Парадокс российской армии
4 мин чтения
Парадокс российской армии

Почему Вооружённые силы не в состоянии проявлять гражданскую инициативу?

Все ведущие военно-аналитические агентства мира ставят Вооружённые силы РФ на  второе место в рейтинге военной мощи. Причём столь достойное положение российской армии вызвано отнюдь не обладанием ядерным оружием. У России со времён холодной войны остались огромные запасы военной техники. Только танков у РФ 20 тысяч, однако на ходу — чуть более 2 тысяч машин.

Последние годы новости, где упоминается о мощи наших Вооружённых сил, вызывают очень большой отклик со стороны отечественной и зарубежной аудитории. За бугром усердно проецируют страхи о неизбежности «российской агрессии», а в нашей стране интерес к армии в большей степени вызван ростом её авторитета. Согласно последним социологическим опросам, уровень доверия к ВС даже немного превысил доверие к президенту РФ Владимиру Путину.

Эксперты объясняют столь небывалую популярность Вооружённых сил комплексом различных факторов. Во-первых, в армии произошло немало объективных положительных перемен: приход на пост министра обороны Сергея Шойгу, взрывное увеличение доли современных вооружений (с 16 до 59%), блестяще проведённая операция по блокаде объектов ВСУ в Крыму, успехи в сирийской кампании, более грамотная пропагандистская работа Минобороны.

Во-вторых, сейчас складывается впечатление, что Россия с возобновлением острой конфронтации с Западом вступила в новую историческую эпоху, где её ожидает множество злоключений, связанных с деградацией экономики, ростом военных угроз, шпионажем, терроризмом, возможными внутренними конфликтами. В глазах народа институт армии невольно представляется своеобразным островком стабильности и одним своим существованием как бы символизирует надежду, что сможет уберечь страну от катастрофы.

Но насколько оправдан такой взгляд? Может ли армия в критический для российской государственности момент встать на защиту народа и оказать помощь адекватным политическим силам? Чтобы ответить на этот вопрос уместно провести анализ роли силовых структур в событиях, связанных с развалом Советского Союза.

К большому сожалению, в самом конце 1980-х годов, когда СССР трещал по швам, генералитет не проявил должной военной и гражданской (или политической) воли. Например, русские офицеры часто отказывались вывозить военную технику из национальных республик даже в период ожесточённых межэтнических столкновений. На тех, кто предлагал действовать на опережение и поторопиться с эвакуацией дорогостоящего имущества, смотрели в лучшем случае как на паникёров. Слава Богу, были исключения, и часть военной техники удалось перебросить на территорию РСФСР без согласования с Москвой и республиканскими властями.

Доходило до откровенной глупости. Минобороны по инерции продолжало отправлять новейшие вооружения в западные регионы СССР. Например, Украина получила реактивные системы залпового огня «Смерч», которые в 2014 году применялись в конфликте на Юго-Востоке. В 2000-е годы три этих смертоносных РСЗО Киев продал Грузии, которую в августе 2008 года России пришлось принуждать к миру.

Помимо этого, УССР было передано несметное количество зенитных ракетных комплексов и боевых самолётов. Правда, большая часть этой техники была в итоге утилизирована, либо отправлена на склады и потом пришла в негодность. Но гипотетически РСЗО и распиленные стратегические бомбардировщики могли быть использованы против России.

Аргументация военачальников конца 1980-х годов была примерно следующая: «Приказа сверху не поступало». Действительно Верховный Главнокомандующий Михаил Горбачёв демонстративно отказывался брать на себя ответственность за отдачу распоряжений по усмирению беспорядков и пресечения межнациональной резни. Хотя было очевидно, что без применения военных эскалацию насилия в республиках не остановить. Но Горбачёв медлил и уже сами офицеры становились жертвами разбойных нападений.

Преступная пассивность генсека ЦК КПСС создала предпосылки для формирования оппозиции из числа сторонников существования СССР, причём в первую очередь — из числа генералов. В августе 1991 года в Москве появился Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), в который вошли министр обороны Дмитрий Язов, председатель КГБ Владимир Крючков, министр внутренних дел Борис Пуго.

