Бунт в твиттере непобедим
4 мин чтения
Фото: Thanassis Stavrakis / AP

Фото: Thanassis Stavrakis / AP

Cтруктура соцсетей играет на руку демонстрантам, когда власти запрещают митинги и распространение информации о них

Исследователи Марианн Марку и Давид Луссо из Абердинского университета (Шотландия) выяснили, каким образом антипротестное законодательство влияет на гражданскую мобилизацию, которая поддерживается, в том числе, благодаря социальным сетям. Детали социологической работы, опубликованной в научном журнале EPL, приводит сайт Phys.org.

С появлением в интернете соцсетей гражданские демонстрации стало возможно организовывать гораздо масштабнее и быстрее, чем когда-либо прежде. По всему свету правительства экспериментируют с законодательством, регулирующим не только организацию акций, но распространение информации о них в интернете. Например, в России в декабре минувшего года Госдума приняла законопроект о досудебной блокировке сайтов с призывами к участию в публичных массовых мероприятиях вне установленного порядка. В некоторых странах соцсети запрещены из-за их ключевой роли в протестных акциях. В Иране сайты «Твиттер», «Фейсбук» и другие социальные медиа запрещены с лета 2009 года. Тогда по стране прокатилась волна протестов, вызванная победой на президентских выборах Махмуда Ахмадинежада и получившая название «Твиттер-революции» — это была первая в истории человечества массовая гражданская мобилизация, активисты которой договаривались о встречах в соцсетях.

Однако до сих пор малоизвестно, как именно репрессивное законодательство влияет на социальные медиа и их пользователей. Новое исследование утверждает, что социальные сети крайне резистентны к антипротестным законам.

Марку и Луссо проанализировали десятки тысяч твитов жителей Квебека, протестовавших в 2012 году против повышения стоимости обучения в вузах. Тогда в феврале десятки тысяч канадских студентов вышли на улицы с требованием отменить запланированное повышение платы с $2168 в год до $3793. Протестные акции длились полгода — вплоть до победы в сентябре на провинциальных выборах левой Квебекской партии, главным предвыборным обещанием которой было оставить стоимость образования на прежнем уровне. В самых многочисленных демонстрациях приняли участие около 300 тысяч студентов — 75% учащихся всех колледжей и университетов Квебека. Первые месяцы протесты не останавливались ни на день. Сама забастовка и входившие в нее локальные акции протеста были преимущественно организованы через «Твиттер».

Восемнадцатого мая 2012 года, 14 недель спустя после начала забастовки, Национальное собрание Квебека утвердило чрезвычайный антипротестный закон, известный в местном законодательстве как 78-й билль (pdf). Он стал суровым ответом на студенческие волнения. Отныне организатор демонстрации, в которой принимают участие более 50 человек, был обязан предоставить городской полиции маршрут шествия как минимум за 8 часов до его начала, а также гарантировать, что демонстрация будет идти по утвержденному маршруту.

Частные лица и организации, нарушившие 78-й билль, стали облагаться гигантскими штрафами за участие в каждом дне протестной акции — $1000—5000 за день для физических лиц, $7000—35 000 для студенческих и профсоюзных лидеров и $25 000—125 000 для студенческих или рабочих организаций. За вторую и последующие незаконные демонстрации штрафы удваивались. Более того, правительство Квебека решило штрафовать даже тех, кто распространяет информацию о незаконных демонстрациях.

Протесты в Квебеке, 2012 год. Фото: Francis Vachon / AP

Протесты в Квебеке, 2012 год. Фото: Francis Vachon / AP

Реакция на закон не заставила себя ждать. Канадская ассоциация университетских преподавателей назвала его «ужасным актом массовых репрессий». Вечером того же дня, когда приняли 78-й билль, тысячи канадцев вышли на акции в Монреале. Часть протестующих закидывала полицейских «коктейлями Молотова». А спустя четыре дня, 22 мая, на улицах протестовали уже более 100 тысяч человек, отмечая ровно сто дней с начала студенческих волнений.

