По состоянию на 14 июля 10:30
Заболевших739 947
За последние сутки6 248
Выздоровело512 825
Умерло11 614
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Общество

«Ты меня не называй, но я тебе так скажу: деньги крали и будут красть»

Корреспондент «Русской планеты» побывал в Южной Осетии после празднования пятилетия независимости и поговорил с жителями Цхинвали о коррупции, разрухе и внешнем враге

Елена Коваленко
29 августа, 2013 14:50
6 мин

Цхинвали, 8 августа 2013 года. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС

«Вы освещали в Москве протестные акции, участники которых критиковали действия нашего президента Владимира Путина и его правительства?» — с такого вопроса начинается знакомство с пограничником на границе России и Южной Осетии.
Он попросит задержаться после прохождения паспортного контроля и провожает в здание погранслужбы. В ходе опроса пограничник Марат перелистывает страницы паспорта и делает пометки в блокнот. Вопросы следуют один за другим — о чем планируется писать в Цхинвали, кто финансирует редакцию, и не кажется ли мне, что московские журналисты «защищают интересы оппозиционно настроенных лиц».
«Будьте тут поосторожнее», — без улыбки говорит напоследок сотрудник погранслужбы, вкладывает свой номер телефона под обложку паспорта и провожает до такси.
Воскресным вечером в центре Цхинвали почти нет прохожих. На безлюдных улицах — здания с железными дверями, закрытыми на засовы; с ними соседствуют кафе под невзрачными вывесками. Лишь в самом центре города возвышаются новостройки — администрация президента, МВД, банк республики.
«Только если ты президента хочешь сфотографировать, это, скорее всего, не получится. Он сейчас наверняка в России. У нас про прошлого главу даже шутка такая есть: президент Южной Осетии прибыл в Южную Осетию с официальным визитом. Этот тоже нечасто бывает», — улыбается 19-летний Инал, вызвавшийся показать корреспонденту «Русской планеты» город. Он учится в одном из ростовских университетов и планирует найти работу в сфере туризма.
«Мне легко общаться с людьми. Да и с журналистами я раньше общался. Вот вам что нужно снять? А то я до этого журналистку водил по местам, где следы войны остались. А потом выяснилось, что ей парк нужен был — мирную послевоенную жизнь показать», — рассказывает Инал. Во время войны 2008 года он был во Владикавказе, но все изменения, происшедшие в городе с тех пор, перечисляет с легкостью.
«Вот городской театр, его не доделали до сих пор. Пока его перенесли в новое здание, но это, говорят, временно», — указывает он на строение с крышей характерного для Цхинвали красного цвета. По словам жителей города, некоторые крыши оказались не такими уж качественными и дали течь уже через год после того, как были установлены.
По улицам Цхинвали бродят стаи собак. Хозяева некоторых из них были вынуждены покинуть Южную Осетию в 2008 году. Часть животных цхинвальцы оставили у себя, большинство же остались бездомными.
На территории четвертой военной базы РФ в Цхинвали, август 2013 года. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС
На территории четвертой военной базы РФ в Цхинвали, август 2013 года. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС
«Вы если тут рано утром пойдете, можете увидеть, как военные собак отстреливают», — деловито сообщает Инал. Он такое раньше уже видел по пути в школу. Никаких приютов для животных в столице республики, разумеется, нет.
«Интеллигенция постепенно уезжает отсюда, потому что тут совсем нечего делать и ничего нельзя изменить. Люди уже ничего не ждут», — говорит журналист Анна Чочиева. Она жила во Владикавказе почти семь лет и недавно вернулась в Цхинвали. Вместе с мужем Аланом она ремонтирует дом и мечтает, что когда-нибудь откроет мини-гостиницу. Но пока она и сама не уверена, что останется здесь надолго.
говорит Чочиева.
Россия приняла решение об оказании финансовой помощи Южной Осетии после пятидневной войны в августе 2008 года, когда грузинские войска атаковали республику и разрушили часть ее столицы Цхинвали и ряд населенных пунктов. На помощь с тех пор было перечислено порядка 10 млрд рублей, однако местные жители говорят, что пользу для страны эти вливания принесли минимальную: местным властям не хватает денег на то, чтобы отремонтировать дороги в Цхинвали. Автомобили пытаются объехать одну выбоину и почти наверняка попадают в другую. Заасфальтированы в столице республики лишь несколько центральных улиц. В других районах над домами круглые сутки клубится пыль.
подозрительно интересуется сотрудница комитета информации и печати республики. По ее словам, о своем приезде я должна была сообщить властям заранее.
Российские военные свою службу в Южной Осетии без распоряжения начальства обсуждать отказываются. Только в частной беседе признаются, что служить тут спокойно, но скучно — даже сходить в городе некуда. На вопрос, почему в Цхинвали так пристально следят за тем, что пишут и снимают журналисты, отвечать они не берутся.
«Боятся грузинской провокации, наверное», — пожимает плечами молодой человек в форме, дежурящий на проходной одной из воинских частей.
Жители же Цхинвали, напротив, охотно делятся своими размышлениями о том, что происходит в республике. Претензии у них есть к большинству чиновников Южной Осетии — прошлым и нынешним.
Леонид Тибилов, август 2013 года. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС
Леонид Тибилов, август 2013 года. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС
