Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

В Беларуси за «быдломову» призвали стерилизовать человека

Русскоязычную минчанку ждут административная ответственность и штраф
Герман Лукашенко
14 мин
Ольга Малкина — молодой IT-специалист из Белоруссии. Вчера в её защиту была создана петиция на платформе Change.org. Что случилось? На излёте 2019 года в краткой полемике насчёт актуальности белорусского языка в стране, где она живёт, Ольга неосторожно похвасталась знанием четырёх иностранных, а также языка программирования. Молодая женщина посетовала на то, что немецкий ей никогда не давался. Назвала государственный язык ФРГ некрасивым, неприятным и отталкивающим. На провокационный вопрос кого-то из фейсбучной массовки о её отношении к белорусскому языку, Ольга написала:

«Я знаю 4 [языка], кроме языков программирования. Естественно, мерзкую белмову и не рассматривала для изучения. Намеренно. Свою быдломову сами учите»

В своей гражданской позиции Ольга Малкина не одинока. В прошлом году белорусский портал Tut.by сообщал, что на «мове» общаются всего 3% населения, и всё большее число белорусов считают своим родным языком русский.  
Лингвистические воззрения Малкиной простили ей только немцы. Ольге даже не закрыли въезд в Германию. Есть подозрение, что в Бундестаге о резких высказываниях Ольги даже не узнали. А вот у горстки белорусских националистов, если выражаться языком социальных сетей, основательно «бомбануло». Случился, так сказать, «вселенских масштабов батхерт».

Сразу несколько национально ориентированных белорусских граждан написали на девушку заявления в местную милицию с требованием привлечь гражданку к ответственности. А лучше – сразу расстрелять (в Белоруссии активно применяется смертная казнь и два подростка с подачи президента страны Александра Лукашенко получили смертные приговоры на Рождество).  

Заместитель председателя Мингорисполкома Артем Цуран сообщил «Еврорадио», что в отношении Ольги Малкиной начат административный процесс «за оскорбление белорусского языка». Штраф от 4 до 10 базовых величин (от 108 до 270 рублей). В пересчёте на российскую валюту верхняя планка штрафа составляет примерно 9000 рублей.
Немного истории
Белоруссия — не Литва. И никогда ею не станет. Оказавшись в Минске, вы не услышите национального языка ни на улицах, ни в магазинах. Вывески на белорусском? Это надо ещё поискать. Особо настырным, охочим до местечкового «колорита», можно спуститься в метро, где в вагоне приятно звучит голос легендарного белорусского ведущего Валентина Аксентюка:

«Асцярожна, дзверы зачыняюцца, наступная станцыя «Маладзёжная»

Белорусский язык в БССР был практически повсеместен в период существования Советского Союза. В «зловещие 30-е», в здешней академии наук, в поте лица, выискивая в местных диалектах слова, максимально непохожие на русские, создавали легендарный белорусский словарь-трёхтомник под общей редакции одного из трёх известных белорусских писателей — Кондрата Крапивы. «Гаворыць Мiнск!» — начинал свои радиопередачи недавно ушедший из жизни Илья Курган (Эйдельман) ещё в 1949-м.  
А с момента появления телевидения в 1956 году 90% телевизионного контента шло на белорусском. «Спадарства!» — трогательно называл белорусскую аудиторию ещё в советские 1980-е всё тот же Валентин Аксентюк. В переводе на русский это означало «Господа!». Даже вывески магазинов радовали весёлым «Мэбля» («Мебель»). В 1969 году переселенец из российского Свердловска (ныне – Екатеринбург) русский по национальности Владимир Мулявин выучил белорусский и создал белорусам ансамбль «Песняры».
С приходом к власти националистов была предпринята ничего не давшая попытка перевести на белорусский язык всё, что можно. Перевели даже кагэбэшные удостоверения, в одночасье ставшие «Пасведчаннямi». Чекисты матерились, но меняли советские мандаты на национальные.
В 1994 году пришёл к власти Александр Лукашенко, «великий историк современности», утверждавший, что ещё в школе учил стихи белорусского писателя Василя Быкова (автора уникальной прозы о войне «Знак беды», «Карьер») и встречал на улицах Санкт-Петербурга, основанного в 1703 году, белорусского первопечатника Франциска Скорину, жившего в XVI веке.

«Белорусский язык бедный. На нём нельзя выразить ничего великого!»

Конец цитаты. Так казал, как отрезал, сам относящийся с прохладцей ко всему национальному, включая язык, белорусский президент, задав новые «тренды». И кагэбэшные удостоверения в срочном порядке перевели обратно на русский. «Навiны» на белорусском телевидении стали «Новостями». Знаменитого диктора Валентина Аксентюка, пытавшегося облагородить коммуникацию с населением, отправили на пенсию, а говорящие головы на БТ и появившемся ОНТ, забившем сетку передачами российского Первого канала, отныне говорили только на русском правильные вещи в угоду белорусскому вождю.

Никто и не подумал привлекать главу белорусского государства, не раз ставившего под сомнение ценность «мовы», к ответственности. Кто ж его посадит? Он же президент — живой памятник номинальной белорусской государственности.

Но в ракурсе обострения белорусско-российских завертелись процессы литвинизации, которые очень выгодны Лукашенко. Тут и там «прогрессивная часть» белорусского общества обряжается в «вышиванки», с блаженной миной вспоминает битву под Оршей 1514 года, которую русское войско проиграло польско-литовскому.

Будто Россия виновата в том, что белорусская экономика на поверку оказалась полностью зависимым от российской дешёвой нефти колоссом на глиняных ногах.

