Сказ о том как у парубка корчму отжимали
4 мин чтения
Сказ о том как у парубка корчму отжимали

Сравнительно честные методы отъёма бизнеса в одном действии

В незапамятные советские времена в матери городов русских, стольном граде Киеве, появился на свет гарный парубок Юрий по прозвищу Белойван. Лет тридцать он, как положено, лежал на печи, потом совершал подвиги. Ходил на северный и южный полюса Земли, заглядывал в жерла вулканов и пасти акул.

Но этого ему было мало. В 1999 году от Рождества Христова, когда гарному парубку было 33, дерзнул добрый молодец совершить самый отчаянный и дерзкий подвиг — открыть бизнес в России.

И было его харчевен под названием «Корчма Тарас Бульба» семнадцать в златоглавой Москве, одна в Одинцово, одна в Киеве и одна в Нью-Йорке. И в каждой из харчевен были расписные рушники да столы деревянные, дорожки да ковры домотканые, чарки, шкварки, дорогим гостям угощения и подарки. 

От заката и до рассвета в харчевнях подавались борщи с пампушками, котлеты по-киевски, пальцем пиханные колбаски, пелись песни, плелись сказки, ну и горилка лилась рекой — это уж самой собой.

Року 2005-го посетил харчевню сам светлый князь Владимир Красно Пёрышко, не побрезговавший блюдами украинской национальной кухни и опрокинувший чарку на посошок.

— Лепота! — улыбнулся, провожая его взглядом славный хохол-ресторатор, опрометчиво посчитав, что отныне на каждом из его заведений возлежит печать неприкосновенности от Владимира Красно Пёрышко.

Однако, хренушки.

Шли годы. Смеркалось. И пробил час, и открылись двери, и вошли добры молодцы – ново-архаровцы. Отыскали они зорким соколиным взглядом среди разной утвари здоровенный кухонный нож и приставили к бородатому подбородку украинского ресторатора, а в нос ему сунули красны корочки.

— Здрав будь, барыга, — расплылись в счастливой улыбке они.

— Всем борща, — испуганно прошептал повару враз постаревший молодец Белойван.

— Борщом, однако, не отделаешься, — намекнули гости.

И достали они колоду на 36 тузов, и раскинули перед ним карты, не хуже цыганок у трёх вокзалов.  

По картам выходило, что предприимчивого короля ресторанного бизнеса, опрометчиво вернувшегося из-за океана проводить в последний путь близкого родственника, ждёт дальняя дорога в казённый дом.

Приуныл Белойван.

— Не боись! На «Вологодском пятаке» тоже любят вкусно покушать, — успокоили ресторатора Юру непрошеные визитёры. — В «обиженных» долго ходить не будешь.

В седеющей на глазах голове разменявшего шестой десяток ресторатора вдруг всплыли его пророческие посты в рунете, где он, разоткровенничавшись не к месту, начертал, что любого организатора бизнеса посадить на Руси значительно проще, чем фартового карманника.

— Верную думу думаешь, — выложив скриншоты постов, заявили гости. — С бизнесмена в России завсегда есть что взять. Ну, а если не к чему придраться, то найдём даже «То-Чаво-Не-Может-Быть».

— Сколько? — испуганно пролепетал Белойван.

— Так бы сразу, — спрятали карты вошедшие и уселись за стол, достав калькулятор размером с кейс

— Двадцать лет работы, — нажали на кнопки ново-архаровцы. —  Берём по 100 лямов в год. С тебя два ярда, канительщик!  

— Креста на вас нет! — заверещал пришлый киевлянин.

— И крест есть, и портретик патриарха, и Breguet, — заверили его ново-архаровцы и явили всероссийские атрибуты богоугодия. — Время, кстати, позднее. Давай так: ты нам два ярда наликом, а мы тебе нагрудный знак ФНС «Почётный налогоплательщик». Как тебе такой, хохляра, вариант?

— Два ярда. Откуда столько? — выпал в осадок не хуже самого качественного гранатового сока ресторатор. — Мне легче сесть!

— Не вопрос, — переглянулись визитёры. — Отдашь после отсидки! Неси борщ!

Метнулся Белойван за борщом, а ещё за красным вином и за белым. Глядь! А счета все уже заблокированы.

— Как же мне зарплату людям платить? Как налоги перечислять?! Как деньги по картам у клиентов принимать? — приуныл ресторатор.

— Деньги как принимал, так и принимай, — согласились нагрянувшие. — На арестованные счета они отлично заходят. А в остальном — как хошь крутись, бедолага. 

— Есть ли выход? — треснувшим напополам голосом поинтересовался Белойван.

— В трубу, — воздели очи долу визитёры. — Закон у нас для каждого простой: вход рубль выход два. Опять же, ярда.