Исследователи изучили, какой эффект 78-й билль оказал на пользователей «Твиттера», сравнив поведение микроблогеров, участвовавших в акциях протеста, и структуру их сетевого взаимодействия до и после принятия закона. Они проанализировали около 200 тысяч твитов, написанных с 12 февраля по 4 июня 2012 года и содержащих соответствующие хэштеги. А канадский блогер и медиааналитик Оливье Бошесн визуализировал реакцию пользователей «Твиттера» на 78-й билль в графиках.

Ученые пришли к выводу, что принятие антипротестного закона действительно изменило поведение некоторых микроблогеров, ставших меньше переписываться в интернете, но не повлияло на структуру сетевого взаимодействия как таковую: активисты продолжали публично координировать свои действия в «Твиттере» даже после запрета на распространение данных о нелегальных акциях.

Хотя сразу же после принятия 78-го билля на какое-то время стало появляться в среднем больше «протестных» твитов в день, темп роста общения активистов в сети упал. Сильно увеличилась «замкнутость» (cliquishness) микроблогеров — теперь они стали отправлять твиты только членам той же социальной группы, которой принадлежали сами. По словам исследователей, это свидетельствует, что студенты стали осторожничать в том, кому именно можно публично посылать сообщения.

Однако закон не коснулся структуры общения в «Твиттере». Как и до его принятия Национальным собранием, сервис микроблогов покоился на строгой иерархии — с несколькими крайне активными микроблогерами и большинством пользователей, меньше и реже участвующим в коммуникации. Тогда как топ-пользователи располагаются над всеми социальными группами и могут переписываться со всеми подряд, представители второй категории преимущественно общаются в своих собственных группах, в рамках которых некоторые и замкнулись после утверждения билля.

«Социальные медиа — чрезвычайно мощный инструмент распространения информации. Причина этого в безмасштабной и иерархической структуре соцсетей, в которых некоторые хорошо связанные друг с другом пользователи действуют как хабы для передачи данных. Информации требуется всего пара шагов, чтобы распространиться от этих пользователей к окраинам сети. Структура сетевого взаимодействия в "Твиттере" не изменилась после принятия законопроекта, и, следовательно, информация все так же могла моментально распространяться», — цитирует Phys.org слова Марианн Марку.

Иначе говоря, несмотря на частные случаи изменений поведения отдельных пользователей, испугавшихся введенного правительством наказания, студенты по-прежнему могли организовывать демонстрации, а информация о них продолжала распространяться по «Твиттеру» круглые сутки. Как отмечают исследователи, более глубокое понимание функционирования сетей поможет и самим политикам.

«Законодатели могут применять эти знания, чтобы спровоцировать социальные изменения. Например, в кампании по вакцинации лучшее понимание социальной структуры сообщества поможет определить ключевые лица (хорошо связанные хабы), которые могли бы ускорить распространение позитивной информации о вакцинации», — предположила Марку.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос «Молдова не сможет быть Швейцарией» Далее в рубрике «Молдова не сможет быть Швейцарией»Эксперты обсудили будущее Молдавии после парламентских выборов; главный вопрос на них — идти в Европу или к России Читайте в рубрике Будущее в прошедшемЭра стабильности, День единогласия и другие страшные политические фантазии писателей прошлого века Будущее в прошедшем
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
22 января 2014, 13:33
Я вообще не пользуюсь не твиттером, ни гребанным фейсбуком, и вам не советую! )
22 января 2014, 11:23
Власти Квебека решили штрафами окупать причиненный ущерб от подобных демонстраций.
22 января 2014, 09:19
Любая твиттер-революция скорее частный случай.
22 января 2014, 13:00
дык любой случай, он по определению частный, но конкретно твитеррные революции, всегда проходят по похожим лекалам
21 января 2014, 22:21
Что есть, то есть. Удивительно даже, как товарищ Ленин сумел устроить революцию без твиттера и других соцсетей?)
22 января 2014, 12:46
Все таки дело в коммуникациях, а в лидерах. Много ли несогласных у нас объединил интернет до Навального? Так и до появления сетей, работало сарафанное радио, листовки и подпольная печать.

Разница лишь в скорости передачи информации....
21 января 2014, 22:54
тогда грамотность была ниже плинтуса, умеешь складно орать, плюс читать, по бумаге, можно было на ровном месте. толпу голодного люда собрать и повести их за собой, в те времена, люди верили печатному слову
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Сравни удобство чтения
статьи на новой версии
 
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!