Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Нерыбное место

В кабинете министров явно не торопятся с поддержкой рядового российского потребителя
Андрей Полонский
14 января, 2016 10:00
8 мин
Рыбный отдел в магазине. Фото: Андрей Пронин/Интерпресс/ ТАСС
В конце декабря 2015 года в правительстве обсуждали «рыбный вопрос». На фоне продовольственной ситуации и ожиданий, связанных с ростом цен, было бы странно, если бы этого не произошло. Россия — богатейшая рыбная держава. Отрасль и смежные с ней предприятия дают работу почти миллиону человек. По объемам улова мы уверенно держим 5–6-е место в мире (а  Советский Союз входил в тройку лидеров). И при этом рыба на прилавках неадекватно дорога.
Меры приняты
Казалось бы, чего проще: ограничить цены административным путем. Это возможно, что бы ни говорили адепты рыночной экономики в правительстве. Но власти решили рассмотреть проблему глубже и ожидают поистине долгоиграющего положительного эффекта. Они создают комиссию по развитию рыбохозяйственного комплекса и ставят перед ней важнейшие задачи — рассмотреть и обдумать. Рассматривать предлагается самые важные и нужные вещи — правовое регулирование отрасли, меры по развитию рынка и рыбохозяйственного комплекса в целом, «предложение по повышению эффективности государственной поддержки» и т. д. Хочется верить, что за расплывчатыми формулировками скрывается и предполагаемая отмена единого сельскохозяйственного налога для рыбаков, и снятие избыточных административных барьеров на пути рыбы к прилавку.
Но пока в «Перечне мероприятий по реализации национального плана действий по предупреждению, сдерживанию и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла», принятом правительством в те же дни, речь идет о совершенно других вещах. Предполагается принять новые законы, направленные на усиление уголовной и административной ответственности за нарушения в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов, ужесточить правила регистрации рыболовецких судов и т.п. Разумеется, все это необходимо для обеспечения порядка в отрасли. Однако к перечню прилагается еще один документ — целевые показатели его выполнения. И там мы видим воистину замечательные вещи. Во-первых, эффекта от всех мер стоит ждать только к 2020 году, во-вторых, именно к этому моменту нам удастся вернуться к уровню незаконного промысла года 2014-го. От масштабов задачи просто кружится голова.
Если резюмировать, суть запланированных мер сводится к тому, что давление на рыбаков, может быть, не всегда и не во всем законопослушных, будет увеличиваться. Выиграет ли от этого государство или проиграет, не ясно. Но поставки российской рыбы на внутренний рынок точно не вырастут, а цены на нее точно не упадут. Недобросовестные перекупщики всегда найдут новые возможности для маневров, а вот производители (читай — рыбаки) окажутся в еще менее выгодном положении, чем сейчас, и могут задуматься о смене сферы деятельности.
Ложка меда в океане
Есть, конечно, и чуть более позитивные вести.
В 2016 году правительство продлило действие программы господдержки для предприятий рыбхоза 2009–2014 годов. Бюджетные субсидии в размере 1,7 млрд рублей будут направлены на погашение процентов по кредитам и лизинговым платежам по договорам, заключенным за последние восемь лет.
В целом это значительные средства, особенно по сравнению с вложениями прошлых лет (61 млн за все годы). При этом власти надеются, что госденьги смогут поспособствовать «созданию экономических стимулов для обновления флота, повышению конкурентоспособности российской судостроительной промышленности и увеличению заказов на строительство рыбопромысловых судов в России».
Это комплексная и опять же весьма долгоиграющая программа. В идеале ее результатом должно стать появление в РФ передового рыболовецкого флота (такой у нас был в советские времена, но, как и многое другое, он был безвозвратно утрачен в последние десятилетия) и «оснащение его такой современной техникой, которая позволяет заморозить рыбопродукцию прямо на судне сразу же после вылова», объяснил президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов. Второй эффект от модернизации флота — социальный. «Поддержка должна обеспечить создание высокотехнологичных производств, а значит, и новые рабочие места», — рассказывает Мартынов.
