Непокорённый Афганистан
4 мин чтения
Непокорённый Афганистан

Насколько успешно советские солдаты вели боевые действия в республике?

Ограниченный контингент советских войск (ОКСВ) сталкивался со множеством объективных трудностей в период пребывания в Демократической Республике Афганистан (ДРА). Комплекс неразрешённых проблем послужил одной из причин решения руководства СССР о выводе частей 40-й армии, который завершился 15 февраля 1989 года.

Наука выживать

В знаменитом фильме Фёдора Бондарчука «Девятая рота» герой Алексея Серебрякова, проводивший инструктаж срочников перед отправкой в ДРА, произносит фразу: «За всю историю никто и никогда не сумел завоевать Афганистан». Помимо воинственного характера народов Афганистана, главная причина непобедимости этой страны — её горная местность. Она является естественным и грозным для неприятеля средством защиты.

Хребты, скалы, ущелья, узкие тропы и горные проходы практически полностью нивелируют техническое и интеллектуальное превосходство иностранного противника.

Для того, чтобы контролировать Афганистан, необходимо держать войска не только в городах и по периметру аэродромов. Огромное значение приобретает контроль горных высот. Только он позволяет обеспечивать беспрепятственное сообщение между войсками. А с этим у всех иностранных армий, включая советскую и американскую, были очень большие проблемы.

Именно особенности рельефа местности подводили ОКСВ, особенно в первый год пребывания в ДРА. Советские военнослужащие были вынуждены действовать в условиях нехватки тяжёлой техники. Далеко не все машины могли одолеть крутой подъём на извилистых горных дорогах. Это осложняло переброску войск, транспортировку грузов и зачастую лишало 40-ю армию необходимой огневой поддержки. Танки — основные средства прорыва обороны противника — почти полностью потеряли своё значение в горах Афганистана.

Между тем моджахеды активно пользовались неумением советских войск передвигаться в горных условиях и слабым знанием местности. В 1980-1981 годах колонны ОКСВ достаточно часто становились жертвами засад. Боевики, как правило, подбивали головной транспорт и, расстреляв боекомплект, скрывались в горах. В ночное время исламисты и вовсе были неуязвимы.

«Не знали мы и того, что моджахеды могут просто снести взрывом, например, 50-метровую полку горной дороги таким образом, что получалось продолжение скалы. Прохода как такового не было. Естественно, колонна останавливалась. В это время душманы вели интенсивный обстрел сверху — начиналась паника, неразбериха, гибли люди. Практически никто из нас не знал на первых порах, что нужно делать в таких ситуациях», — пишет в своих воспоминаниях командующий 40-й армией (1987-1989) генерал-полковника Борис Громов.

Чтобы предотвратить нападения боевиков, командование 40-й армии применяло практику строительства застав на прилегающих к группировкам ОКСВ хребтах, а также на господствующих высотах на участках прохождения колонн. Оборудование инженерных сооружений чаще всего происходило на высоте более трёх тысяч метров. Это было крайне трудоёмкое и опасное занятие.

Солдаты были лишены возможности пользоваться транспортом, а вертолёт не мог сбрасывать грузы на высоте уже двух тысяч метров. Строительство застав осуществлялось исключительно трудом военнослужащих. Залогом успешного штурма высоты был отказ от части груза, который бойцам предписывалось брать с собой. Военнослужащие несли лишь самое необходимое (пуховый спальный мешок, магазины от АК, воду и несколько гранат).

«Каждый солдат, сержант и офицер шёл в горы, неся на своих плечах по 40—60 кг. С таким огромным весом, да ещё под палящим солнцем не каждый сможет просто подняться на вершину, не говоря уже о том, чтобы после этого принять бой. Поэтому командиры иногда смотрели, как говорится, сквозь пальцы на то, что некоторые солдаты перед выходом в горы оставляли в казарме тяжёлое снаряжение — бронежилеты и каски», — отмечает Борис Громов.

В горы с трудом удавалось доставлять миномёты, гранатомёты и пулемёты. Их, как следует из слов Громова, советские военнослужащие брали вместо средств индивидуальной защиты. Это была вынужденная мера: без миномётов, гранатомётов и пулемётов застава обрекала себя на верную гибель.

