Политика
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Политика
Политика

Ленин. Жестокость как принцип бытия

«Русская планета» продолжает исследовать тёмные стороны «вождя мирового пролетариата»
Андрей Карелин
13 мин
О странном мальчике из странной семьи мы рассказали вам на днях. Глава вторая нашего повествования расскажет о становлении молодого революционера, вынужденной женитьбе на Крупской и ссылке в Шушенское.
В семье сложнее всего у Володи складывались отношения со старшим братом. Вопреки расхожему мнению, Саша и Володя Ульяновы никогда не любили друг друга. Навязанная нам история о том, что Ильич мстил за брата, проторившего ему дорогу в мир революционных свершений, абсурдна донельзя. На деле между «главной надеждой матери», её любимчиком Сашей и средним сыном — усердным и талантливым зубрилой Володей — лежала пропасть недопонимания и велась борьба за лидерство в семье.
Володя мечтал быть таким, как Саша. Безусловным лидером, не делающим для этого, в общем-то, ничего. Амбиций у среднего брата было предостаточно. Но ничуть не меньше, чем истерик и капризов, которыми он изводил всех членов семьи.

Юный Владимир Ильич донимал младших и бесконечно ссорился со старшими. После смерти отца и последовавшей вскоре после этого казни Саши, который взошёл на эшафот за организацию покушения на царя, именно Володя становится главой осиротевшей семьи.

Суд перевернул его картину мира. Глядя на слёзы матери и ореол мученика, которым отныне была окутана личность брата, никогда не помышлявший о революционном пути Владимир понял, что точка приложения его усилий найдена.

Именно революционный путь мог позволить заменить не только отца, брата, но и царя — мужчину № 1 всея Руси об «особой» связи которого с его матерью (сосланной в Симбирск фрейлиной Бланк) Володя, конечно же, не мог не догадываться.

Саша занял место в пантеоне мучеников обеих грядущих революций, до которых он не дожил. А его 16-летний брат не только начал всерьёз интересоваться революционными идеями. Но и, сам того не зная, заложил краеугольный камень в образ мальчика-мстителя, на котором впоследствии будет построена вся советская система воспитания мужской части населения.

На юридическом факультете Казанского университета Володя снискал славу у «прогрессивной» части молодёжи, одержимой идеями свержения монархии. Единомышленники носили его на руках.

«Володя, у которого царь повесил брата» мгновенно стал живой легендой не только факультета, но и университета, где (обратите внимание на демократичность) ему позволили учиться. В «модернизированных президентских монархиях» юный Ильич с чётко прослеживавшимися замашками революционера навряд ли мог бы претендовать на высшее образование.
Желание вести за собой, быть лидером у амбициозного мальчика росло не по дням, а по часам. Поводы для того, чтобы продемонстрировать бунтарство, находились самые разнообразные. Ильич инициировал «воротничковый бунт»: забаррикадировался в актовом зале вместе с сокурсниками, протестуя не только против введения новой неудобной формы с высокими воротничками, но и против исключения из университета всех тех, кого вытурили за «политические дела».
В роли лидера мятежа Володя Ульянов чувствовал себя абсолютно счастливым мальчиком, находящимся в центре внимания. Этого ему так не хватало  многие годы.
Бунт был усмирён. Но за демарш Володю Ульянова исключили из университета, отправив назад в родовое имение. Да-да. Именно «воротничковый» надуманный бунт. Далее Ульянов получал образование «удалённо»: штудировал учебники по истории, экономике, политологии.
Он учился усердно. В течение пяти лет грыз гранит науки, «не жалея зубов». А потом удивил всех: вернулся и сдал экзамены экстерном без посещения скучных лекций профессуры. Диплом адвоката Володе отдали. Однако работа в судебной системе молодого Ильича привлекала мало.
Вместо того, чтобы посвятить себя адвокатуре, он направляется в Петербург и там поступает в общество питерских марксистов.
За прошедшую пятилетку он изменился неузнаваемо. Возмужал. Облысел. В общем, от образа кудрявого малыша, красовавшегося у нас на октябрятских значках, не осталось и следа. Уже в 25 лет Владимир Ильич выглядел, как мужчина, разменявший 5-й десяток.

