Украина
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Украина
Русская планета
Украина

Дебальцево: месяц тишины

Как налаживают мир в недавнем эпицентре войны

Елена Горбачева
1 апреля, 2015 06:37
7 мин

Фото: Елена Горбачева / «Русская планета»

Свет — главный повод для радости у жителей Дебальцева, города, практически полностью разрушенного в ходе военных действий и постепенно приходящего в себя.
К системам жизнеобеспечения подключены 100% зданий инфраструктуры города, включая больницы и школы, рапортует  МЧС Донецкой Народной Республики. Свет есть и в ряде жилых домов, чьи коммуникации оказались чудом не повреждены или подлежали восстановлению. В городе заработал детский сад, с 1 апреля откроются две школы. Дебальцево, ставшее эпицентром войны зимой, когда за контроль над городом ожесточенно боролись ополченцы и украинская армия, возвращается к мирной жизни.
О том, кому повезло и в чьих домах наконец-то есть свет, люди рассказывают друг другу в очереди за гуманитарной помощью. Очередь небольшая. Жителям раздают тушенку, рыбные консервы, овес и килограмм лука. Волонтеры говорят, что раньше вместо лука давали черный чай, но он закончился. В углу стоят упаковки с подгузниками. На этикетках с детским питанием — наклейки гуманитарного фонда Рината Ахметова, украинского бизнесмена, у которого до войны в Донбассе процветал угольный бизнес.
— Нам помогает Международный Красный Крест, ООН, российские КАМАЗы, и от молодых республик помощь идет. На данный момент из 45 тысяч жителей, населявших город до войны,  вернулось уже около 10 тысяч. Водоснабжение восстановили на 70%, свет — на 50% в целом по городу, — рассказывает молодая женщина-волонтер по имени Татьяна. По ее словам, многие местные уже вышли на работу — на объекты железной дороги, которые составляют основу экономики города, в больницы, детские сады, ЖЭКи. Часть гуманитарной помощи уходит на предприятия, где ее раздают сотрудникам. В городских пунктах раздачи «гуманитарки» ее получают только пенсионеры и многодетные. Такая система, говорят волонтеры, позволяет избежать больших очередей.
Малыш
Татьяна рожала под бомбежками. Женщина с ребенком покидала родной город на неделю. Это случилось незадолго до того, как украинские военные стали выходить из Дебальцево. В это время, по ее словам, было особенно тяжело: света не было, воду отключили. Оставаться с грудным ребенком в темном и холодном подвале, где они прятались от случайных пуль, было нельзя. Выбраться помогли волонтеры. Когда город перешел под контроль ДНР, Татьяна вернулась.
Фото: Елена Горбачева / «Русская планета»
— Дом наш, к счастью, уцелел, но кто его знает, что дальше будет. На всякий случай вещи у нас до сих пор в подвале находятся, — признается она.
Татьяна рассказывает, что, когда в город заходили украинские военные, в Дебальцеве не было отрядов ополчения и боевой техники.
— Спрашиваю у них: а чего вы сюда пришли? Они и говорят: от «сепаров» вас защищаем. А кто такие «сепары», они и сами сказать не могут. Здесь ведь были простые люди, которые поддерживали идею референдума. Мы хотели большей самостоятельности, как Крым. Сколько лет полуостров, будучи автономным, находился при этом в составе Украины? Так же и мы хотели. А нас назвали изменниками родины и ввели войска.
По словам Татьяны, среди украинских военных были совсем молодые ребята. Один парень 19-ти лет попросил позвонить его маме. 