В Белоруссии искренне удивлены, что Россия больше не намерена за «просто так» окормлять вотчину Лукашенко, хорошо зарабатывавшего на покупке российской нефти по внутрироссийским ценам, а перепродававшего Европе по мировым.
Рассчитаться за «банкет» территориями? Не хотят. Хотя жители Витебской области, где сильны пророссийские настроения, не отказались бы оказаться в РФ в случае плебисцита.
«Змагары» устраивают антиинтеграционные митинги (хотя все дотации и кредиты выдавались именно под подписанный в 1999 году Договор о создании так и оставшегося на бумаге Союзного государства). Рвут портреты Путина. Жгут российские флаги. Поливают Россию грязью.
Добрались даже до Пушкина, выкрасив руки памятника, установленного в паре километров от российского посольства, в красный цвет, дескать, у «перекормившей нас России руки по локоть в крови». А что посольство? «Настороженно наблюдает». Как обычно.

Общий всебелорусский тренд теперь таков: мы не имеем отношения к «восточным варварам», выдавшим нам $106 млрд дармовых кредитов только в период с 2005 по 2015 года (оценка МВФ). Отечественная война 1812 года — не наша! (Цитата Александра Лукашенко).

А Великая Отечественная? Пока «ваша»? Но ведь и здесь можно, при желании, повернуть, как в Прибалтике: дескать, приходили 22 июня 1941 года «освободители», «содействовали», так сказать, возрождению этноса. Даже разрешали ставить пьесы в театре на белорусском языке (гауляйтеру Кубэ нравилось, он охотно смотрел), позволяли тут и там использовать бело-красно-белые национальные флаги (с ними ходили полицаи). А эти «краснопёрые», как всегда, всё испортили.

В общем, Ольга Малкина со своим опрометчиво-резким постом о нелюбви к белорусскому языку оказалась в «нужное время» и в «нужном месте». На девушку обратили самое пристальное внимание «литвинизаторы всея Беларуси». 

Заявления с просьбой привлечь её к ответственности за частное мнение о белорусском языке, опубликованное на её же странице, написано солигорским шахтёром Глебом Сандрасом… 
И активистом Игорем Случаком, похоже собравшимся воевать с Россией и вырядившимся для этого в самодельную военную форму «потешного войска».
Последний «национальный кадр» — персона очень забавная. Страница Игоря Случака на Facebook пестрит фотографиями, в которых он ведёт свой личный счёт привлечённых к административной ответственности «за неуважение к  белорусскому языку».
Любимый «номер» Игоря Владимировича — направить заявление в жилконтору на белорусском языке и, получив ответ на русском, добиться административной ответственности для подписавших его лиц. Или подойти к сотруднице Макдональдса, потребовав, чтобы заказ был принят на белорусском языке. А потом «нагнуть» раздатчицу еды за неуважение к «мове», если она её не знает.
Но главный «подвиг» Игоря Случака — вне всяких сомнений! — травля 16-летнего русскоязычного подростка из Белоруссии Ильи Клишевича, который неосторожно напомнил, что в стране два государственных языка (белорусский и русский). Илья высказал своё личное отношение к белорусскому, назвав его мёртвым. Но как же 3%?!
Игорь Владимирович настойчиво добивался привлечения к административной ответственности больного раком 16-летнего мальчика.

Пытаясь пробудить в подростке любовь к чужому для него языку, Случак заставил его мать валяться у него в ногах. Переписку с ней, сопровождённую язвительным хештегом #яжемать, он выкладывал у себя на персональной странице.

Отчаянное стремление женщины не допустить административной ответственности для только вступающего во взрослую жизнь и тяжело больного сына может быть не очень понятно российской аудитории, которая привыкла, что за пост в сети можно вполне схлопотать «трёшечку».
Но административная ответственность в Белоруссии — это вполне конкурентное наказание по сравнению с российским уголовным. В Белоруссии спустя год после привлечения к административной ответственности человек только формально считается не привлекавшимся. На деле информация о привлечении к административной ответственности в большинстве случаев влечёт за собой увольнение с работы и «волчий билет».

На протяжении 10 лет сведения о том, что ты привлекался, не удаляются из единой государственной системы регистрации и учета правонарушений, мешая в реализации всех возможных гражданских прав и свобод.      

Портить жизнь 16-летнему, страдающему от онкологии русскоязычному парню, неосторожно назвавшему практически никем не востребованный в Белоруссии язык мёртвым (а на деле — лишь процитировавшего своего кумира, известного белорусского спортсмена, вице-чемпиона мира по велогонкам Василия Кириенко, не понесшего за высказывание никакой ответственности) — подло и мерзко.   
И вот теперь Ольга Малкина. Молодая девушка с вероятностью 99,9% будет привлечена к административной ответственности за «неуважение» к тому самому языку, который называет «бедным» крайне редко разговаривающий на белорусском Александр Лукашенко, искренне полагающий, что «на белорусском нельзя выразить ничего великого».
Средства массовой информации Республики Беларусь, корреспонденты которых устраивают рейды по киоскам «Белосоюзпечати», вынуждая продавцов унизительно оправдываться за наличие на прилавках продукции с российской государственной символикой, упоительно тиражируют  фото Ольги Малкиной в злопыхательских статьях. 

А комментаторы к этим статьям, считающие себя адептами европейских ценностей и взглядов, требуют… принудительной стерилизации девушки, чтобы «не плодила себе подобных».

С колокольни одобряющего публикацию комментария модератора это нормально, это не считается оскорблением человеческого достоинства будущей матери, женщины, человека. Зашкаливающее количество «лайков» позволяет сделать вывод о том, с каким «партнёром» мы имели дело все эти годы и каково реальное отношение к русским и русскоязычным в Белоруссии.
Такая история.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
14 мин