«Ты меня не называй в своей газете, но я тебе так скажу: деньги крали и будут красть. Пусть и не в таких масштабах. Они, конечно, про грузин сейчас постоянно говорят, внешнего врага ищут, но это для того, чтобы всех от главного отвлечь — от денег, — доверительно сообщает пенсионер Владимир из Цхинвали, подрабатывающий водителем. Он уверяет, что смена президента никак не повлияла на жизнь местных жителей. — Только Тибилов (Леонид Тибилов — президент Южной Осетии с 2012 года. — РП) с сопровождением постоянно по городу разъезжает. Выглядит это довольно глупо». Он жалуется и на то, что молодежи в городе практически не осталось — пользуясь российскими паспортами, они постепенно переезжают в Северную Осетию и другие российские города. Домой они приезжают теперь только на праздники и каникулы.
В стране нет ни промышленности, ни работающего производства. Не лучше дела обстоят и в социальной сфере. Сармат Парастаев, врач с 17-летним стажем, работает в республиканской больнице и говорит, что пока система здравоохранения в Южной Осетии оставляет желать лучшего.
«В принципе, больницы нам отремонтировали хорошо. Но укомплектование нельзя назвать даже приемлемым. Просто нет нужного оборудования для диагностики. В урологическом отделении нет цистоскопа. В общем хирургическом отделении, я знаю, такая же ситуация. Деньги в первую очередь тратятся на не совсем понятное строительство. Сейчас в больнице возводится детский реабилитационный корпус. По нормам он рассчитан на население до 500 тысяч человек (в республике проживают примерно 70 тысяч человек. — РП). Огромное здание, которое стоит огромных денег. Наши врачи уже говорили министру здравоохранения, что такие траты неразумны, потратьте деньги на другое, на нужные вещи», — жалуется медик. Он отмечает, что все это приводит к тому, что 70 % больных едут на диагностику и на лечение в Россию и Грузию.
Власти республики также обратили внимание на то, что жители Южной Осетии нередко уезжают за медпомощью в Грузию. Летом 2013 года президент республики Тибилов возмутился по поводу того, что Международный комитет Красного Креста все чаще направляет жителей Южной Осетии на лечение в медицинские клиники Грузии.
«В документе четко прописано, что при содействии Международного комитета Красного Креста больной может быть направлен в иные государства в исключительных случаях, если состояние больного не позволяет осуществлять транспортировку в медицинские учреждения Российской Федерации», — подчеркнул тогда глава республики. Таким образом, лишь российские медицинские учреждения являются единственным беспрепятственным направлением.
уверен врач республиканской больницы.
Сейчас в Южной Осетии в экстренном порядке возбуждаются дела, связанные с коррупцией в республике. Их фигурантами стали практически все представители прежнего руководства страны, Генпрокуратурой республики возбуждено уже 70 уголовных дел. Глава ведомства Мераб Чигоев в интервью «Русской планете» рассказал, что предыдущие четыре года уголовных дел по факту хищений и растрат было заведено всего два. Тем не менее бывшие чиновники ухитрились похить почти 10% от суммы, выделенной Россией на восстановление. Чигоев, как и местные журналисты, признает, что о том, что бюджетные средства активно расхищались, знали практически все жители республики.
Цхинвали, август 2013 года. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС
Цхинвали, август 2013 года. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС
«Вся республика знала, что, начиная с 2008 года, когда наши братья из России решили оказать нам помощь в восстановлении разрушенной войной экономики, с приходом в республику длинного рубля, начали разрабатываться коррупционные схемы. Начался вывод денег за пределы республики, мошенническая деятельность — букет преступлений», — отмечает Чигоев. Впрочем, он уверен, что теперь деньги благодаря новому подходу к экспертной оценке будут доходить до нуждающихся. Кроме того, Генпрокуратура надеется возместить причиненный ущерб республике. В бюджет уже возвращено около 30 млн рублей.
На помощь российских властей рассчитывают представители самых разных государственных учреждений Южной Осетии. Глава управления по поддержке малого и среднего предпринимательства Павел Кумаритов считает, что финансовая помощь, которую Россия обещает предоставлять и дальше, должна идти на стимулирование бизнеса.
«После признания Россией нашей независимости, люди успокоились, начали делать что-то. Очень много предпринимателей захотели заниматься бизнесом. Теперь, когда за нами Россия, стало спокойнее», — говорит Кумаритов. С приоритетными направлениями для бизнеса в стране он уже определился — развивать, по его словам, необходимо сельское хозяйство и сферу услуг, в которую входит и туризм.
«Ответственно заявляю, что при достаточном финансировании, мы сделаем систему кредитования абсолютно прозрачной и будем прозрачно финансировать предпринимательские проекты. Уверен, что через год-полтора мы будем сами себя кормить», — говорит Павел, но тут же оговаривается, что это не отменяет необходимости получения взносов от российских властей.
«Надеюсь, что наши российские покровители понимают, что без развития малого и среднего бизнеса экономический рост Южной Осетии очень сильно тормозится», — подчеркнул Кумаритов. Сейчас в управлении находится более 3,5 тысяч заявок на предоставление государственной помощи. Работать над ними начнут, когда из России поступит финансирование.
темы
6 мин