Фото
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Фото
Русская планета

Офранцуженные британцы — 2

Фотограф Рип Хопкинс сфотографировал англичан, уехавших во Францию за новой жизнью
7 ноября, 2014 09:00
15 мин
«Русская планета» продолжает публикацию работ британского фотографа Рипа Хопкинса, которые посвящены его соотечественникам, эмигрировавшим во Францию, преимущественно в провинцию Перигор.
Первая часть цикла посвящена семьям осевших во Франции англичан, вторая — в основном экспатам-одиночкам. Почти все они пересекли Ла-Манш, чтобы изменить свою жизнь, и почти всем это удалось — во Франции они нашли новую работу и призвание. Большинство переселенцев даже не думают о возможном возвращении на родину, а некоторые откровенно признаются, что ненавидят Великобританию и считают себя там чужими.
Хопкинс родился в Великобритании в 1972 году. Фотографией увлекается с десяти лет. Работал фотографом-документалистом с «Врачами без границ» в Южном Судане, Боснии, Либерии, Уганде, Ингушетии и Восточном Тиморе. C 1996 года является членом французского фотоагентства VU. Награжден премиями Mosaïque Scholarship, Kodak Young Photo-Reporter Award, Observer Hodge Award и Monographies Prize.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Я бы осталась здесь, если бы мне было чем заняться», — говорит 20-летняя Ривка Пули. Она родилась во Франции и выросла в Израиле, а ее родители родом из Лондона. Пули хотела бы работать с мотоциклами или лечить лошадей иглоукалыванием. Если этого не удастся и жизнь во Франции не заладится, она уедет в Австралию либо вернется в Израиль. Вокруг Ривки ее собаки: Донна, Коко, Фродо и Расти Джуниор.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Во Франции есть жизнь», — с улыбкой заявляет Манфред Хоулти. В 1982 году он приехал из Антверпена вместе со своей голландской женой. Англию Манфред покинул еще в 1974 году. По профессии он инженер, занимался переделкой автомобилей Austin Mini (сейчас Mini Cooper) для использования на съемочных площадках. Позже разрабатывал механизмы для заводских конвейеров. Манфред и его пиренейская овчарка Страйдер никогда не вернутся в Великобританию.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Не могу не думать о том, что в Англии я могла бы жить лучше», — признается Жанна Чапман. Раньше Жанна танцевала в труппе современного балета «Рэмберт». Во Францию приехала из Абу-Даби в 1997 году, до этого жила в разных местах — от Лондона до Западной Африки. Подумывает о том, чтобы вернуться в Англию.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Никто из нас не рвется назад», — говорит 64-летний Роберт Данн. Он переехал вместе со своими родителями в 1989 году из Рединга, Беркшир. Роберт — ветеринар, вместе с женой держит ферму и производит козий сыр. Дочери Даннов получают высшее образование во Франции: одна учится на ветеринара, другая защищает диссертацию по физике. Данн не исключает, что однажды они вернутся в Великобританию.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Я не чувствую себя британкой, когда я в Британии», — заявляет Паула Балфур, которая приехала в Париж из Лондона в далеком 1948 году. В 1950 году она вышла замуж за француза, который был героем французского Сопротивления. В 1975-м вышла замуж во второй раз и купила дом в Перигоре. Паула — дизайнер интерьера. О возвращении на родину она даже не задумывается.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Я привязана к этому месту», — говорит Венди Биренс де Хаан. В 1999 году вместе со своей матерью переехала в Перигор из Сент-Клода, пригорода Парижа, где она жила с 1969 года. Венди работает агентом по недвижимости и переезжать на историческую родину не намерена.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