Осетровое хозяйство в Ленинградской области
Осетровое хозяйство в Ленинградской области. Фото: Сергей Коньков/Интерпресс/ТАСС
Но это все в идеале. Пока речь идет только о погашении процентов по кредитам и лизинговым платежам, что высвободит для производителей определенные средства, но не более того. По уму государство должно жестко проследить за тем, как рыбаки и рыбзаводы, участвующие в программе, этими средствами распорядятся. Но у нас, к несчастью, далеко не всегда все по уму. Достаточно вспомнить историю с докапитализацией банков, которые тоже по уму должны были пустить полученные деньги на кредитование реального сектора. Но где сейчас реальный сектор и где те банки? Либо банкротятся, либо продолжают ждать помощи из казны.
Грезы о кластере
Впрочем, судя по всему, чиновники не особо рассчитывают на успешную модернизацию отрасли путем покрытия корпоративных кредитов. Очевидно, что главные «рыбные» надежды наверху связывают с рыбным кластером, разговоры о котором начинаются в Приморье после каждого большого заседания в центре. Как надеется губернатор региона Владимир Миклушевский, кластер должен стать местом, где рыба будет добываться, храниться и, самое главное, перерабатываться. «Именно отсутствие собственной береговой переработки сегодня является серьезной проблемой в регионе. Из 2,8 млн тонн добываемой рыбы около 2 млн тонн отправляется на экспорт. Хотя мы могли бы перерабатывать весь объем здесь и кормить всю страну», — заявил чиновник.
Согласно поручению Владимира Путина, рыбные кластеры в Дальневосточном федеральном округе должны быть созданы уже к 1 марта. Однако верится в исполнение этого наказа с трудом. На последних совещаниях в Приморье не раз говорилось: край создание кластера не потянет. Надо смотреть правде в глаза: суммы 1,7 млрд рублей — а пока бюджет больше не даст — едва хватит на заявленное в программе «создание экономических стимулов», а на кластер требуется много больше.
Стоимость строительства одного крупного современного рыболовецкого судна может превышать $60 млн (около 4,5 млрд рублей), небольшого — около $10 млн (766 млн рублей).
Что же предложено в качестве решения? Включить создание кластера как в «Стратегию социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года», так и в федеральную целевую программу по развитию рыбохозяйственного комплекса. Вот так все просто. Документы порождают документы. Проблемы обнаруживаются и решаются, но все больше на бумаге.
Реальных же подвижек в деле кластеризации немного. Как о свершившемся факте дальневосточные чиновники рапортуют о двух вещах. Во-первых, разработан проект кластера. Федеральному бюджету это обошлось «всего» в 28 млн рублей, а получили деньги японцы: видимо, русских проектировщиков не нашлось.
Во-вторых, к кластеру заранее проявляют интерес китайские инвесторы. Небескорыстно, понятно.
Чудо возможно?
Единственная, но, пожалуй, самая важная хорошая новость состоит в том, что для достижения приемлемой цены на рыбу не обязательно дожидаться окончательной реализации всех этих в высшей степени полезных начинаний. Достаточно просто снизить аппетиты перекупщиков. Скажем, в Японии, стране с максимальным уровнем потребления рыбной продукции закон ограничивает накрутки торговцев двумя процентами. Нам о 2% только мечтать: в цене рыбы на наших прилавках доля перекупщиков составляет около трети. Есть, правда, целый пилотный проект «Доступная рыба», запущенный недавно на Сахалине при поддержке губернатора и предполагающий реальное ограничение накрутки товаропроводящей сети. Но ограничиться сетям придется не сильно: до 8% на опте и до 15% в рознице. Что называется, почувствуйте разницу.
Справедливости ради надо сказать, что после запуска проекта на Сахалине и вправду подешевела рыба. Например, минтай стал стоить не 160, а 80 рублей за килограмм. Возникает естественный вопрос: почему бы не учредить подобные правила и в других регионах? Пусть рыба будет чуть дороже, чем на Сахалине (транспорт все-таки — отдельная проблема), но по меньшей мере дешевле, чем сейчас. Нужна только административная воля и распоряжение правительства. Это явно проще, чем разрабатывать многоэтапные программы с возможным эффектом в 2020-м. Что мешает?
темы
8 мин