Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Политика

62 дня и 28 миллионов

В суде по «Болотному делу» обсудили стоимость испорченного демонстрантами асфальта, а врачи скорой помощи вместо голодающего Сергея Кривова осмотрели его адвоката

Елена Коваленко
19 ноября, 2013 22:43
6 мин

Сергей Кривов, 12 ноября 2013 года. Фото: Евгений Фельдман

В Москве уже шестой месяц длится суд над 12 участниками демонстрации 6 мая 2012 года, выделенный из основного «Болотного дела». Во вторник в Никулинском суде был допрошен представитель московских властей, который утверждает, что ремонт асфальта, испорченного демонстрантами на Болотной площади, обошелся в более чем 28 миллионов рублей. Также во вторник подсудимым был продлен срок ареста на три месяца, а к Сергею Кривову, который держит голодовку уже почти два месяца, суд вновь не допустил врачей скорой помощи.
«Болотное дело» ведет председатель Замоскворецкого райсуда Наталья Никишина. Процесс должен был проходить именно в Замоскворечье (там осудили Михаила Косенко), однако там для двенадцати подсудимых и их адвокатов не нашлось достаточно большого зала, поэтому заседания перенесли сначала в здание Мосгорсуда, а затем в сильно удаленный от центра Никулинский районный суд.
— Нет, — отвечает крупный пристав, пожевывая, на вопрос врачей скорой помощи о том, могут ли они пройти в зал к голодающему Сергею Кривову.
Врачи отходят в сторону и говорят, что здесь они ничего не могут сделать без разрешения судьи. Никишина же не позволяет им даже осмотреть его, не говоря уже о госпитализации. Скорую помощь Кривову уже не в первый раз вызвал его адвокат Вячеслав Макаров.
Активист партии РПР-ПАРНАС Сергей Кривов, по его собственным словам, начал голодовку в 15:00 19 сентября. В суде активист объявил о голодовке только на заседании 24 сентября, потому что до того судья Никишина «не давала ему сказать». Сотрудники же СИЗО «Матросская тишина», где содержится Кривов, отсчитывают начало голодовки с того момента, когда он подал соответствующее заявление и его перевели в отдельную камеру.
Зимой 2013 года Сергей Кривов уже держал голодовку, требуя изменить ему меру пресечения. Голодовка длилась больше сорока дней, однако Кривов прекратил ее, так и не добившись выполнения своих требований.
Обвиняемые по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая, 19 ноябяря 2013 года. Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ
Обвиняемые по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая, 19 ноября 2013 года. Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ
По утверждению адвоката Макарова, сейчас Кривов употребляет в пищу только простую воду. Но по информации нескольких источников «Русской планеты», голодающий заключенный все-таки пьет чай с сахаром. Несмотря на возможно получаемую организмом глюкозу, выглядит Кривов неважно и сильно похудел. Во вторник он понуро сидел в углу клетки, почти не поднимая головы.
На заседании в понедельник Кривов лежал на скамейке, а во вторник рассказал журналистам, что тогда чувствовал слабость и головокружение, но сейчас ему лучше.
Кривов требует своевременного предоставления ему протоколов судебных заседаний.
Как объяснил «Русской планете» адвокат Дмитрий Динзе, Уголовно-процессуальный кодекс предполагает два варианта получения протоколов судебного заседания — целиком по окончании всего процесса или же после каждого отдельного заседания. Для получения протоколов достаточно написать заявление. Никаких препятствий для того, чтобы получить эти протоколы, нет, и у адвокатов большинства подсудимых по «Болотному делу» они есть.
«Проблема в том, что все остальные адвокаты владеют протоколами. Главное — Макаров может сам получать протоколы, но он велел это делать Мохнаткину (общественному защитнику Сергея Кривова. — РП). Макаров даже может просто подойти к любому адвокату — и все, цель голодовки исчезает мгновенно», — говорит Мария Баронова, одна из 12 подсудимых.
Сам Вячеслав Макаров требования голодающего Кривова объясняет довольно туманно: «Он протестует против незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного ареста и продления срока содержания под стражей. Но поскольку эти требования не может разрешить суд, у него есть требование соблюдения его прав в уголовном процессе: своевременного получения документов, равенства сторон в процессе, возможности заявлять ходатайства и чтобы эти ходатайства рассматривались судом».
По словам Макарова, протоколы заседаний Сергей Кривов получает лишь спустя полтора-два месяца после их проведения, при этом дата изготовления на документах проставлена задним числом.
«Он получает их через СИЗО, приходят они несвоевременно», — рассказал адвокат, так и не объяснив, почему сам не получает протоколы вовремя, чтобы передавать их своему подзащитному.
Вячеслав Макаров говорит, что он «ведет переговоры» с Сергеем Кривовым по вопросу о том, чтобы тот «в срочном порядке» прекращал голодовку.
«Потому что сроки его голодания, мягко говоря, зашкаливают за все разумное», — полагает Макаров, который считает, что в ближайшее время Кривов все-таки «надумает выходить из голодовки».
«Когда человек голодает 62 дня, он, очевидно, живет уже в каком-то другом измерении, и если для нас всех принято кушать, то для него это уже не так актуально. К сожалению, и это самое страшное», — вздыхает защитник.