76-летний Дуг Баркер с 1975 года держал в Перигоре летний дом. До того как выйти на пенсию, он был фермером, работал в туристическом бизнесе и занимался лингвистикой. Два года назад, в знак протеста против войны в Ираке отказавшись платить часть налога (10%), которая идет на оплату военных расходов, он принял литовское гражданство. Баркер живет то в Вильнюсе, то в Дрогоне, где у него есть гараж с тридцатью мотоциклами.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Вряд ли я могла бы справляться со своей жизнью без молитвы», — делится 34-летняя Дженнифер Кук, приехавшая во Францию из Бирмингема в 2001 году. Она преподавала иностранные языки в школе, а сейчас работает в отеле Château Mas de Montet. Дженнифер и ее муж Ниль, строитель, возвращаться на родину в ближайшее время не собираются.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Это было как распахивать целину», — вспоминает свой переезд 72-летний антиквар Майкл Харрис. Он купил дом в Перигоне и проводил в нем отпуск вместе со своей женой Шейлой с 1977 года. Они окончательно перебрались из Сассекса в 2003 году, когда Шэйла вышла на пенсию. Харрисы собираются остаться во Франции навсегда.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Если видишь, как открывается дверь — загляни туда», — девиз 63-летней Хелен Харрисон. Она родилась в Австралии, в 1970-х приехала в Лондон и работала там школьной учительницей. После выхода на пенсию переехала во Францию и пока не думает о возвращении.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Я уже чувствую себя больше французом, чем англичанином», — признается Норман Смит. В 14 лет он сбежал из дома в Хэмпшире, и здесь его усыновил Дэвид Ларчер. В прошлом фотограф и режиссер, сейчас 52-летний Смит — рабочий. Его жена преподает в местной школе. Возвращаться на родину Смиты не намерены.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Упорный труд никого не делает знаменитым», — уверена Шу-шу Хортон, 68-летняя американка, которая приехала в Перигор в 1994 году из Лондона, успев перед этим пожить в Иране. Она была визажистом, затем топ-менеджером в рекламном бизнесе, сейчас на пенсии. Шу-шу живет во Франции со своим мужем Тони. Они хотят вернуться в Великобританию.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Всю жизнь я пытался сбежать от самого себя», — рассказывает Джоел Томас Грант. От «самого себя» он сбежал в 15 лет — во Францию из английского города Бат. Сейчас ему 32, и он нашел себя в обоих сообществах — и в британском, и во французском. Во Франции его знают как Жоэля, в Британии зовут Томом. Молодой человек работает строителем и не планирует возвращаться.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Я ненавижу Англию лютой ненавистью», — признается Франческа Спилле. Она родилась в Калифорнии, выросла в окрестностях Лондона, училась в художественных школах Парижа и Лондона, до Франции жила с родителями на Майорке. Франческа — художник, рисует в смешанной технике. Возвращаться в Англию не собирается.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
Джосс Бриндл родился и вырос в Дордоне, ему 15, он собирается стать учителем английского и называет себя французом.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Мы сами хозяева своей судьбы», — уверена Лиззи Хенти. Она переехала во Францию с мужем Майклом в 1991 году из Уилтшира. Раньше у них был ресторан в Вертельяке, теперь Лиззи держит интернет-бутик эротического белья. Она хочет остаться во Франции.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Путешествия расширяют горизонты», — 48-летний Грэйми Уоллес вырос в Абердине, некоторое время жил в Ливии, а во Францию приехал в 2007 году. Живет и работает в отеле Château Mas de Montet вместе со своим партнером Ричардом Стимсоном; раньше преподавал английский за рубежом, в частности в странах Ближнего Востока. О возвращении в Британию не думает.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Я очень скучаю по моей семье», — признается Джина Уэбб. Она выросла в Дербишире и жила там до 1994 года, держала вместе с мужем кафе. Джина — художник. Во Франции, говорит она, ее привлекал «тот уникальный свет», который изображали на своих полотнах импрессионисты. В идеале она хотела бы жить между Англией и Францией.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Все изменилось с тех пор, как я чуть не погиб на гонках в Кристал Пэлэс», — Тони Хортон говорит о мотогонке, в которой он получил такие травмы, что был на грани смерти. После аварии Тони занялся издательским делом, а в 1994 году переехал во Францию вместе со своей женой Шушу. В будущем они собираются вернуться в Англию.