По состоянию на 7 июля 10:30
Заболевших694 230
За последние сутки6 368
Выздоровело 463 880
Умерло10 494
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Сбербанк прикрутил депозиты

Крупнейший банк страны демонстративно снизил ставки по вкладам, не опасаясь оттока клиентов
Михаил Мельников
26 апреля, 2016 11:00
5 мин
Фото: Сергей Портер/ fotoimedia / ТАСС
Только успели мы назвать руководителя Сбербанка Германа Грефа одним из умнейших представителей элиты, как грянуло тому подтверждение. Сбербанк радикально снизил ставки по вкладам в рублях и довел их до европейского уровня по вкладам в валюте — то есть фактически обнулил. Сбер не собирается участвовать в тарифной войне с частными банками — он уже готов монетизировать лояльность пользователей и известность бренда.
Теперь, положив в Сбер тысячу долларов на год, через 12 месяцев вы получите не 1013,5, а лишь 1006,5 доллара. Стоит ли игра свеч — большой вопрос, но найдите-ка гарантированную доходность выше, как бы предлагает нам Герман Греф. Рублевые ставки также снижены: положив 100 тыс. руб. на год, вы получите лишь 106,7 тыс. вместо прежних 107,55 тыс. Не то чтобы разница выглядела космической (все это заведомо ниже инфляции), поэтому сам факт снижения, который неизбежно должен был стать — и стал — достоянием СМИ, выглядит демонстрацией силы. Ставки по кредитам в 2016 году Сбербанк не снижал.
Стабильность имени ЦБ
Общая тенденция к сокращению инфляции налицо. Цены на нефть марки Brent стабилизировались на уровне чуть выше 40 долларов (впрочем, стабильность условная — от рынка можно ждать чего угодно). Доллар несколько снизился (ау, обещания 120 руб. за доллар к середине апреля!). Цены порой снижаются даже тогда, когда этого вообще не бывало. Консервативный Сбер признал, что не может платить по высоким депозитным ставкам. И только Центробанк продолжает держать завышенную учетную ставку и блокировать реальное кредитование реального сектора.
Между тем без этого любые позитивные изменения в экономике будут временными и ненадежными. В лучшем случае — новый рост цен на нефть и возврат к сырьевой модели экономики. Да, это идеальный сценарий для многих вполне добросовестных чиновников, но России нужно совсем иное:
  1. Создание реального производства обеспечит стабильные рабочие места.
  2. Стабильные рабочие места и зарплата повысят внутренний спрос.
  3. Финансируясь через внутренний спрос, производители смогут постепенно выйти на внешние рынки, увеличивая торговый профицит и уровень жизни в стране.
Слабое место в этой схеме очевидно, и его прямым текстом озвучил глава ВТБ Андрей Костин: на чем зарабатывать новому бизнесу на первых порах, пока за счет выплачиваемых им же зарплат не вырос внутренний спрос?
Именно и в первую очередь поэтому мы требовали и будем требовать возможности получения длинных крупных кредитов российскими предприятиями реального сектора. Скопить денег на открытие швейного цеха можно и без кредитов, но дождаться окупаемости — вовремя выплачивая зарплату и рассчитываясь с поставщиками тканей — без внешней помощи пока что практически нереально. Длинные дешевые деньги, которыми так упивались российские банки до введения санкций, до бизнеса так, по сути, и не доходили, а нынешняя ключевая ставка в размере 11%, то есть выше и текущей инфляции, и тем более любых депозитов, фактически является запретительной. Да, дешевые кредиты могут до некоторой степени разогнать инфляцию, но не бывает безболезненных экономических решений в столь сложных ситуациях. А без становления производства у нас будет только одна стабильность — стабильная зависимость от стоимости углеводородов.
Седьмая колонна
Надо понимать, что в правительстве и Госдуме достаточно граждан, которым стабилизация экономики — как серп по тестикулам. Более того, здесь можно выделить две колонны: так сказать, шестую и седьмую в прижившейся политической терминологии.
Во-первых, это люди, тесно связанные с розничным рынком, на уровне федерального и региональных правительств крышующие ритейлеров (это они отдавали приказы расправляться с рынками и киосками); монополисты продуктового и аптечного рынков. Их финансовое влияние велико, политическое — ниже среднего.
Во-вторых, это люди, готовящие новую приватизацию на ценовом дне. Если человек планирует распродавать государственное достояние в момент его наименьшей стоимости — это не очень полезный человек и, возможно, даже преследующий корыстные цели. Но русская бюрократия сделала тут полезное дело: пока готовились да согласовывали, цены на российское имущество вместе с курсом рубля потихоньку поползли вверх. Нет сомнений, что эти товарищи, политическое влияние которых весьма велико, постараются вновь обрушить отечественный рынок, в идеале прямо перед проведением торгов по, скажем, акциям «Роснефти».
***
Именно две указанные группировки всеми силами препятствуют выходу оставшихся у России денег на рынок дешевых кредитов, которые позволили бы развивать местный бизнес. Федеральным сетям и их крышевателям конкуренция не нужна. Новым приватизаторам рост экономики до проведения торгов — и подавно.
Эти люди и есть главная оппозиция России — не российской власти, а самой стране, ее регионам, ее народам. Герман Греф и его Сбербанк, снизившие тарифы по депозитам, но не по кредитам, — лишь частный случай такого отношения. В каком-то смысле банкиры и монополисты взяли у России потребительский кредит под нулевой процент — и не собираются отдавать.
Один раз эти граждане уже дождались немногословных коллекторов в кожанках и с винтовками. Сейчас, век спустя, у нас еще сохраняется шанс на мирный выход из кризиса. Пока сохраняется.
темы
5 мин