По состоянию на 3 июня 10:35
Заболевших432 277
За последние сутки8 536
Выздоровело195 957
Умерло5 215
Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Политика
Русская планета
Политика

Блокировка без суда и следствия

Госдума приняла в первом чтении законопроект о досудебной блокировке сайтов. Эксперт: такого широкого перечня оснований для блокировки интернет-ресурсов, как в России, нет больше нигде в мире

Станислав Наранович
17 декабря, 2013 20:47
6 мин
Госдума во вторник приняла в первом чтении законопроект, предусматривающий немедленную блокировку сайтов с противоправной информацией. Соответствующие поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» внесены Андреем Луговым (ЛДПР), Сергеем Чиндяскиным («Единая Россия»), коммунистами Николаем Ивановым и Сергеем Гавриловым, передает «Интерфакс».
Без судебного решения будут блокироваться интернет-ресурсы с призывами к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, разжиганию межнациональной и межконфессиональной розни, участию в террористической деятельности, а также в публичных массовых мероприятиях вне установленного порядка.
«Последний пример подобных нарушений — Бирюлево», — приводит агентство слова Лугового.
Законопроект наделяет генпрокурора и его заместителей правом обращаться в уполномоченный орган исполнительной власти с заявлением о блокировке сайта, вызвавшего претензии. После получения прокурорского заявления уполномоченный орган будет обязан сразу же направить провайдерам требование о блокировке соответствующего ресурса, а провайдер, соответственно, ограничить доступ.
Луговой подчеркнул, что прокуратуре не составит труда оперативно блокировать сайты не только в России, но и за границей. «Им отправляется уведомление на английском языке», — сказал депутат.
«Таким образом, создается реально работающий механизм защиты общества от противоправной информации, распространяемой в информационно-телекоммуникационных сетях, призывающей к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской или террористической деятельности, сеющей религиозную или национальную рознь», — говорится в пояснительной записке.
Андрей Луговой. Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости
Андрей Луговой. Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости
Глава комитета по информационной политике Алексей Митрофанов надеется, что законопроект будет принят в течение этой сессии и вступит в силу 1 февраля 2014 года. В свою очередь, в Совете при президенте РФ по правам человека считают, что законопроект не поможет бороться с экстремизмом и приведет к ущемлению конституционных прав.
«Кроме того, с учетом технологической легкости обхода установленных запретов предлагаемые изменения будут, с одной стороны, подпитывать рост правового нигилизма, а с другой — создавать иллюзию борьбы с экстремизмом вместо реальной работы по его искоренению», — говорится в заявлении СПЧ.
В разговоре с «Русской планетой» юрист Межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора» Дамир Гайнутдинов отметил сразу несколько дефектов законопроекта. Во-первых, нынешний законопроект — это продолжение «порочной практики блокирования сетевых адресов, которая началась с закона о защите детей, продолжилась антипиратским законом, и теперь Госдума принимает уже третий закон, закрепляющий этот порядок».
«Я делаю вывод, что в России считается абсолютно нормальным и приемлемым блокировать IP-адреса», — говорит эксперт.
В результате блокирования сайта по IP страдает множество невинных ресурсов, оказавшихся на одном сервере с тем ресурсом, к которому у властей возникли претензии. Мониторинговый проект Роскомсвободы, в рамках которого анализируется «Реестр запрещенных сайтов», насчитывает уже 26 тысяч необоснованно заблокированных ресурсов, к которым у властей нет никаких претензий.
По словам эксперта, второй минус законопроекта заключается в неконкретности формулировок. «Точно так же, как и в предыдущих законопроектах, совершенно непонятно, кто может попасть под раздачу. Что понимается в данном случае под экстремистскими материалами или призывами к несанкционированным мероприятиям? Тут очень широкий простор для генпрокуратуры, которая сможет блокировать направо и налево», — отмечает Гайнутдинов.
При этом фактически прокуратуре передают полномочия суда по признанию информационных материалов экстремистскими, что противоречит действующему законодательству. «Только суд может признать материалы экстремистскими. Теперь получается, что прокуратура будет оценивать и решать, является ли материал экстремистским, без судебного решения. Каким образом этот закон будет применяться при еще живом законе о противодействии экстремистской деятельности? Совершенно непонятно. Коллизия очевидна», — недоумевает эксперт.
Гайнутдинов обращает внимание, что государственная регулировка интернета в России стремительно набирает обороты: если изначально речь шла исключительно о защите детей от вредной информации, теперь, «оказывается, нужно защищать еще и жирных котов из киноиндустрии и тешить самолюбие прокуратуры». По его словам, во многих странах сайты могут блокироваться без судебных решений, однако только в России поводом для ограничения доступа может послужить «все, что угодно». «Мне в голову не приходит ни одна страна, где был бы такой широкий перечень оснований для блокировки сайтов», — говорит он.
Против утверждаемого законопроекта следует бороться в судах, говорит Гайнутдинов. «Оспаривая блокировки и сам закон, если он все-таки будет принят и вступит в силу. В Верховном или Конституционном суде — это уже зависит от обстоятельств конкретных дел», — резюмирует эксперт.
темы
6 мин