Вторая осада и штурм Нарвы
Н. Зауервейд. «Пётр I усмиряет своих солдат после взятия Нарвы», 1859

Н. Зауервейд. «Пётр I усмиряет своих солдат после взятия Нарвы», 1859

20 августа 1704 года русские войска овладели шведской крепостью Нарва, русский город Ругодив вернулся в Россию

Сразу после получения известий о заключении в Константинополе мирного договора с Османской империей, Россия, вступившая к тому времени в антишведскую коалицию – Северный союз, объявила войну Швеции, и выдвинула войска к древнерусскому городу Ругодиву, более известному как Нарва. Этот город, один из пунктов «Пути из варяг в греки» и прежде был объектом споров разных государств: Дании, Ливонского ордена, Русского государства, Швеции.

Естественно, что Пётр I в первую очередь решил вернуть эту стратегически важную крепость, но попытка, предпринятая в 1700 году, оказалась неудачной. Подоспевшие на помощь нарвскому гарнизону войска Карл XII нанесли поражение русской армии. Шведы, разбившие армию, состоявшую преимущественно из новобранцев, поспешили объявить о своей победе над «московскими варварами» всей Европе и расписать её в самых живописных красках.

Репутация русской армии оказалась подорвана, но российский самодержец извлёк из этого поражения очень важные уроки. В короткие сроки была проведена масштабная реорганизация армии и всего военного дела, и уже спустя год с небольшим, в битве при Эрестфере, реноме было восстановлено.

В этом же году же году было продолжено наступление в Ингерманландии, спустя год русские овладели всем течением Невы, заложили Петропавловскую крепость, а в 1704 году боевые действия перенесли в Эстонию. К этому времени русская армия была настолько сильна, что могла вести осаду сразу двух мощных крепостей – Дерпта и Нарвы. Памятуя о событиях 1700 года, Пётр осаду Нарвы взял на себя, ещё прежде государь велел пристально смотреть за ней и все эти годы русские агенты информировали российское военное руководство обо всём происходящем в крепости.

Прибывший к Нарве весной 1710 года корпус генерала Аникиты Репнина, расположился лагерем в 5 верстах от крепости, а позже занял те же позиции, что и тремя годами ранее. Осадные работы, начатые в июне, поначалу велись вяло, но оживились с приездом царя. Русским предстояло овладеть крепостью, которую защищал гарнизон численностью свыше 3 тысяч человек пехоты, 1080 конницы и 300 артиллеристов, при 432 орудиях в самой Нарве и 128 орудиях в Ивангороде.

Пользуясь ходившими в крепости слухами, что из Ревеля на помощь осаждённым направляется отряд генерал-майора Шлиппенбаха, Пётр решил инсценировать приход этого отряда. В мундиры синего цвета, походившие на шведские, были переодеты солдаты и офицеры 4-х полков. 8 июня они подошли к крепости, вступив в «сражение» с отрядами Репнина и Меншикова, целью этого «спектакля» была попытка выманить шведский гарнизон из крепости, и в некоторой степени это удалось сделать. Часть подоспевшего отряда была ликвидирована, в плен взяты 4 шведских офицера.

После этого осада была продолжена, она велась по всем правилам: производились траншейные работы, после чего последовала 9-дневная бомбардировка из 100 осадных орудий. Чтобы избежать штурма крепости Пётр предложил добровольной сдать Нарву. Пётр Алексеевич выдвинул самые почётные и выгодные условия, но неадекватный комендант Горн, неверно оценивающий соотношение сил в Прибалтике и всё ещё пребывавший в уверенности, что шведский лев быстро расправится с русским медведем, ответил язвительным отказом, в котором напомнил о первом нарвском поражении. Пётр велел прочитать оскорбительный ответ перед русским войском, реакция оказалась очень бурной, русские готовы были стереть Нарву в порошок.  «Спасения Нарве не было», - точно отметил историк Евгений Тарле.

В ночь на 9 (20) августа 1710 года войска, разделённые на три корпуса, собрались в траншеях. На передовую отправили военнослужащих, осуждённых за побеги, они должны были поднести и поставить к стенам лестницы, и выполнением этого опасного задания получить прощение. В полдень пушка пятью выстрелами дала сигнал к атаке, начался штурм крепостных стен. Стенами мы овладели очень быстро, шведы были отброшены внутрь крепости, ворота сломаны и уже в три часа Нарва была в руках русских.

Сопротивление шведов было отчаянным и бессмысленным, в ходе штурма города пострадало и мирное население. Потребовалось личное вмешательство Петра, который на коне въехал в толпу русских солдат, которые в какой-то момент перестали разбирать, кто перед ними, военный или мирный. В отличие от Карла, велевшего безжалостно грабить население завоёванных территорий, Пётр всегда жёстко пресекал подобные действия. Потери шведов только убитым составили 1300 человек, их можно было бы избежать, если бы не упорство коменданта Горна.

Для Петра Нарва была особым городом, после её взятия государь ликовал от радости. «Нарву, которою 4 года нарывала, ныне, слава Богу, прорвало», – играя словами «Нарва» и «нарыв», писал Пётр одному из своих корреспондентов.

И, наверняка, он в этот момент произнёс одно из своих любимых библейских изречений: «Мы же, улучивши время, опять возвратили себе наследие отцов наших». Ведь Ругодив, как и Ям, Копорье, Ивангород, Юрьев и Орешек были исконно русскими городами.

Русский солдат Степан Яковлев – один против банды азиатов Далее в рубрике Русский солдат Степан Яковлев – один против банды азиатов18 августа 1875 года в неравном бою с кокандцами погиб стрелок 3-го Туркестанского полка Степан Яковлев

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»