Расстрелам быть
Расстрелам быть

В своей новой картине супруга Анатолия Чубайса обратилась к историческим фактам, актуальным для российской повседневности

«Оправдание смертной казни церковью и наукой показывает лживость церкви и лживость науки. И церковь и наука скрывают от людей злодеяния, совершаемые государством».

Сегодня за подобные «измышлизмы» можно легко получить штраф или реальный срок по обвинению в уничижении православия, русофобии, разжигании ненависти к представителям религиозных или научных сообществ.

В адрес противников смертной казни прозвучали бы рекомендации: сперва пережить потерю родных, а уж затем заступаться за людей, преступивших грань, и отправленных судом на эшафот.

Количество стран, где стреляют в затылки, надевают петли на шеи и заносят над головой топор, по-прежнему велико. Казнят из пистолета с глушителем в братской Белоруссии. Вешают, ставя на проваливающийся люк, в просвещённой Японии. Ломают головы над рецептами «убийственных коктейлей» на «зелёных милях» за океаном в США.

И — главное — то и дело раздаются голоса в России, где последний выстрел прозвучал в сентябре 1996 года. «Не пора ли отменить мораторий?», «Не начать ли ставить к стенке «всю эту нечисть», томящуюся в каменных мешках?»

Особо усердствуют в вопросе налогоплательщики, которых ничуть не смущает растущее количество «синих ведёрок» на улицах, но – хлебом не корми – дай завинтить ржавые гайки в небезупречной системе отечественного правосудия и вновь вплести в российскую повседневность «голос товарища Маузера».

Русский классик против!

Автор спорной цитаты, переведённой на киноязык и со вчерашнего дня звучащей с экранов кинотеатров по всей России, действительно, великий Лев Николаевич Толстой.

Мысли о недопустимости смертной казни ни при каких обстоятельствах, её чудовищности и противоречии изложены в письме 1908 года, адресованном другу Павлу Ивановичу. Прибегнув к эпистолярному жанру, граф вспоминает об одном драматичном эпизоде в своей жизни, который (по его словам) имел на его последующую судьбу и творчество «больше влияния, чем все кажущиеся более важными события».

Что же произошло в 1866 году?

Льву Толстому было 38 лет. Молодой писатель приблизился вплотную к грядущему триумфу. На литературном поприще – дым коромыслом! Пишется «Война и мир». В минувшем 1865-м, в журнале «Русский вестник» появился её «пилотный» фрагмент под ничего не говорящим названием «1805 год».

«Анна Каренина» увидит свет семью годами позже — в 1873-м. Ещё позже, в 1880 году, будет опубликована пронзительная «Крейцерова соната» — история исповеди женоубийцы.

Но 1866-й в судьбе Толстого — это своеобразный «мидпойнт», когда многое сделано, но ещё больше сделать предстоит. Потом, позже на графа прольётся елей всенародного обожания, а его философский взгляд на жизнь станет религией.

Речь о толстовстве, в системе координат которого напрочь отсутствовало почитание поповской братии, крещение лбов и хождение с иконами. Но имело место всё лучшее от не преломлённого о колено русской государственности библейского христианства, а ещё буддизма, даосизма, конфуцианства. Не обошлось там и без идей великих мыслителей Сократа, Канта, Шопенгауэра. Плюс щепотка вольнодумства. И бездна человеколюбия от графа Льва Толстого, кормившего позже за свой счёт толпы голодных во время неурожая 1890-1891 года.

«Дерзко восстал на Господа!»

Неслось с амвонов. И церковь, понять, конечно же, можно и нужно. Ведь Толстой с точки зрения попов — еретик! Отрицал «априорный» первородный грех, искренне недоумевая, почему младенец в чём-то виноват, а, следовательно, должен искупать грехи. Чего стоят «личные примеры» графа с отказом от мяса, алкоголя, табака?

Управлять умным, трезвым, здоровым народом, так непросто. И как только графу не намазали зелёнкой лоб за насаждаемые идеи пацифизма, вняв которым резиденты грядущих поколений не смогли бы умирать за Родину в самых разных уголках мира?

В общем, живи граф сегодня — не миновать ему обвинений в подрыве конституционного строя.

Именно в 1866 году мирную жизнь писателя в его имении нарушает вторжение давнего приятеля его жены, офицера 65-го Московского пехотного полка, стоявшего близ Ясной Поляны, в деревне Новая Колпна. Его зовут Григорий Колокольцев — молодой повеса, сынок генерала, вдобавок идеалист.

Представ перед просвещённым помещиком Львом Толстым, заказывающим из Японии диковинных по меркам российских широт чёрных свинок, Гриша Колокольцев, анекдота ради, поведал Льву Николаевичу историю писаря Шабунина.

Над этим солдатом ему и его коллегам (полковнику со смешной фамилией Юноша и разжалованному за политику в солдаты, но дослужившемуся-таки до чина прапорщика дворянину Стасюлевичу) предстояло учинить судилище.