— Оборудование в лизинге. Объект в аренде, сотрудники на аутсорсинге, а продукты принадлежат поставщику. Я ж почти банкрот! Пощадите! — взмолился Белойван.

— Это можно, — пожали плечами государственники. — Русский человек по природе своей не злоблив. И любит братьев-украинцев. У нас, аккурат сейчас, акция проходит — скидка 75% каждому раскаявшемуся хохлу. Подпиши нам явку на то, что обставил казну на 650 млн с 2011 по 2014 год, хамски скрываясь от оброков и податей. И всего делов.

— С 11-го по 14-й?! Я ж в это время в Нью-Йорке был, пиндосов украинским борщом и пампушками с чесноком окормлял! — вдруг нашёлся как-то сразу Белойван. — Да вот беда, — с русскими эмигрантами связался и прогорел.  

— Вот чудак! В Нью-Йорке? Да хоть в самом Бобруйске! – хихикнули супостаты. — «Тырнет» тебе в телефоне на что? По глобальной сети сейчас любую оказию можно сделать — хоть налоги в офшоры увести, хоть бензин ацетоном разбавить.  

— Как же так?! Ведь пятнадцать лет у ваших коллег не было ко мне претензий!

— А ты за калек не беспокойся. Им ни одной твоей пампушки не достанется.  Соглашайся, старче, на 650 лямов. Сэкономишь 1 ярд 350. И не сядешь заодно.

— У меня не ЗАО. У меня ООО, — веско возразил Белойван. — Общество с ограниченной ответственностью. Хотите — берите всё, что есть у компании! Уставной капитал десять тысяч «деревом».  

— Эвон как ты отстал со своими одиннадцатью классами церковно-приходской, — дружно поперхнулись борщом пришельцы. — Понятиями вчерашнего дня оперируешь. Сегодня, брат, прогресс в законодательной сфере. И понятия совершенно другие. Нынче ты не имуществом компании, а всем, что у тебя есть, ответишь. Сымай всё, включая исподнее.

— Как же так? Ведь поправки в ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» приняты в 2016 году, а от налогов я, по-вашему, с 2011 по 2013-й! — вскинулся было Белойван.

— Какая разница? — слили ему остатки борща за пазуху благодарные гости. — Скажи «дякую», что мы в твоей харчевне экстремизма не нашли. А  лишили бы российского гражданства по новому указу, да и выслали обратно — в Кривой Рог, который станет для тебя, несгибаемого, бараньим.

— Сжальтесь! — упал на колени Белойван и одним росчерком подписал себе подсунутый доброхотами смертный приговор в виде соглашения о сотрудничестве со следствием и чистосердечного признания. И были в том признании писаны страшные дела о том, как ночами приходили в харчевни Белойвана люди, безжалостно удалявшие из памяти чудо-системы R-Keeper, данные, уменьшали ценные сведения о количестве заказов, а ещё об их стоимости, что показывало совершенно иные цифры и письмена в бухгалтерской отчетности, и в налоговых декларациях.

— То-то! — любовно заламинировали признательную челобитную знатным украинским салом ново-архаровцы.

— Мне можно идти? — вынул салфетку из-за воротничка Белойван.

И тут ново-архаровцы посмотрели на Белойвана с искренней и невыразимой любовью.

— Ну, куда ты пойдёшь, сирый и босый? У нас с твоим братом-хохлом война. Но вы нам не чужие. Русские на войне своих не бросают. Вот отпустим мы тебя. И чего? Пойдёшь разные гадости на фейсбуках писать, станешь пятой колонной. Этого мы тебе разрешить не могём. Тебе, убогому, сейчас сколько лет?

— Пятьдесят три, — окончательно раскис Белойван.

— Авось к пенсии выйдешь, старче. Пенсион у нас, к слову, на Руси знатный. Макарошками – хоть до заворот кишок уешься. Макаронную у Кремля откроешь. Ещё лям с тебя, барыга, за нашу знатную бизнес-идею! Айда, ребята, мордуй какела и тащи его в острог.

И не дав ресторатору совершить японскую сэпукку припасённым на такой случай остро отточенным украинским трезубцем, влепили ему «двушечку».

Тут и сказке конец. А кому достанется отжатая корчма «Тарас Бульба»? Знамо кому.

На то будет другая история.

Не сумневайтесь.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Москвичи отметили День семьи, любви и верности Далее в рубрике Москвичи отметили День семьи, любви и верностиФоторепортаж с фестиваля «Московская семья» в Царицыно Читайте в рубрике «Политика» Экс-юриста ФБК Серуканова возмутили махинации Соболь во время сбора подписей избирателейПо словам Серуканова, Соболь еще раньше рассматривала вариант с фальсификацией подписей Экс-юриста ФБК Серуканова возмутили махинации Соболь во время сбора подписей избирателей
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!