Игра в монополию
Бутылки с водкой на конвейере в цехе разлива. Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Бутылки с водкой на конвейере в цехе разлива. Фото: Марина Лысцева/ТАСС

России нужна государственная монополия на алкоголь, но соответствующие ведомства к ней не готовы

Заместитель председателя комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов, либеральный демократ Максим Щепинов сообщил РИА Новости, что фракция ЛДПР готовит законопроект о введении государственной монополии на производство и продажу алкоголя, сахара и, возможно, медикаментов. Плод этой интеллектуальной деятельности должен быть представлен Госдуме уже в марте 2016 года. «Видим огромный оборот по этим отраслям и достаточно серьезную криминализацию», — говорит соратник Жириновского. Трудно с ним не согласиться.

При чем тут сахар?

Другой заместитель председателя комитета по социальной политике — на сей раз Совета федерации — Игорь Чернышев («Единая Россия») проталкивает идею монополии в верхней палате парламента: по его мнению, эта мера позволит сократить число отравлений суррогатным алкоголем. Действительно, если магазины не смогут закупать пиво, вино, коньяк у кого попало, риск проникновения на полки подделок резко снизится. Но для этого надо не только ввести монополию, но и создать государственную сеть дистрибуции, в противном случае между государственным спиртзаводом и частным магазином немедленно образуется цепочка посредников, на каждом этапе которой возможно добавление контрафакта в партию изначально качественной продукции.

Еще проще с аргументацией относительно государственной монополии на производство медикаментов: действительно, только государство может гарантировать качество лекарств и приемлемые цены на них. А вот в случае сахара единственным интересом государства остается корыстный: это высокодоходный бизнес с огромным оборотом. Впрочем, корысть в интересах бюджета — святая обязанность любого Министерства финансов.

Может показаться, что сахар внесен в качестве отвлекающего момента: «Давайте введем монополию на водку и сахар!» — «На сахар-то зачем?» — «Отлично, значит по первому пункту договорились!». Но все не так просто: еще в далеком 1999 году в Госдуме был зарегистрирован законопроект «О государственной монополии на производство и оборот сахара», внесенный лично Владимиром Жириновским из все той же ЛДПР. Пролежав в инстанциях около четырех лет, сладкий документ был снят с рассмотрения. А впервые сахарную монополию в России ввело Временное правительство в 1917 году: документ должен был вступить в силу 1 (14 ноября), однако за неделю до «часа Х» большевики решили проблему радикально, захватив власть и более 70 лет поддерживая государственную монополию на всё.

Но вернемся к алкоголю. Выше мы изложили благие пожелания. Теперь посмотрим, как они реализуются на практике.

Фото: Виктор Бартенев/Интерпресс/ТАСС

Пьяные и сладкие олигархи

Идею монополии, как вы понимаете, не в ЛДПР придумали. Всего полтора месяца назад вице-премьер Александр Хлопонин сообщил, что правительство — и в первую очередь Минфин — разрабатывает предложения по монополизации рынка спирта. Сразу после этого чудесным образом была закрыта тянувшаяся с лета 2014 года сделка по покупке государством восьми спиртзаводов у олигарха Валерия Яковлева. Государственные средства (точная сумма неизвестна, 8–11 млрд руб.) будут перечислены на счет кипрского предприятия с формально неизвестными бенефициарами.

Следующий абзац, раскрывающий эти схемы, можно не читать, скажем вкратце: честным людям незачем их выстраивать.

Покупателем заводов Валерия Яковлева выступило ООО «Объединенные спиртовые заводы», стопроцентная дочка государственного «Росспиртпрома» (это ФГУП, то есть бюджетные деньги тратит напрямую, а не косвенно, как, скажем, ОАО «РЖД»). Данное ООО было создано в феврале 2012 года совместно «Росспиртпромом» и зарегистрированной в Финляндии Saimaa Beverages, которую связывают… правильно, с Валерием Яковлевым. ФГУП вложил в проект принадлежавшие ему пакеты акций и получил 51% активов, а «финны» — акции тульских спиртзаводов «Абсолют» и «Эталон». Через полтора года Saimaa Beverages вышла из числа учредителей ООО, передав свои заводы кипрской Ilmaren Trading Limited, а еще через полгода брошенные «Объединенные спиртовые заводы» начали покупку у этих киприотов восьми находящихся в России предприятий, выпускающих почти половину российского спирта.

Итак, некто Яковлев стал главным бенефициаром грядущей монополии на производство спирта. А кому повезет, если будет введена монополия еще и на сахар? Разрешите представить — один из крупнейших землевладельцев России Игорь Худокормов, большой любитель хоккея, а по совместительству председатель совета директоров и основной акционер группы «Продимекс». Он контролирует более 20% производства сахара в России, и можно не сомневаться, что сумел бы договориться об очень выгодной продаже своих активов новоявленному монополисту — Российской Федерации. Можно предположить, что именно представители сахарных олигархов лоббируют соответствующую часть будущего законопроекта. Реального будущего у этого проекта нет.

Две стороны одной монополии

Поэтому снова вернемся к нашему любимому алкоголю.

В данный момент государство не готово вводить реальную монополию: рынок чистого спирта оно и так контролирует после сделки с Ilmaren Trading Limited, а на выкуп предприятий, производящих итоговый продукт (крепкие напитки, вино, а то и пиво), требуются огромные деньги. Возможно, Госдума и проголосует за решительные меры, но в итоговом тексте закона все равно будет предусмотрен переходный период длиной в несколько лет. До тех пор рынок будет регулироваться ценовым контролем, который принимает у нас порой очень странные формы. А у нас остается время разобраться, что же на самом деле нужно России.

  • Государственная монополия на спирт нужна, если проводится она в целях защиты населения от некачественной продукции, ради снижения уровня алкоголизма. Нам нужна монополия, которая позволит снизить производство и потребление спирта — не волюнтаристскими лигачевско-горбачевскими методами, а постепенно, через социальное воздействие, пропаганду здравого смысла, внедрение культуры пития. Ведь количество произведенного алкоголя и смертность в России тесно связаны: снижается первое — снижается и второе. И повышается, к сожалению, тоже.
  • Государственная монополия на спирт не нужна, если она проводится исключительно для обогащения отдельных лиц, прячущихся за офшорными компаниями. Не нужна, если помогает разнообразным Яковлевым выводить деньги из страны во время кризиса. Не нужна, если власти планируют залить страну дешевым спиртом ради формирования «пьяного бюджета» и отвлечения людей от реальных проблем общества.

Каковы реальные мотивы авторов монопольных законопроектов — покажет история.

Последняя китайская приватизация Далее в рубрике Последняя китайская приватизацияПочему в России постоянно продлевается бесплатная приватизация жилья

Комментарии

Если бюджет будет лучше наполняться при наличае гос. монополии на спирт, безусловно этим нужно и можно заниматься
03 марта 2016, 10:57
По спирту и лекарствам - согласен, надо монополизировать, но не "с бухты-барахты", а продуманно и организованно, как это и полагается!
А вот по поводу сахара - я категорически против.
02 марта 2016, 15:49
Да, в такой сфере нужна монополия и четкий, неусыпный контроль за процессом, контроль за качеством продукции, начиная от производства сырья и заканчивая конечным товаром в магазине.
02 марта 2016, 16:39
без этого, безусловно никак
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»