Фото
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Фото
Русская планета

Не пришли к выводу – 2

Фотограф Алексей Николаев разыскивает в Афганистане бывших советских солдат, которые приняли ислам и отказались возвращаться в СССР
20 марта, 2014 09:32
9 мин
Сергею (Нурмамаду) Красноперову 49 лет. Уроженец Кургана, он отслужил в Афганистане почти два года, но под конец срока — в 1985 году — оставил часть из-за неуставных отношений, оказался в плену у моджахедов, женился и после вывода советских войск остался жить в безымянном кишлаке в 20 километрах от Чагчарана — столицы провинции Гор. По местным меркам Красноперов — преуспевающий зажиточный человек: у него есть два мотоцикла и машина. «Русская планета» продолжает публиковать цикл фотоисторий Алексея Николаева — портреты солдат ограниченного контингента, нашедших в Афганистане новую веру и вторую родину.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета». Сергей на мотоцикле возвращается из Чагчарана в свой аул.
Сергей Красноперов: «Я родилсяв Кургане. До сих пор помню свой домашний адрес: улица Бажова, дом 43. Оказался в Афганистане, а под конец службы, когда мне было 20 лет, ушел к душманам. Ушел, потому что не сошелся характером со своими сослуживцами. Они там все объединились, я был совсем один – меня оскорбляли, ответить я не мог. Хотя это даже не дедовщина, потому что все эти парни были со мной из одного призыва. Я ведь, в общем, и бежать не хотел, хотел только, чтобы тех, кто надо мной издевался, наказали. А командирам было все равно. У меня даже не было оружия, а то бы сразу их убил. Зато духи, которые были близко к нашей части, меня приняли».
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета». Обеденный перерыв в бригаде рабочих-монтажников, которой по совместительству руководит Сергей. Его основное место работы – маленькая местная ГЭС, где Красноперов отвечает за электротехнику.
Сергей Красноперов: «Правда, приняли не сразу – дней на 20 меня заперли в каком-то маленьком помещении, но это была не тюрьма, хотя у двери были охранники. На ночь надевали кандалы, а днем снимали – даже если окажешься в ущелье, все равно не поймешь, куда идти дальше. Потом приехал командир моджахедов, который сказал, что раз я сам пришел, то сам могу и уйти, и кандалы, охранники мне не нужны. Хотя в часть я бы все равно вряд ли вернулся – думаю, меня сразу бы пристрелили. Скорее всего, их командир так меня испытывал».
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета». Бригада Сергея монтирует линию про производству щебня в каменном карьере недалеко от Чагчарана.
Сергей Красноперов: «Первые три-четыре месяца я на афганском не разговаривал, а потом постепенно стали друг друга понимать. К моджахедам постоянно ходили муллы, мы начали общаться, и я осознал, что, на самом деле, бог один, просто Иисус и Мухаммед – посланники разной веры. У моджахедов я ничем не занимался – иногда помогал с ремонтом автоматов. Потом меня приставили к одному командиру, который воевал с другими племенами, но его скоро убили. Против советских солдат я не воевал – только чистил оружие, тем более, из той области, где я был, войска вывели довольно быстро».
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета». Сергей по дороге с работы.
Сергей Красноперов: «Моджахеды поняли, что если меня женить, то я сам с ними останусь. Так и вышло. Женился через год, после этого с меня совсем сняли надзор, раньше одного никуда не пускали. Но я по-прежнему ничем не занимался, приходилось выживать – перенес несколько каких-то смертельно опасных болезней, даже не знаю каких» .
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Мальчик на заборе дома, Чагчаран.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Женщины с покупками возле каменного карьера, где работает бригада Сергея.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Чагчаран считается неспокойным местом. Рядом с городом расположена база Международных сил содействия безопасности (ISAF), над ним постоянно кружат вертолеты.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета». Сергей Красноперов с детьми
Сергей Красноперов: «У меня шесть детей. Было больше, но многие умерли. Они все у меня белокурые, почти славянские. Впрочем, и жена такая же. Вот сейчас документы собрал, отвез в Кабул, чтобы получить паспорт. Вначале получу его, а там посмотрим – если будут деньги, то съезжу (домой – РП). Мать у меня уже совсем состарилась, я ей иногда звоню, а один раз она даже приезжала. Был брат, но его убили в пьяной драке – толкнули, и он ударился головой об асфальт. Здесь мстят кровь за кровь, а в России таких законов нет».
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Сергей Красноперов: «После того, как американцы совсем уйдут, станет лучше. Мне сейчас помогают украинцы (военнослужащие из контингента ISAF– РП), есть грузины еще. Литовцы нас, правда, не очень любят... Я ведь считаю себя русским, а как раньше в СССР было? Все равны! А американцы считают, что кроме них все второго сорта. Даже негры для них лучше, чем афганцы. Я бы никому не пожелал оказаться на моем месте».
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Сергей Красноперов: «Хочу купить участок в городке. Зарабатываю я $1,2 тысячи в месяц, такие деньги здесь дуракам не платят. Мне губернатор и мой начальник обещали помочь, стою в очереди. Государственная цена небольшая – тысяча долларов, а продать потом можно тысяч за шесть. Выгодно, если все-таки захочу уехать. Как сейчас в России говорят – это бизнес».
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Сергей Красноперов. Учетная карточка из архива Комитета по делам воинов-интернационалистов.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Гостиничный номер в Чагчаране.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Кишлак, в котором живет Красноперов.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Книжный магазин в Чагчаране. Светской литературы здесь нет.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Разделка туши барана, Чагчаран.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Приготовление кебаба, Чагчаран.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Обеденный стол дома у Красноперова. Хлеб по местному обычаю подают первым.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Дорога из кишлака в Чагчаран.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Красноперов и замначальника полиции Чагчарана, сопровождавший (во главе отряда охраны) фотографа по дороге в кишлак, где живет Сергей. Перемещаться в одиночку в этих местах небезопасно.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Жители кишлака вышли из домов посмотреть на приезжих.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Работник гостиницы на крыше. Чагчаран.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Охрана, выделенная Алексею Николаеву в Чагчаране.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Чагчаран.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Вид из окна гостиницы, Чагчаран.
Фото: Алексей Николаев / «Русская планета»
Человек на крыше магазина – сторож: все заведения в городе тщательно охраняются.Чагчаран.
Поделиться
ТЕГИ
Фото
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