По состоянию на 2 июля 10:30
Заболевших661 165
За последние сутки6 760
Выздоровело 428 978
Умерло9 683
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Непреодолимое лечение – 3

В решении ЕСПЧ по жалобе пациента казанской клиники содержание в российском психиатрическом стационаре приравнивается к пытке
Егор Сковорода
4 марта, 2014 09:25
6 мин
Казанская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением. Фото: Ляля Гимадеева / «Русская планета»
Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал пытками обращение с Андреем Неверовым в казанской психиатрической больнице и постановил взыскать с России €27,5 тысячи в пользу Неверова и его матери Ирины Неверовой (имена изменены). Соответствующее решение опубликовано на сайте суда.
Историю Андрея Неверова «Русская планета» подробно описывала в тексте «Непреодолимое лечение — 2». В конце 2009 года его направили на принудительное лечение в психиатрический стационар, сначала в Республиканскую клиническую психиатрическую больницу им. Бехтерева (РКПБ), затем — почти на два года — в Казанскую психиатрическую больницу специализированного типа с интенсивным наблюдением (КПБСТИН), в которой содержатся особо опасные больные и преступники. Территория КПБСТИН окружена высоким забором, вооруженными часовыми на вышках и колючей проволокой под напряжением.
На принудительное лечение Неверов был направлен с диагнозом «шизотипическое расстройство личности» — такое расстройство в большинстве случаев требует только амбулаторного наблюдения, а не стационарного лечения.
В РКПБ, где у Андрея Неверова не сложились отношения с заведующей отделением Светланой Спиридоновой, он в качестве наказания неделю содержался не в общей палате, а, по словам его матери, в «одиночной каморке, куда помещались только кровать и ведро для фекалий». После этого по решению врача Спиридоновой Неверова перевели в КПБСТИН. Согласно статье 101 УК, в таком учреждении должны содержаться люди, которые «по своему психическому состоянию представляют особую опасность для себя или других лиц и требуют постоянного и интенсивного наблюдения». Поэтому, чтобы оправдать перевод Неверова в КПБСТИН, Светлана Спиридонова заявила, что тот якобы пытался пронести в больницу лезвие — и Андрей, и его мама утверждают, что это грубая ложь.
В новой больнице вся переписка Неверова и его матери цензурировалась медицинским персоналом. Как побочный эффект от лечения галоперидолом у Андрея Неверова, по его словам, часто случалось «сковывание» — непроизвольное напряжение мышц, которое в некоторых случаях может длиться часами.
«В КПБСТИН когда человека сковывает, то его скрутить может так, что у него голова задрана, он не может ни дышать, ни смотреть, ничего...» — рассказывал РП Неверов.
Палаты в КПБСТИН были переполнены, и в помещении площадью 20 квадратных метров вместе с Андреем Неверовым содержались от 11 до 13 человек, большинство из которых страдали серьезными психическими заболеваниями. Туалета в палате не было, поэтому естественные надобности пациенты справляли в ведро, которое выносилось персоналом два раза в день.
«В палате стоит такой вонизм, что аж глаза режет», — писал Андрей в одном из своих писем.
В больнице к Неверову применялись «меры физического стеснения» — так называемая вязка. «Это жесткая кровать, такой матрас с чехлом, тебя раздевают догола, но чаще всего, чтобы особых следов не оставалось, футболку дают. На спину кладут, привязывают руки, ноги к кровати, пропускают за шеей и вот так же под мышки пропускают хомут. Его тоже привязывают. И оставляют в таком положении», — рассказывал РП Андрей, который на вязке провел около суток.
Из КПБСТИН Андрея освободили только осенью 2012 года — после того, как жалоба Ирины Неверовой была принята на рассмотрение Страсбургским судом. В своей жалобе Неверова обращала внимание на бесчеловечные и унижающие достоинство условия содержания в КПБСТИН.
Прокуратура Татарстана не усмотрела в действиях врачей КПБСТИН никаких нарушений. А вот российский уполномоченный при ЕСПЧ Георгий Матюшкин признал нарушения в казанской психбольнице, в частности, переполненность палат, цензуру корреспонденции и применение изоляции и физического стеснения в качестве наказания. После многочисленных жалоб Неверовой, в том числе уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину, Минздравсоцразвития выделило почти 5 млн рублей на расширение больницы, где было указано установить дополнительно 44 койки.
И вот теперь в своем решении от 27 декабря 2014 года Европейский суд по правам человека признал, что в случае с Неверовым российские власти нарушили сразу три статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод: статью 3 «Запрет пыток», статью 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» и статью 8 «Право на уважение частной и семейной жизни».
€15 тысяч должна составить компенсация Андрею Неверову, €7,5 тысяч — его матери за моральный вред; еще €5 тысяч предназначены для возмещения издержек. Как пишет «Открытое информагентство», интересы пострадавших в этом деле представляет адвокат Борис Рыбак.
Ирина Неверова рассказала «Русской планете», что в целом она довольна решением ЕСПЧ, но отметила, что компенсацию выплачивает государственная казна, а непосредственно сотрудники больницы никакой ответственности не понесли.
«Дело пока не доведено до конца. Именно сейчас нужно двигать его дальше, чтобы создать прецедент внутри этой системы, этой корпорации, чтобы закрыть им дорогу к подобным методам, которые они используют», — говорит она.
Сейчас в ЕСПЧ на рассмотрении находится жалоба еще одной пациентки психиатрической больницы в Казани, Гульнары Ибрагимовой, о случае которой также писала «Русская планета».
темы
6 мин