В чём же была вина писаря? Устав терпеть издевательства капитана, требовавшего раз за разом переписывать ведомости с непрерывно менявшимися цифрами, солдат дал командиру оплеуху.

Мыслимо ли? Ведь ротный — капитан, академик, вдобавок, поляк, которому доставляло несказанное удовольствие не только воровать (что и являлось причиной бесконечного переписывания ведомостей), но и глумиться над этим исполнительным, бесконечно усердным и до какого-то момента терпеливым русским Шабуниным.

Услышав эту историю, поданную Колокольцевым в полуюмористическом ключе, граф-человеколюбец возроптал и взялся защищать бедного Шабунина.

Представ перед «судом-тройкой», в которой председательствовал полковник Юноша, а заседателями были Колокольцев и Стасюлевич, Толстой всеми силами пытался сделать так, чтобы Шабунин избежал смертной казни, «давя» на то, что солдат был доведён до отчаяния и не отдавал себе отчёт в своих действиях.

Необходимо отметить, что больница Кащенко была построена многим позже.  Институт Сербского, где могли бы провести психиатрическую экспертизу, тоже был ещё не открыт. Установить невменяемость Шабунина не то, чтобы не удалось — не представлялось возможным. Да и нужно ли было, если значительно проще, дешевле, а главное, «справедливее» за совершённый проступок… расстрелять.

Приговор до глубины души возмутил Толстого, полагавшего, что нет в мире ничего ценнее человеческой жизни. В спешке он немедленно отписал своей родственнице, придворной фрейлине Толстой о данном казусе, но… забыл указать сведения о воинском подразделении, в котором служил Шабунин!

В приёмной Государя небезосновательно рассудили, что императору Александру II не пристало подавать на стол прошение о помиловании солдата, принадлежность которого к одному из полков просто-напросто неизвестна.

Пока направили запрос, пока пришёл ответ…  Шабунина успели поставить перед пятнадцатью стрелками, которые по отмашке офицера произвели залп.

Конъюнктурно поддержавший мнение полковника Юноши Колокольцев продолжил карьерный рост. Стасюлевич, пытавшийся отстоять осуждённого, надел ватник поплотнее и зашёл поглубже в пруд, зная, что совершенно не умеет плавать.

Эта история, глубоко ранившая и поразившая когда-то 38-летнего графа, удивила известного российского режиссёра Авдотью Смирнову, которая с 2012 года пребывает в счастливом браке с Анатолием Чубайсом.

Председатель правления ОАО «Роснано», которому супруга-режиссёр предложила оценить случай из жизни русского классика, нашёл его интересным и драматичным. «Но где здесь кино?» — прагматично развёл руками Анатолий Борисович.

И Авдотья Смирнова, известная нам, как сценарист, по фильмам «8 1/2 $» и «Глянец», а как режиссёр по картинам «Отцы и дети», «Кококо», «Два дня», пришла к одному из лучших продюсеров российского кинематографа – Сергею Сельянову, продюсировавшему когда-то легендарный фильм Алексея Балабанова «Брат».

Сельянов обладает уникальным профессиональным чутьём, благодаря которому, мы можем смотреть не только слащавую кинопатоку о некоем ирреальном современном мире и победах минувших лет, но и картины, в которых сквозит насущная и бесконечно актуальная проблематика.

В 90-е таким фильмом был «Брат», рассказывавший о судьбе паренька, возвращающегося из Чечни и не имеющего возможности устроиться в этом мире никуда, кроме как в организованную преступную группировку.

Какой message ниспослан нам в фильме о малоизвестном эпизоде из жизни классика Льва Толстого, премьера которого состоялась в канун юбилейной даты (190 лет со дня рождения классика)?

Если попытаться описать главную идею фильма в двух словах, то вот они

Жизнь бесценна

Прочитать этот посыл можно двояко. Если посмотреть на него глазами почившего более ста лет графа Толстого, то получится так: жизнь человека — наивысшая ценность, отняв которую в любых предлагаемых обстоятельствах, кроме, пожалуй, войны, ты совершаешь тягчайшее преступление не только перед Богом, но и перед самим собой, своей душой.

Но фраза «Жизнь бесценна» может быть воспринята и «с колокольни» нашего сегодняшнего дня. Жизнь человека просто не стоит ни гроша. И, несмотря на иллюзию безопасности, витающую в воздухе, это прочтение будет куда менее патетичным и куда более правдивым. Желаете убедиться в этом? Откройте новости.

А что же сюжет фильма, уровень исполнительского ремесла актёров, режиссёрская работа? Добро пожаловать в кинотеатры!

Это не спойлер. Просто такая история.

Известные звёзды шоу-бизнеса поддержали театр-оперы Conlucia Далее в рубрике Известные звёзды шоу-бизнеса поддержали театр-оперы ConluciaПрезентация молодёжного оперного проекта состоялась в Хрустальном доме «Бахметевъ» в Москве

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»