— Она говорит: мой ребенок во Львове на учениях. Моя знакомая ей по телефону отвечает: нет, ваш ребенок в Дебальцеве, в зоне АТО. И таких ребят было очень много, командиры их бросили и выехали. Многие солдаты прямо говорили, что не хотят воевать. Один мужчина отправился на войну, потому что к нему пришли и сказали: кто-то один из вашей семьи должен идти. А у него три сына. Вот он и пошел в свои 57 лет воевать вместо детей. Некоторые солдаты делились с нами пайком, помогали. Другие беспредельничали, из минометов дома обстреливали, а в новостях показывали, будто это ДНР нас бомбит. При отступлении украинские военные минировали объекты, люди от безысходности шли на посты, чтобы раздобыть хоть какое-то пропитание, и подрывались на растяжках.
Снег
В соседней комнате с «гуманитаркой» раздают полиэтиленовую пленку — рулон на семью. Пленка нужна, чтобы затянуть окна вместо разбитых стекол. Стройматериалы в первую очередь идут на восстановление социальных объектов — школ, больниц, детских садов. Три женщины, улыбаясь, спускаются с крыльца, у каждой на плече по рулону.
— Привет России! У нас там родственников много. А Украины этой нам не надо больше, — говорит одна из женщин, представившаяся Натальей.
— Мы против войны в любом случае, — вступает в разговор Светлана, ее подруга. — Но украинское правительство себя полностью дискредитировало, своим враньем про нас. Про то, как мы сами себя бомбили. Ополченцы были в 30 км от города, а мы все почему-то оказались террористами.
— Да нам гуманитарку давали, как собакам — с машин швыряли, — вспоминает третья женщина по имени Анжела. — А как мы на работу под огнем ходили?
— Мои подруги выезжали из города на какое-то время, когда тяжело было — у всех же дети. А я здесь была и видела, как город освобождали, — говорит Наталья. — В тот день, как сейчас помню, снежок выпал. Свеженький, белый. Обычно, посмотришь в окно — и никого, словно вымерли все. А тут гляжу, по нетоптаному белому снегу идут казаки тропиночками, и с белыми повязками ополченцев на рукаве. Такая радость была, вы не представляете. Дождались!
Фото: Елена Горбачева / «Русская планета»
Дом
По оценкам, в Дебальцеве разрушено около 80-85% жилого фонда. Пенсионерке Ольге Борисовне и ее мужу Анатолию не повезло: их дом полностью сгорел в результате попадания снаряда. Живет пожилая семейная пара рядом, в гараже у соседа. Женщина показывает развалины их хаты. Под ногами крошево из строительных материалов. Крыши нет, остались только обгоревшие кирпичные стены, на земле — обугленные перекрытия. Ольга Борисовна просит ступать аккуратнее, чтобы не провалиться. В доме три комнаты, в одной из них в углу стоит ванна, а над ней обгорелый котел. В углу напротив — погреб, в котором пенсионеры прятались от бомбежек. На полу лежат сваленные в кучу одеяла.
Анатолий Максимович, хромая и опираясь на палку, залезает в дом, чтобы показать то, что от него осталось. Погреб глубокий. Представить, как этот пожилой мужчина спускался в него и выбирался наружу, сложно.
— Всю жизнь деньги копили, и остались без ничего. Даже родительских фотографий нет — всё сгорело. Как теперь, в 66 лет? С чего начинать? Мы только ремонт в доме сделали, котел новый купили — вот он, над ванной висит. А вот кровать — и ночи на ней не поспали, — пенсионер показывает на обгорелый остов, приставленный к стене дома.
В ночь, когда в дом угодил снаряд, по словам Ольги Борисовны, на этой улице сгорело еще 18 домов. Она с мужем в этот момент пряталась в бомбоубежище неподалеку: 
— Когда нас бомбили, мы с огорода еще собирали картошку, морковь. А потом узнали, что нас фосфором поливали. Мы видели вещество, на ртуть похожее. Сначала мы не поняли, что больше ничего с огорода нельзя есть. Теперь же ничего не трогаем.
За пленкой, которой затягивают окна, пенсионеры решили не ходить.
— Мы с Максимычем посовещались и решили: не нужна она нам. Зачем? Некоторые понабрали рулонов, хотя у них всё цело, — говорит Ольга Борисовна.
И тихо добавляет:
— Всё разрушено у нас. Душа — и та разрушена.
темы
7 мин