Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Заноза в Европе

От осложнения торговли между Россией и Украиной проиграет в первую очередь Евросоюз

Михаил Мельников
18 декабря, 2015 12:30
8 мин

Лидеры Европы и украинский президент. Фото: Markus Schreiber/АР

Россия устала предупреждать и начала действовать: президент Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, который официально лишит Украину каких-либо торговых преференций в отношениях с нашей страной.
Впрочем, согласие депутатов на «приостановление действия договора о зоне свободной торговли с Украиной» (так охарактеризовал содержание документа первый вице-спикер ГД Иван Мельников) в данном случае — простая формальность. Российские власти уже заявляли, что ответ на украинскую евроинтеграцию будет жестким, однако с подписанием соответствующих документов тянули до последнего. «Последнее» закончилось: во вторник, 22 декабря, законопроект будет рассмотрен и, без сомнения, одобрен российскими депутатами.
…И пусть Киев идет в Европу.
В поисках нужного стула
Договор о зоне свободной торговли (ЗСТ) в рамках Содружества независимых государств был подписан в октябре 2011 года, причем одной из первых стран, которые ратифицировали документ, наряду с Россией и Белоруссией стала Украина. «Торговых войн теперь не будет», — радовался официальный представитель Незалежной Валерий Мунтиян. Тогда еще действовавшее правительство Николая Азарова было крайне заинтересовано в развитии связей именно с исторически сложившимися торговыми партнерами.
Новые украинские власти придерживаются иных взглядов: связываться со своими бывшими «братьями» по Советскому Союзу они особо не хотят, но и разрывать с ними соглашения о беспошлинной торговле отнюдь не торопятся. Оно и понятно: такому крупному экспортеру машиностроительной и сельскохозяйственной продукции, как Украина, нет никакого резона ограничивать себя чужими таможенными пошлинами.
Даже подписывая соглашение о зоне свободной торговли с Евросоюзом, Петр Порошенко и Арсений Яценюк, вероятно, все еще надеялись каким-то волшебным образом сохранить особые отношения с СНГ. Недаром ведь осенью 2014-го начало евроинтеграции отложили на год с тем условием, что все это время соглашение о свободной торговле между Россией и Украиной будет оставаться в силе. Киев просто пытался как можно дольше усидеть на двух стульях. Не получилось.
Украинский выбор был сделан в пользу более привлекательного европейского рынка: в ЕС проживает около полумиллиарда человек, и их средний доход существенно выше, чем у 145 млн россиян. Конечно, начало интеграции не означает, что в новогоднюю ночь Украина, как в сказке, из тыквы превратится в Европу. Договор Киева с Евросоюзом рассчитан на 10 лет и подразумевает постепенное вхождение страны в «общий рынок». Конкретно 1 января будут снижены пошлины на импорт европейских товаров на Украину — в среднем в два раза; для большого списка позиций пошлину и вовсе обнулят. Резко сокращается импортный сбор. Кроме того, установлены определенные квоты на беспошлинный ввоз нескольких наименований сельскохозяйственной продукции: как ни смешно, Украина обязуется закупать в Евросоюзе, например, сахар и свинину.
Смиряясь с необходимостью принять в свои ряды Украину, Евросоюз пытается получить от этого хотя бы сиюминутную экономическую выгоду. Хотя после новогоднего изменения условий он все равно окажется главным проигравшим.
Фото: Игорь Чабаненко/ТАСС
Новогодний подарок для Европы
Разрыв соглашения со стороны России — это элементарная защита собственного рынка. При беспошлинной торговле Украины одновременно и с ЕС, и с РФ нам никак не удастся защитить свой рынок от продукции европейского происхождения. И дело не только в транзитных поставках в обход эмбарго: без агрессивного протекционизма восстановить собственное производство в современном глобализированном мире в принципе нереально. А восстановление производства сейчас является основной целью России.