На смену истеричному тинейджеру, которого, откровенно говоря, не любили ни в школе, ни в семье, приходит рыжебородый мужичонка с холодным и безжалостным взглядом. Self made man конца многообещающего XIX столетия.

Трудоспособность, выработанная за годы самообучения Ульяновым, бьёт рекорды. Он практически не живёт личной жизнью, постоянно читая, анализируя, делая записки в блокнотах. Ильич не болтлив. Он выработал в себе привычку говорить мало и только по сути.
Впрочем, разговаривать с ним решался мало кто. Подавить психофизику подлинного истерика ему не удастся никогда. Как только его мнение расходилось с мнением других членов марксистского кружка, Владимир Ульянов мгновенно срывался на крик и находил тысячу и один аргумент для того, чтобы поставить оппонента в споре на место, попутно высмеяв его.
А что там с противоположным полом? В советское время нам активно навязывали миф о том, что Ильич очень любил детей. Мы читали об этом. Нам рассказывали о трогательно отношении вождя народов к детям с экранов. Об особой любви Ленина и малышни рисовали картины. Отправляясь в первый класс, для поступления в который нужно было рассказать стишок, мы зубрили стихотворения о любви Ленина к детям:

«Я вам стихи читать начну, я расскажу вам, дети,

Как в голод девочку одну Ильич однажды встретил!»

Ну, а женщин, этих ключевых фигуранток репродуктивности человечества? Любил ли он женщин? Если кто-то и осмеливался «копнуть» в этом направлении в советский период, то ответ был один: у Ленина не было времени на женщин, и даже Надежда Константиновна Крупская была не женой, а помощником и личным секретарём, женщиной, с которой ночами Ильич читал «Капитал» Маркса.
На деле Ульянов стал тем, кем он был, только благодаря женщинам, а вернее, импульсу, который был сформирован в его психике благодаря отчаянному дефициту женского внимания и любви. Женщин Ильич любил страстно. Приоткроем завесу: больше, чем детей, которых, впрочем, тоже хотел иметь.
Но у члена тайного кружка марксистов права на тихое семейное счастье отсутствовало напрочь. Стереотип вождя, выходить за грани которого (по меньшей мере, официально) было опасно, напоминал постулаты воров в законе и пиратов Стивенсона: бездетен, не имеет семьи, в случае, если «заметут», не может (права такого не имеет!) давать властям возможность нажимать на рычаги давления («У вас ведь, молодой человек, семья и дети»).
Быть замеченным в связях с противоположным полом, обрасти семьёй – значило утратить карьерную инициативу. Поначалу Владимир Ульянов допустить этого категорически не мог. Женщины в питерском кружке марксистов, безусловно, были. Но обращались к ним не иначе, как «товарищ», от чего веяло клинической бесполостью.
Эти «марксистки» были очень умными. Но далеко не всегда красивые. Низкорослый (164 см) Владимир пользовался успехом у красивой марксистки Аполлинарии Александровны Якубовой (партийная кличка Кубочка), ну а «номером два» была умная Надя Крупская, личико которой было отягощено печатью базедовой болезни.
Глазки навыкате. За это члены марксистского питерского кружка жестоко «благословили» Надежду партийной кличкой «Селёдка».
Чудо! Формат общения с женщинами, который был принят в марксистском кружке, позволял Ильичу встречаться одновременно с Кубочкой и с Селёдочкой. Их часто видели втроём. Они бродили по парку, о чём-то оживлённо споря. Ведь женщины – это товарищи. А товарищей, в отличие от возлюбленных, может быть сколько угодно. Хоть целый полк.
В 1895 году Владимира Ильича Ульянова арестовывают за создание подпольного кружка и незаконную агитацию. Вот фото того периода, сделанное в полицейском участке.
Ильич не был бы «пролетарским Мессией», не обрел бы ореола канонизированного коммунистического святого, если бы, словно Христос, не перенёс бы мучений. А были ли они?
В тюрьме он провёл год и два месяца. По официальной версии Владимир Ильич жестоко голодал, но много работал.
Помните историю о чернильницах, сделанных Ильичом из хлеба и заметках, написанных молоком на полях книг? Она стала канонической.
Дескать, соратники узнавали мысли вождя в этот период и коммутировали с ним, разогревая лист с невидимыми «молочными» надписями над свечой. Молоко проявлялось и текст можно было прочесть. Как только надсмотрщик открывал дверь, Ленин мгновенно проглатывал «чернильницу». Сотнями советских школьников повторён и подтверждён этот эксперимент.
Но история о чернильнице, сделанной из хлеба и заметках молоком, как минимум, опровергает мифы о голоде и холоде в Петропавловской крепости, куда был заточён политический узник. Так ли голодно ему было? Нет. Враньё. Мать и сёстры регулярно приносили ему передачи. А меню арестанта включало щи или суп с мясом, жаркое из мяса или дичи. На десерт всегда было сладкое.  
Ильич получает «трёшечку» — его направляют в ссылку. Он лелеял надежду на то, что в Сибирь за ним оправится Кубочка. Но… пришлось ехать вместе с Селёдочкой — Надей Крупской.
Жениться Ильич, однако, ей не предлагал. По прибытии в Шушенское (ныне — посёлок городского типа, административный центр Шушенского района Красноярского края России с населением 17142 человека) Надя взяла инициативу в свои руки и доходчиво объяснила Владимиру Ильичу, что без верного товарища и спутницы жизни ссылку не пережить. Ильич, по началу, вежливо отказался, дескать, создан для партийной борьбы, а не для семейной жизни. 