По мнению части независимых наблюдателей, которые пристально следят за «Болотным делом», Макаров сознательно затягивает судебный процесс: он прославился своими длительными допросами даже незначительных свидетелей, а также многочасовым чтением многостраничного «Плана обеспечения общественного порядка и безопасности в городе Москве 6 мая 2012 года». На заседании 26 июня Вячеслав Макаров сам вызвал себе скорую, после чего его увезли в больницу с подозрением на гипертонический криз. Тогда рассмотрение дела отложили на неделю.
Когда спустя два часа после назначенного времени заседание суда все-таки началось, выяснилось, что в зале снова нет адвоката Макарова. Судья Никишина объявила перерыв.
Сам Макаров в это время лежал в машине скорой помощи и требовал, чтобы его госпитализировали, поскольку у него повышенное давление, — взбежав по лестнице, рассказала Мария Баронова. По ее словам, врачи, приехавшие по вызову к голодающему, весьма удивились, когда к ним подошел тучный адвокат.
«Макаров не хочет получать протоколы, а Мохнаткин не может протоколы получить, потому что мерзко воняет и тупой!» — нелепость ситуации, которая раз за разом складывается на «Болотном процессе», давно выводит Баронову из себя.
«Я вам честно говорю, что вот это происходит изо дня в день все пять месяцев, почему, вы думаете, я истерю все время в твиттере?!» — задает обвиняемая риторический вопрос.
Полчаса спустя адвокат Макаров как ни в чем не бывало появился в зале, после чего началось заседание.
Во вторник в качестве свидетеля был допрошен представитель ГКУ «Дирекция жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства» ЦАО Москвы (дирекция ЖКХиБ ЦАО) Андрей Ищенко. Организация, которая ответственна в том числе за ремонт асфальта, была признана по «Болотному делу» потерпевшей: якобы в результате действий демонстрантов ей был причинен ущерб в размере 28 228 227 рублей 25 копеек.
Фотография Болотной набережной, сделанная во время осмотра места происшествия 6 мая 2012 года. Фото из материалов уголовного дела
Фотография Болотной набережной, сделанная во время осмотра места происшествия 6 мая 2012 года. Фото из материалов уголовного дела
Представитель ЖКХиБ ЦАО оказался молодым человеком, который не смог внятно ответить почти ни на один вопрос. По его словам, после событий на Болотной площади был составлен «дефектный акт», который показал, что асфальт необходимо менять. Была составлена смета на замену асфальта, стоимость которой оценили более чем в 28 миллионов рублей.
Объяснить, какие именно работы и на каких участках были выполнены, Ищенко не смог. Смотреть и комментировать сделанные следователями фотографии осмотра места происшествия, на которых не видно никаких значительных повреждений асфальта, он также отказался,
после чего суд отпустил молодого человека.
Гражданский иск о возмещении ущерба ЖКХиБ ЦАО пока подавать не намерена, сказал напоследок Ищенко. Конвойная овчарка, свернувшаяся у клетки с подсудимыми, недовольно фыркнула.
Во время предварительно следствия была допрошена Эльвира Жбанова, которая в мае 2012 года была заведующей юридическим сектором дирекции ЖКХиБ ЦАО. По словам Жбановой, поздним вечером 6 мая полицейские допустили технику к уборке улиц, где проходили шествие и митинг.
«После уборки территории наша организация выявила повреждения асфальтового покрытия, тротуаров на Болотной площади, Болотной улице, Болотной набережной, в Фалеевском переулке города Москвы. Нами было обнаружено, что тротуары превратились в асфальтные листы с разрушенными краями», — утверждала тогда Жбанова.
Согласно ее показаниям, на ремонт поврежденного асфальта из бюджета города были выделены средства в размере 28 228 227 рублей 25 копеек.
«Таким образом, в результате действий участников массовых беспорядков городу Москве был причинен вред в указанной сумме», — заключила Жбанова.
В материалах уголовного дела есть только две сметы, которые, по-видимому, должны доказывать ущерб в размере 28 миллионов, причиненный демонстрантами московскому бюджету. Первый документ озаглавлен: «Локальная смета. Текущий ремонт объектов дорожного хозяйства ЦАО г. Москвы. Болотная набережная». В нем указывается стоимость различных работ по ремонту проезжей части и тротуаров — срез старого асфальта, уборка мусора, укладка нового асфальта. Общая сметная стоимость этих работ указана как 7 529,43 тысячи рублей.
Второй документ озаглавлен как «Смета. Текущий ремонт асфальтобетонных покрытий по объектам согласно реестру», адрес проведения работ по замене асфальта в документе не указан. Сметная стоимость — 50 320,77 тысяч рублей. Как из этих смет вытекает ущерб в 28 миллионов, понять сложно.
После обсуждения вопроса об асфальте сторона обвинения попросила продлить срок содержания под стражей всем подсудимым еще на три месяца. В итоге судья Никишина постановила продлить арест девяти обвиняемых до 24 февраля 2014 года, на тот же срок она продлила и домашний арест Александре Духаниной и Николаю Кавказскому. Двенадцатая обвиняемая — Мария Баронова — находится под подпиской о невыезде: ее судят по самой легкой статье, по части 3 статьи 212 УК («Призывы к массовым беспорядкам»).
темы
6 мин