При этом торговля с Украиной — как, впрочем, и для Украины торговля с нами — наконец начнет пополнять российский бюджет за счет таможенных пошлин, не действовавших в рамках ЗСТ. И хотя товарооборот между нашими странами уменьшается с такой скоростью, что скоро на эти пошлины нельзя будет прокормить и одну семью рядового таможенника (сейчас лишь 12% украинской внешней торговли приходится на Россию, а в новых условиях эта доля упадет минимум в два раза), терять нам нечего: даже мизерные сборы в любом случае больше, чем никакие.
Украина будет пытаться компенсировать потери от введения пошлин через увеличение экспорта в ЕС — то есть попытается стать его сельскохозяйственным придатком, что само по себе не так уж плохо. Другой вопрос, что европейские фермеры, и без того потерявшие часть доходов из-за российского продовольственного эмбарго, отнюдь не рады появлению нового конкурента.
Теоретически Украина при условии окончания политического кризиса и начала нормального хозяйствования способна прокормить всю Европу, лишив тем самым работы миллионы «настоящих» европейцев. Поэтому-то и растянут процесс интеграции на десять долгих лет — возможно, еврочиновники просто надеются за это время как следует развалить сельское хозяйство Незалежной. Других объяснений их решению поставлять туда пищевую продукцию нет.
Но в любом случае Евросоюз получает большую занозу в пятую точку. Украинский рынок европейским производителям неинтересен: там просто нет платежеспособного населения. Привезти в страну свинину, конечно, можно, но кому ее там продавать? Европа приобретает демпингующего сельхозпроизводителя чисто за красивые глаза, черную косу и убедительные слова о свободе и демократии.
Перед лицом Укросоюза
Международная экономическая система, которую сейчас пытаются разбалансировать самые разные силы, складывалась тысячелетиями, и ничего случайного в ней нет. Западная Европа всегда с недоверием относилась к Восточной и встречала там полную взаимность. Логистика и структура производства исторически выстроились так, что, например, у Германии и Франции взаимодополняющие экономики, равно как и у Украины (Малороссии) с Россией (Великороссией). И дело не в общих границах: испанцы отлично взаимодействуют с голландцами, но почти не торгуют с Польшей. Это именно вопрос исторически сложившейся сопряженности.
В этом смысле Украина для Европы — посторонний элемент (как, скажем, и переживающая тяжелые времена Прибалтика). Вся ее промышленность направлена на удовлетворение потребностей стран СНГ и совершенно не интересна Западу. Взаимное открытие рынков разбалансирует как Украину, так и Евросоюз.
Результат такого альянса можно было бы назвать комическим, если бы речь не шла о живых людях: Украина, отдавшая столько сил на вступление в Евросоюз, рискует оказаться там… одна. Представим, что она присоединяется к ЕС на равных с другими странами условиях, украинская сельскохозяйственная продукция и рабочая сила наводняют Европу, лишая работы и рынка местных жителей. Реакция западноевропейцев была бы незамедлительной: на ближайших выборах во всех крупных странах победили бы противники европейского единства. Евросоюз без Франции, Германии, Великобритании, Италии, Австрии, Венгрии теоретически, конечно, может существовать, и Украина даже станет одним из его лидеров (если не будут возражать в Варшаве). Но такое лидерство определенно не стоит затраченных на него усилий.
* * *
Теоретически время на исправление ошибок у Украины еще есть. Переговоры с российским правительством по-прежнему идут по модели будущего сотрудничества в торговой сфере, очередной их раунд намечен на 21 декабря. Определенное взаимопонимание между сторонами есть, в экономических вопросах украинская власть вполне договороспособна. Однако в сложившихся на Украине условиях достижение любой, даже самой выгодной договоренности с Россией стало бы концом политической карьеры Арсения Яценюка и серьезным ударом по имиджу Петра Порошенко.
А собственные кресла им дороже, чем будущее Украины.
темы
8 мин