Украина
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Украина
Русская планета
Украина

На тонком перешейке перемирия

Корреспондент «РП» посмотрела, как живет донецкий поселок на линии фронта

Елена Горбачева
26 марта, 2015 15:14
5 мин

Батальон ополченцев «Призрак». Фото: Елена Горбачева.

Из Луганска до Стаханова около 75 километров, которые можно преодолеть на обычном рейсовом автобусе. За окном чередой сменяют друг друга промышленные предприятия, большинство из которых не работает. Царящее за окном запустение наводит на размышления о том, в чем его причины  — в войне или в безграмотном управлении последних десятилетий украинской власти.
— Отчего у вас дороги такие, от снарядов или техникой разбило? — интересуемся у водителя, проезжая Кировск.
— От мэра, — смеется мужчина.  — Сколько себя помню, здесь всегда так было.
В Стаханове мы встречаемся с представителями бригады «Призрак» Алексея Мозгового и отправляемся в поселок Донецкий, что в восьми километрах от Кировска. До линии фронта это фактически последний крупный населенный пункт, отсюда до позиций украинской армии всего три  километра.
Перед началом боевых действий в Донецком жили около пяти тысяч человек. Когда полетели снаряды, осталось не более сотни. Сейчас люди возвращаются: в поселке примерно 900 жителей, но все равно место кажется пустым и заброшенным. Вокруг очень тихо, внезапно разрушенные многоэтажки оживают, из подъезда выходит женщина и после знакомства говорит:
— Вот вы — хорошие, и до вас хорошие были. А перед ними — сущие черти! Дома грабили, — жалуется пенсионерка командиру кировских «Призраков» Сергею на побывавшие здесь части УВС.
— Наказали их уже, — отвечает командир. — Вы уж простите.
На соседней улице видны автомобили, это отряд  волонтеров «Ангел» привез в поселок гуманитарную помощь. Их можно было бы назвать «батальон», ребята вооружены, но боевых задач не выполняют, занимаются исключительно доставкой продовольствия и вывозом стариков и детей из опасных районов. Без оружия на юго-востоке сейчас нельзя, очень легко можно попасть в засаду. Руководит отрядом волонтеров Алексей Смирнов, кинорежиссер из Москвы. Через 15 минут к машине начинают подтягиваться местные жители.
— Так в среду ж должны раздавать! — недоумевают пенсионеры.
— Это внеочередная. Люди собрали, бойцы привезли, — объясняет ополченец. — Скажите соседям, что гуманитарную помощь раздаем, пусть приходят.
Пенсионеры, получая продукты, продолжают перечислять бойцам невзгоды жизни в прифронтовой полосе: «Дома пограбили. Свет вроде есть. А вот с водой проблемы».
Вода — повсеместный дефицит в прифронтовой полосе. «Когда отсюда уходили украинские войска, они сбрасывали в колодцы трупы собак и кошек. После этого пить воду стало невозможно», — объясняют бойцы.
Подразделение батальона «Призрак» уходит к линии фронта. Фото: Елена Горбачева.
Спрашиваем у местных жителей, чего они ждут от перемирия в целом и от России в частности. Местные бабушки начинают признаваться в любви к Путину.
— Мы не знаем, как вы к нему относитесь, а мы — доверяем, — говорит пенсионерка, представившаяся Зинаидой. — А вот Порошенко не верим совсем.
По словам местных жителей, в последнее время канонада в окрестностях заметно стихла. Например, по соседнему с поселком городу Кировску артиллерия уже не работает. Но все еще прилетают мины, последний раз бомбежка была три дня назад.
Ближе к передовой снаряды рвутся чаще. Бойцы утверждают, что позиции ополчения регулярно обстреливаются, в том числе из тяжелого вооружения. По словам ополченцев, по ночам нацгвардейцы минируют окрестные поля и еще не распустившуюся «зеленку».
— Нам на обстрелы запрещено отвечать. Сегодня тихо, вам повезло, а совсем недавно у нас здесь итальянские журналисты были. Пришлось побегать под обстрелом, — говорит один из бойцов. 
Оставив "Ангелов", "Призраки" едут дальше, на передовую. При приближении к линии фронта народу становится заметно меньше. Обитаемы всего несколько дворов. Жители улицы, уезжая, бросили не только собак и кошек, но и крупный скот. Оставшиеся соседи присматривают за скотиной как могут. По обочинам изредка можно заметить трупы собак. Брошенных животных в области очень много, собаки сбиваются в стаи и начинают представлять угрозу для людей — приходится отстреливать, говорят ополченцы. На сегодня задача — доставить бойцам на передовой хлеб и воду.
Ополченцы не любят рассуждать о том, когда закончится противостояние, предпочитают верить в победу, а не в перемирие. Но о том, чем будут заниматься после окончания войны, рассказывают охотно. Кто вернется на шахту, кто пойдет работать слесарем в автомастерскую, а некоторые поедут домой в Россию — на Урал, в Сибирь.
УАЗик нервно кидает из стороны в сторону. Быстрее ехать не получается, грунтовая дорога по весне превратилась в американские горки. Ни слова не говоря, бойцы выставили в окошки дула старых "калашей". Так и едем до самого края села. По границе поля вырыты окопы. Отсюда до украинских военных рукой подать — всего около 500 метров. На всей линии фронта, как говорят ополченцы, это самое близкое положение противоборствующих сторон. По другую сторону фронта за нами наблюдают бойцы украинской армии. Стрелять запрещено: перемирие.
темы
5 мин