«Вспомните Чернышевского. Нельзя думать только о себе. Нужно думать только о великом деле. А великое дело у нас одно», - не сдавалась Надежда Константиновна.

Пришлось жениться. А объяснил всем свой поступок так:

«Я женился на Наде, потому что она была единственной знакомой женщиной, понимавшей Карла Маркса, и…умела играть в шахматы».

Но Надя хотела не просто играть в шахматы. Она отчаянно пыталась забеременеть в Шушенском, а когда пережила несколько выкидышей подряд, отписала свекрови печальные строки:

«Надежды на прилёт маленькой пташки не оправдались»

Ленин, наблюдая страдания бездетной супруги, которой врачи объяснили, что детей, не будет, заверил Надежду Константиновну, что раз у них не может быть своих детей, они усыновят чужих. Врал, конечно.
А что же ссылка? Каторгой её назвать было никак нельзя. Скорее, путёвкой в санаторий, на свежий воздух. Иначе почему Надежда Константиновна вспоминала о Шушенском, как о золотом периоде их жизин с Ильичом? За решёткой в Шушенском никто никогда не сидел. Голодом, опять-таки, никого не морили.

В перерывах между работой Ленин гулял по селу и свободно общался с жителями, взяв к себе из их числа в дом 11-летнюю служанку, которая колола дрова, занималась хозяйством и батрачила на будущего вождя мирового пролетариата, как могла.

Сам Ильич ходил на рыбалку. Катался на велосипеде, охотился. Нам бессовестно врали, рассказывая про его страдания вдали от борьбы. Если кто и страдал, так это местное зверьё. Ведь только в рассказах советских писателей Ильич был настолько сердоболен, что не убивал животных, а лишь «гулял с ружьём».
Крупская вспоминала:
— Володя вернулся с охоты довольный. Принёс двадцать тушек зайцев.
Двадцадцать снайперских выстрелов? А вот и нет.

Ильич был антитезой дброго дедушки Мазая. Когда в Шушенском было наводнение, Ульянов плавал на лодке к островкам, на которых спасались несчастные звери. В надежде на спасение они прыгали к нему в лодку, а он безжалостно дубасил их веслом, убивая наповал.

Жестокости в этом лишённом сантиментов человеке было хоть отбавляй.  
О том, как Ильич встретил Инессу Арманд, и почему он не решился развестись читайте на «РП»
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
13 мин