По состоянию на 15 июля 10:45
Заболевших746 369
За последние сутки6 422
Выздоровело523 249
Умерло11 770
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Кудриномика» возвращается

Почему российские власти не рады повышению нефтяных доходов
Виктория Фоменко
18 апреля, 2016 16:30
7 мин
Министр финансов РФ Антон Силуанов на VII Биржевом форуме. Фото: Михаил Метцель/ТАСС
Финансовые власти РФ открыто провозгласили, что не позволят отечественной экономике ожить, даже если цены на энергоносители пойдут вверх. «Мы подготовили подарок в честь моего дня рождения, — сообщил на Биржевом форуме министр финансов Антон Силуанов. — Новый вариант бюджетного правила, согласно которому будем изымать в Резервный фонд все дополнительные доходы, которые должны получать, если будут высокие цены на нефть».
При этом Антон Германович не стал акцентировать внимание на том факте, что именно беззаветная и фанатичная любовь к складыванию «лишних» денег в разного рода стабфонды в свое время довела нашу экономику до инфраструктурного истощения и финансовой дистрофии. А «добить» участников форума Силуанов решил заверением, что его ведомство «не допустит укрепления рубля и негативного влияния изменений цен на нефть на перспективы роста экономики, инфляции и процентных ставок».
Такой рост нам не нужен!
Вскоре последовала и реакция Центробанка: глава департамента исследований и прогнозирования ЦБ Александр Морозов поддержал коллегу из Минфина, заявив, что «профицит ликвидности немножко вредит рублю».
Иными словами, в понимании нынешних монетарных властей государство, нормально покрывающее свои расходы за счет текущих доходов, не экономя при этом на социалке и не набирая кредитов за рубежом, — это государство плохое, неправильное. Правильное государство должно выпрашивать деньги у западных банков и приватизировать госсобственность, чтобы хоть как-то свести бюджет.
Нефть по цене в 50 и более долларов за баррель может и должна принести стране дополнительные деньги. Однако… «Рост цен на нефть на 10 долларов за баррель дает 0,8–0,9% экономического роста. Но нужен ли нам такой рост, который является не столь качественным?» — обратился Силуанов с вопросом к коллегам-финансистам. И сам же на него ответил: «Такой рост — ценовой, сырьевой — нам не нужен».
То, что дополнительные средства можно качественно вложить, например в беспроцентное финансирование реального производства, улучшение системы здравоохранения или повышение уровня образования, министру, разумеется, и в голову не пришло. Видимо, такие варианты не рассматриваются правительством даже гипотетически. Либо сырьевое раздувание, либо закачивание средств в очередную «кубышку». Третьего не дано.
Новый виток спирали
По большому счету в возрожденном бюджетном правиле нет ничего нового. Спасать российскую экономику от «некачественного» роста Минфин начал еще до Силуанова: прежний глава ведомства Алексей Кудрин бдительно следил, чтобы стране доставался лишь самый минимум от получаемых тогда нефтяных барышей. «Излишек» нефтегазовых доходов, то есть ту их часть, на которую они превышали прошлогодние, запрещалось использовать для финансирования бюджета на текущий год, что долгое время лишало российскую экономику возможности снимать пенки с растущих цен в рамках сырьевого суперцикла.
Обновленный вариант правила предлагает делать то же самое, только его действие распространяется на доходы уже не в 100, а в 50 и более долларов за бочку. Схема изъятия сырьевой ренты стала менее замысловатой, но по сути осталась той же.
Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС
Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС
Почему Зимбабве не Швейцария
Причина рвения Минфина проста: за последнее время ведомство неплохо приспособилось к кризисной ситуации. Дешевый рубль позволяет хотя бы частично компенсировать доходы от падения нефтяных прибылей; а то, что население при этом получает нищенские зарплаты и пенсии, покупательная способность национальной валюты перманентно падает, а производство вымирает, это Минфин уже не волнует.
За последний год Минфин не раз подтверждал, что прямо заинтересован в слабом рубле. По неоднократным заявлениям представителей ведомства, укрепление нацвалюты на 1 рубль приводит к снижению бюджетных доходов на 35–40 млрд рублей в год.
Теперь, когда на горизонте забрезжила надежда, что нефть подорожает до 50 долларов и выше, ведомство оказалось перед потенциальной необходимостью что-то менять, работать. Но напрягаться чиновникам неохота, поэтому слабый рубль стал подаваться в качестве безусловного блага: дескать, при дешевой валюте наши товары задавят всех конкурентов.
Не задавят. Если бы механизмы международной конкуренции были столь примитивными, то экономики стран с дорогими валютами вроде Британии, Швейцарии, да и ЕС в целом уже несколько лет лежали бы в руинах, а самыми процветающими были бы Сомали и Зимбабве.
В реальности на конкурентоспособность товаров той или иной страны влияет множество факторов. В том числе и политика их властей: субсидирование производителей, готовность применять санкции против конкурентов... Словом, вся тяжелая и временами грязная работа, от которой российские монетарные власти упорно уклоняются.
Дешевый рубль — дешевая страна
Слабый рубль бьет не только по населению, которое оказывается в положении бедных родственников, едва дело доходит до поездки за рубеж или приобретения иностранных товаров. Дешевая валюта означает, что по международным меркам российские компании и банки имеют смехотворную капитализацию, а потому их можно скупить, что называется, с потрохами или, не сильно напрягаясь, опрокинуть биржевой атакой. Конкурируя с европейцами и американцами за рынки третьих стран, российские инвесторы оказываются в заведомо проигрышном положении.
Как отмечает известный экономист Сергей Глазьев, даже средних размеров американский банк может провести валютную атаку и кратковременно обрушить российский финансовый рынок.
Да, при дешевом рубле проще продавать товары, произведенные в самой РФ. Но международная торговля состоит не только из продаж, но и из закупок. Не секрет, что Россия импортирует множество видов сырья, комплектующие, материалы для своих производств. К тому же для выхода на новые рынки иногда приходится приобретать или создавать с нуля сеть магазинов, входить в долю в крупных проектах. И здесь слабая валюта становится источником дополнительных проблем.
Более того, низкая капитализация ведет к тому, что иностранные инвесторы на территории России начинают чувствовать себя хозяевами. Миллион долларов, который на Западе является суммой хоть и значительной, но не запредельной, на фоне дешевого рубля позволяет купить, например, готовое работоспособное предприятие. А в свете грядущей приватизации это прямой путь к распродаже страны по дешевке.
Так что «подарочек на день рождения», о котором грезит Силуанов, может оказаться миной замедленного действия. И дело далеко не только в нефтяных доходах.
темы
7 мин