Казалось бы, у «путчистов» были все инструменты для проведения успешной смены власти. Однако действовали они без единого замысла, и как следствие — крайне неуверенно и поразительно безграмотно. Главная задача любой революционной силы — захват ключевых административных зданий, телевышек и государственных средств массовой информации. Как правило, госпереворот — это дело нескольких часов, и происходит он в ночное время суток.

В распоряжении «путчистов» находились специально обученные подразделения, которые могли взять под контроль стратегические объекты в Москве мгновенно и без лишнего шума. Но вместо этого в столицу были введены танки и расставлены моторизированные патрули. Появление бронетехники и автоматчиков вызвало предсказуемый шок у мирных жителей. Да и сами солдаты не очень понимали смысл своей миссии. На центральных улицах царил хаос: одна часть силовиков вступила в противостояние с демонстрантами, другая, наоборот, — начала с ними брататься.

В этот момент президент РСФСР Борис Ельцин почувствовал, что пассивность Горбачёва и нерешительность оппозиции является прекрасной возможностью заработать дополнительную популярность в глазах народа и самому захватить власть в стране. Последствия политического триумфа Бориса Николаевича нам всем хорошо известны.

Парадокс ГКЧП заключался в том, что в блестящей советской армии не нашлось ни одного генерала, который мог взять на себя единоличную политическую ответственность ради предотвращения распада страны, наведения конституционного порядка в национальных республиках; генерала, который проявил бы реальную инициативу, был готов пожертвовать высоким положением, погонами, а может быть и жизнью!

 У «путчистов» не было ни лидера, ни чёткого плана действий, ни желания нести ответственность за своим неоднозначные поступки. И самое главное — не имея единого замысла, заговорщики не знали, как объяснить гражданам смещение Горбачёва.

Возьмём на себя смелость утверждать, что установление военной диктатуры в 1991 году имело бы массу негативных последствий, но принесло бы нашей стране намного больше пользы, чем «демократическая революция» Ельцина, которая  привела к окончательному развалу экономики, и в конце концов уничтожению всей системы обеспечения госбезопасности.

Удивительно, но очень часто в нашей истории настоящие офицеры, совершившие массу боевых подвигов, в критические для страны минуты оказывались неспособными проявить гражданскую инициативу и самоорганизоваться, хотя и осознавали, в какую пропасть катится страна. Конечно, было немало исключений (маршалы Георгий Жуков и Константин Рокоссовский), но это именно исключения.

В 1994 году герой СССР, отважный командир ВДВ, ветеран Афганистана Павел Грачёв не стал возражать Ельцину, когда тот потребовал в течение пары суток бросить войска на восставшую Чечню. А ведь он мог заявить, что на отмобилизование частей потребуется минимум несколько недель, и только после этого можно будет начать планомерную зачистку республики от террористов. Был у Грачёва и другой вариант: молча положить рапорт об увольнении, понимая, что спорить с первым президентом — абсолютно бессмысленное занятие.

Как же так получается? Скорее всего, на моральном состоянии отечественного генералитета негативно отражается чрезмерно жёсткий контроль со стороны государства. В сталинские времена офицеров могли пытать и убивать лишь за высказывание альтернативной точки зрения или провалы, в которых они были не виноваты. Эта эпоха сменилась самодурством российских лидеров,  взбалмошностью Ельцина и Сердюкова. Армия лишь шесть лет живёт при адекватном руководстве. За такой отрезок времени новое поколение генералов не появится. На это нужны столыпинские 20 лет, а их как всегда может не оказаться.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Деньги есть! Но держаться всё равно придётся Далее в рубрике Деньги есть! Но держаться всё равно придётсяКак Дмитрий Медведев оконфузился перед телезрителями, говоря о зарплатах и бедности Читайте в рубрике «Политика» Почему лидеры европейских стран не имеют детей?Главный каббалист России дал свою точку зрения на факт бездетности политиков Европы Почему лидеры европейских стран не имеют детей?
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!