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Дешевая недвижимость еще не означает легкую жизнь», — замечает 53-летняя Митт Моррис. Она архитектор, работала на Ближнем Востоке, во Франции, три года жила в Испании. Ее 15-летний сын Джосс Бриндл родился во Франции. Никаких планов о переезде у нее нет.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Просто это новый проект в новой стране», — объясняет свой переезд Джереми Харрис, 49-летний архитектор, который специализируется на экологичных домах. Он вырос в Хэмпшире, пять лет жил в тибетском монастыре, помогая со строительством зданий, работал в Лондоне, жил в Индонезии, а в 2008 году приехал во Францию. Джереми живет со своей женой, индонезийкой Элин.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Франция любит разбивать людей на категории», — замечает Марта Прайс. 16 лет назад она приехала сюда из Престина (Уэльс) вместе со своей семьей, состоявшей из восьми человек, на этом автобусе. Ей 24 года, у нее своя школа верховой езды. Молодой человек Марты — француз, сама она давно говорит с сестрами и братьями по-французски и собирается остаться здесь навсегда.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Неважно, куда ты едешь, — всюду ты привозишь себя», — замечает 47-летний Аарон Блонд. Раньше он жил в Норфолке и работал вместе с отцом в семейном издательстве. В 1986 году переехал во Францию и теперь работает строителем. О том, вернется ли он когда-нибудь в Великобританию, Блонд не задумывается.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Этот дом — для наших детей», — говорит 51-летняя Луиз Данн. Она переехала из Беркшира со своим мужем Питером, сейчас они держат козью ферму. На фото вместе с ней козел-чемпион Стар (8 лет). Она не уверена, что больше не вернется в Англию.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Французам неважно, кто живет рядом и чем они занимаются», — замечает Ричард Стимсон, приехавший во Францию из Лондона в 2002 году. Раньше он работал остеопатом, но захотел изменить свою жизнь и работать с произведениями искусства и антиквариатом. Ричард перестроил Château Mas de Montet, превратив его в четырехзвездочный отель. Возвращаться на родину он не планирует.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«За последние три года мы переезжали минимум девять раз», — рассказывает Марион Джексон, приехавшая во Францию со своими двумя дочерьми в 1997 году. Британка, рожденная в Канаде, она жила и работала частным тренером в Лондоне, Дубае и Дрогоне. Собирается уехать, как только ее дети окончат школу.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Мы просто живем своей жизнью», — 76-летний Питер Уайтхаус вырос в Лондоне и Суррее, 49 лет жил и работал архитектором в Нигерии со своим партнером Тедом Муром. 30 лет они проводили во Франции отпуски, а в 2005 году остались здесь жить и возвращаться не собираются.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Той Англии, которую я знаю, больше не существует», — сокрушается 70-летняя Джона Спэйри, приехавшая в Либерак из Лондона. Она наполовину исландка и организует туры в Исландию. Джона живет на два города — Либерак и Рейкьявик. В Англию возвращаться не собирается.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Слова нужны для того, чтобы прятать свои мысли», — философствует Хью Томас, приехавший из графства Мидлэссекс. Хью 56 лет, он антиквар, а его французская жена владеет местным новостным агентством; их офисы находятся в соседних домах. Томас думает остаться во Франции навсегда.
Фото: Rip Hopkins / Agence VU / East News
«Если меня будут тащить обратно в Англию, я буду пинаться и вопить», — грозится 65-летний Кристофер Дрю. Еще с 1990 года у него был летний дом в Перигоре. До 1999 года, когда Дрю вышел на пенсию, он преподавал в Бристольском университете. Кристофер — художник и мастерски танцует степ. Он уверен, что вернулся бы в Великобританию только в самом крайнем случае.
Поделиться
ТЕГИ
Фото
15 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