Тяжёлым испытанием для солдат ОКСВ был афганский климат. В горах военнослужащие страдали от нехватки кислорода, перепадов температур (днём плюс 50 градусов, ночью минус 20) и лавинообразных осадков. Продержаться в таких условиях мог только закалённый и хорошо натренированный организм. Неудивительно, что львиная часть контингента, помимо инфекционных заболеваний, переболела воспалением лёгких.

Но ещё страшнее было получить ранение в горах. На большой высоте остановить у раненого кровь было практически невозможно. В зависимости от высоты и местности для эвакуации одного тяжело раненного человека приходилось формировать отряд из 13-15 физически крепких и выносливых бойцов. При этом численность заставы составляла порой 15-30 человек.

Кроме того, удалённая от основных сил застава рисковала попасть в капкан моджахедов или оказаться в голодной блокаде. Как рассказывал гвардии старший лейтенант 345-го отдельного парашютно-десантного полка ВДВ Михаил Свиридов, в афганских горах всегда не хватало воды. Её старались использовать в первую очередь в «гигиенических нуждах». С поставками еды также были перебои, поэтому солдаты могли несколько недель жить впроголодь.

Опыт ценой ошибок

Несмотря на немыслимое количество трудностей, советские войска находили способы справляться с ними. С 1981 года огромное внимание уделялось тактически грамотному передвижению по стране. Впереди колонны шли разведчики, господствующие высоты контролировали десантники, в небе кружила авиация, на дальних подступах дорогу прикрывала ствольная артиллерия.

Повоевавшие в горах ДРА сержанты и офицеры передавали опыт молодым необстрелянным бойцам. Советские военнослужащие научились грамотно обустраивать заставы и другие оборонительные сооружения с учётом специфики местности. В частности, бойцы ОКСВ изобрели способы защищты позиций от миномётного огня. Для мгновенной реакции на атаку душманов траншеи (высотой в полный рост) соединяли казарму и огневую точку.

Намного эффективнее стали действовать наблюдатели-корректировщики и офицерский состав, в обязанности которого также входила корректировка артиллерийского и авиационного огня. Например, старший лейтенант Иван Бабенко из 9-й роты в бою за высоту 3234 умудрялся корректировать огонь таким образом, что снаряды взрывались в 50 метрах от укреплений.

О высоком профессионализме ОКСВ лишний раз свидетельствует организованный уход из ДРА, начавшийся в апреле 1988 года. Вывод войск носил планомерный характер. Он сопровождался передачей контроля над населённым пунктами правительственным войскам и нанесением ударов по скоплениям моджахедов, которые угрожали отходившим частям 40-й армии.

К сожалению, на Западе и отдельные представители так называемого либерального лагеря нашей страны на протяжении более 30 лет пытаются опорочить миссию ОКСВ в Афганистане. Очень часто можно услышать утверждения, что советские войска не могли успешно воевать и потерпели от душманов поражение.

40-я армия действительно не смогла подавить сопротивление исламистов. Однако в пользу СССР говорит соотношение потерь (14,6 тысяч против 75-90 тысяч) и тот факт, что помощь моджахедам оказывали более 15 государств, включая США, Саудовскую Аравию, Великобританию, Германию, Францию, Турцию и даже Израиль. С этой армадой Советский Союз воевал вполне успешно, другое дело, что политического смысла в афганской кампании не было. 

В течение первых лет войны советские военнослужащие научились, выживать и побеждать в крайне суровых горных условиях. В итоге опыт войны в ДРА очень помог в проведении сирийской операции, которая обошлась без глубокого втягивания РФ во внутренний гражданский конфликт. Советская армия не покорила Афганистан, но вышла оттуда, сохранив воинскую честь и приумножив боевой опыт.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Обойдёмся без сверхзвука Далее в рубрике Обойдёмся без сверхзвукаКто надоумил Владимира Путина создать гражданский лайнер на базе Ту-160? Читайте в рубрике «Общество» В гробу мы видели нашего ЛенинаМавзолей будет закрыт на два месяца. А сам Ильич почти 100 лет назад размышлял о кремации В гробу мы видели нашего Ленина
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!