих. Искусственное слияние следственных органов имеет свои минусы, и это прекрасно понимали и раньше, в период существования КГБ.

Если допустить, что СКР будет упразднен, Александр Бастрыкин, неоднократно заявлявший о своих общественно-политических амбициях, может перейти на другую работу, возможно, уже больше связанную с идеологией. Так, например, еще один «друг Путина» Владимир Якунин после отставки в августе прошлого года с должности главы РЖД продолжил работу в рамках Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций», инструмента «мягкой силы» РФ.

Большие перемены

В пользу вышеозвученного предположения говорят те изменения, которые произошли в России за последние месяцы. В апреле Владимир Путин передал функции ФМС и ФСКН в ведение МВД и объявил о создании Национальной гвардии на базе Внутренних войск МВД. 7 июля президент подписал указ об освобождении от занимаемой должности нескольких высокопоставленных офицеров МВД и Следственного комитета России. Далее в ФСБ произошли крупнейшие за 20 лет перестановки: в отставку ушли руководитель влиятельной Службы экономической безопасности Юрий Яковлев и его заместители, а на место Яковлева пришел Сергей Королев, возглавлявший Управление собственной безопасности контрразведки.

28 июля российский лидер сделал ряд кадровых перестановок в правительстве и регионах. Тогда привлек к себе внимание тот факт, что ставка была сделана на представителей ФСБ, МВД и других силовых структур. Наконец, в прошлую пятницу состоялась очередная громкая отставка: глава администрации президента Сергей Иванов покинул свою должность, и он тоже человек с чекистским прошлым. Возможно, как писала «РП», после выборов Иванов возглавит кабинет министров; другой вариант — станет руководителем одного из новых укрупненных силовых ведомств.

В июне в СМИ появилась информация об объединении СВР, ФСБ и ФСО в Министерство государственной безопасности. Считать это чистой воды вбросом или подготовкой общественного мнения не стоит — люди, связанные с данными ведомствами, не занимаются «разгонами» и «информационными диверсиями». Широкая огласка, в том случае если указ, как утверждалось, существует или даже подписан, здесь не так важна, важен результат и та работа, которая уже проводится внутри силовых структур.

Подобные тектонические сдвиги на федеральном уровне и на уровне различных ведомств позволяют судить о том, что происходит некая консолидация и перетасовка элит. Однако любые перестановки в силовых ведомствах в определенном сегменте российского информационного пространства, условно называемого либеральным, традиционно воспринимаются как «войны силовиков». Можно назвать этот термин элементом информационной войны, но на самом деле противостояние силовиков действительно есть, но носит другой характер. Речь здесь не о борьбе за власть или сферы влияния, точно так же как нельзя связывать эти процессы исключительно с борьбой с коррупцией. Главная национальная цель — безопасность и укрепление государства, что невозможно в том случае, если его органы разрознены, конфликтуют между собой и, как результат, не выполняют свои функции полноценно.

Сирийский «Калибр» Путина Далее в рубрике Сирийский «Калибр» ПутинаРоссия вновь ставит Запад перед фактом расширения своего военного присутствия на Ближнем Востоке

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»