Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Коллекторы вне закона

Почему законодатели никак не могут найти управу на коллекторов

Леонид Михеев
1 февраля, 2016 12:00
8 мин

Фото: warnet.ws

Взыскание долгов в России постепенно превращается в настоящую войну против граждан. В Ростовской области коллектор угрожал взорвать детский сад; его ульяновский коллега поджег «коктейлем Молотова» кроватку с двухлетним ребенком... Подобные истории случаются все чаще, однако, несмотря на откровенно уголовный характер, который приобретает деятельность коллекторских агентств, с точки зрения закона она вполне легальна и, что самое парадоксальное, практически не регулируется.
Узаконенная преступность
Число заявлений, поступающих в правоохранительные органы в связи с противоправными действиями коллекторов, неуклонно растет. C 2013 года их количество превысило 21 тысячу. Ситуация стала настолько вопиющей, что вопрос о регулировании деятельности коллекторов в прошлом году был вынесен на Коллегию Генеральной прокуратуры, где и были озвучены упомянутые цифры. Тогда же глава ГП Юрий Чайка заявил, что уголовные дела по этим заявлениям возбуждаются в единичных случаях, «что явно не отражает реальную картину противоправных действий».
СПРАВКА: За последние три года органами прокуратуры были проведены две масштабные проверки законности деятельности коллекторских агентств. Их результаты показали, что в большинстве случаев работа коллекторов напрямую сопряжена с преступной деятельностью.
Для нормального правового регулирования деятельности «вышибал» не хватает одного — соответствующего закона. Проекты не раз разрабатывались депутатами из профильных комитетов, но так и не дошли до стадии утверждения. Последняя версия законопроекта о коллекторах была подготовлена в Совете Федерации и направлена в нижнюю палату парламента, однако пока ее судьба неизвестна.
Спикер Совфеда Валентина Матвиенко оценивает перспективы принятия документа довольно оптимистично и не исключает, что деятельность профессиональных «вышибал» могут и вовсе запретить.
Впрочем, здесь среди членов СФ «согласья нет». Член комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Олег Казаковцев считает, что деятельность коллекторских агентств в стране все же необходима, но ее надо упорядочить, приведя в соответствие как с нормами закона, так и со здравым смыслом.
Оплата кредита. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС
От микрофинансов к мегапроблемам
По словам Казаковцева, в каждом регионе еженедельно возникают ситуации, когда люди, называющие себя коллекторами, угрожают должникам и оказывают на них другие виды психологического давления, что зачастую имеет признаки уголовно наказуемого деяния. И все потому, что они чувствуют свою полную безнаказанность. Практика досудебного урегулирования долговых споров есть во всем мире, однако только в России она не регулируется законодательно. Получается парадокс: по закону о потребительском кредитовании банки имеют право передавать просроченную задолженность на взыскание третьим лицам, а вот что и как эти «лица» могут или не могут дальше делать, нигде не сказано. При этом остается открытым вопрос о защите персональных данных заемщика, который явно не согласуется с правом банка продавать долги, разумеется, вместе со всей информацией о своих заемщиках.
«Мы в законе исходили из того, чтобы дать основные понятия и направления, по которым будут работать коллекторские агентства», — отмечает Казаковцев.
СПРАВКА: По данным ЦБ, задолженность населения перед банками составляет 10 трлн 633 млрд рублей, из них просроченная задолженность — 864 млрд рублей. Ориентировочно банки ежегодно передают на взыскание около 200 млрд рублей.
Не меньшее беспокойство законодателей вызывает и еще один быстрорастущий сегмент долгового рынка, который особенно «расцвел» в период кризиса. Это сегмент микрокредитования: сегодня в нем работает примерно 3,5 тысячи организаций (МФО), и немалую часть из них составляют фирмы-однодневки, действующие полукриминальными и криминальными методами. Да, с одной стороны, задолженность населения перед МФО сравнительно невелика — «всего» 63 млрд рублей, и из них только порядка 10% передается на взыскание коллекторам. Но, с другой, по сравнению с теми же банками МФО еще менее разборчивы в выборе взыскателей и нередко продают долги даже не агентствам, а физическим лицам, которые называют себя коллекторами, а действуют откровенно в традициях 1990-х.
Очистить или устранить?
Ситуация обостряется еще и тем, что активным взысканием начали заниматься не только банки. В кризис на должников стали наседать и государственные ведомства, преследующие цель донаполнить и без того дефицитный бюджет. Не отстают от них энергоресурсные компании.
Например, задолженность за жилищно-коммунальные услуги в стране на сегодняшний день превышает 1 трлн рублей. Из них, по данным Минстроя, более 500 млрд рублей задолжали именно физические лица. Примерно каждый 10-й плательщик в РФ имеет постоянную задолженность за ЖКУ, около 2,5% не платят никогда. Аналогичная ситуация с налогами. «Могу сказать по своему региону. У нас по транспортному налогу порядка 10% ежегодно не собирается», — говорит Казаковцев и добавляет, что в целом по стране ситуация не лучше. Один из рецептов борьбы с ситуацией как раз и заключается в цивилизованном досудебном урегулировании небольших задолженностей, взыскивать которые силами судебных приставов для государства подчас оказывается дороже, чем просто закрыть на них глаза.
Проектом закона о взыскании задолженности предусмотрен ряд мер, которые, как ожидается, позволят снизить накал страстей и «вычистить» с рынка псевдоколлекторов и просто уголовников. Как считают авторы, минимальный набор требований, необходимый для защиты интересов граждан, выглядит так:
  • Коллекторской деятельностью должно заниматься только юридическое лицо.
  • Уставный капитал такого юрлица должен составлять не менее 30 млн рублей, что поставит заслон от недобросовестных компаний, не обладающих необходимыми аппаратно-программными средствами и не имеющих квалифицированных сотрудников в штате. К тому же всегда должны быть деньги, которые можно было бы взыскать с коллектора в случае нарушения прав должника.
  • Персональные данные, передаваемые коллекторам, должны быть защищены.
  • В рамках осуществления коллекторской деятельности постоянно возникают какие-то риски. Поэтому она должна быть застрахована.
  • Должны быть созданы СРО. «Не всегда с руки надзирать за кем-то, если люди могут регулировать себя самостоятельно. Большинство достаточно крупных коллекторских организаций давно создали СРО. Они работают по стандартам и в правовом поле», — поясняет Казаковцев.
  • Будет принят кодекс о профессиональной деятельности коллекторов. Надзорным органом выступит Центробанк, который, как предполагается, обладает для этого достаточными компетенциями.
***
Все бы хорошо, но принятие закона о взыскании задолженности позволит бороться со следствием, а не с причинами. А главные причины — это снижение реальных зарплат, увеличение количества бедных и попустительство надзорных органов, в первую очередь так называемого мегарегулятора в лице Центробанка. И если с первым придется бороться на протяжении долгих лет, постепенно и комплексно развивая всю национальную экономику, то второе может быть решено довольно просто и быстро — всего-то несколькими волевыми кадровыми и административными решениями в отношении ЦБ.
А пока мегарегулятор занимается лишь «таргетированием» инфляции, попутно делая жизнь населения все более дорогой и толкая людей в долговую яму, никакие законы о коллекторах не смогут гарантировать того, что завтра в каком-нибудь российском городке и впрямь не взорвут детский сад…
темы
8 мин