Спецпроект: Семья 1.0 – Семья в эпоху «Домостроя»
Спецпроект: Семья 1.0 – Семья в эпоху «Домостроя»

Не первый год мы слышим, что традиционный институт семьи пошатнулся или, как минимум, претерпел за последнее время значительные изменения. Кризис семьи затронул практически весь мир, и Россия – не исключение. Так ли это на самом деле? 

Безвозвратно канули в лету те времена, когда русская семья была несокрушимой патриархальной скрепой, пронизывающей все дореволюционное российское общество — от венценосных особ до обитателей бедной крестьянской лачуги.

В лучших произведениях так никем и непревзойденных русских классиков Александра Островского и Льва Толстого, Ивана Тургенева и Антона Чехова представали многократно увековеченные впоследствии на сцене и в кино образы резидентов этих прекрасных, но, как оказалось позже, донельзя архаичных семей, архитектоника и философия которых была сокрушена в 1917 году.

Великая Октябрьская революция в подвале печально известного Ипатьевского дома расставила «точки над i», покончив не только с семьей последнего российского императора. Семья русская с ее формировавшимися и культивировавшимися столетиями ценностями, традициями и укладами, в эпоху коммунистического апокалипсиса была яростно заклеймена и объявлена «цитаделью моральной и социальной патологии».

Какой является российская семья сегодня? О создателях многодетных «ячеек общества» впору снимать кино, как о героях нашего времени. Государственные методы стимуляции рождаемости (пособия, льготы, выплаты и материнский капитал) можно назвать действенными лишь условно.

Отцы и матери, сестры и братья, дяди и тети одержимы вполне буржуазной идеей материального благосостояния и никогда не прекращающегося карьерного роста. Это сегодня. А что будет завтра? Ведь революция (пусть не кровопролитная Октябрьская, но куда более преобразующая – цифровая) уже сейчас стучит в наши двери, обещая всем и каждому новую жизнь в предлагаемых обстоятельствах стоящей у ворот великой эпохи блокчейна.

Какой будет эта жизнь в реалиях цифровой эры? И есть ли шансы на счастливое будущее у русской семьи, по соседству с которой существуют семьи других национальностей и вероисповеданий. Их традиции нерушимы, устои непреложны, и формировались они тысячелетиями. 

Сегодня мы представляем читателям первую часть материала о трансформации института семьи – «Семья 1.0» – о дореволюционной патриархальной семье, семье эпохи «Домостроя», о том, какое влияние она оказала на современную семью. О семье 2.0 читайте в 17 мая, а 19 мая выйдет статья о семье 3.0.

Семья 1.0. Домострой и традиции

Как указывал известный монархический автор начала прошлого века Н.И. Черняев, уже при появлении великорусского племени на исторической арене можно было подметить такие его отличительные черты, как энергия и «предприимчивость, дар устроения и организации, способность, сплотившись в одну артель, всецело подчиниться ее большаку». Эти качества и помогли ему создать из раздробленных древнерусских земель единое государство.

Дореволюционная российская патриархальная семья отличалась большим запасом устойчивости и воспроизводилась из поколения в поколение без видимых существенных изменений, предопределяя функционирование и воспроизводство, повседневную жизнь человека и общества в целом. Одни законы двигали человеком, иерархия социальных связей была понятна и не вызывала ни капли сомнения на любых жизненных этапах — с рождения и до самой старости. 

Главным сводом правил был домострой, сборник правил по семейным, хозяйственным и религиозным вопросам. В виде единого оформленного свода он появился в XVI веке и вобрал в себя практические советы по ведению быта – так, как это было принято на Руси. В наше время домострой кажется чем-то архаичным, некоторые рекомендации излишне суровы, в частности, подход к телесным наказаниям детей и женщин. Но, если присмотреться к домострою повнимательнее, в нем можно обнаружить главную отличительную черту: соответствие правил христианскому взгляду на мир. Главной «скрепой» семьи по домострою провозглашалась любовь – не расчетливая, а сердечная, истинно христианская. О домочадцах следовало заботиться, помогать слабым и тем, кто стоит ниже тебя в иерархии, включая слуг и «всяких бедных», относиться к ним следует с особой милостью. «Домострой» проповедовал идеал чистоты, бережливости, гостеприимства, взаимоуважения, порядка и семейной строгости. Названия отдельных глав этой книги говорят сами за себя: «Наставления отца сыну», «Как детям отца и мать любить и беречь, и повиноваться им, и утешать их во всем», «Похвала женам», «Как дочерей воспитать и с приданым замуж выдать».

Главной «скрепой» семьи по домострою провозглашалась любовь – не расчетливая, а сердечная, истинно христианская. О домочадцах следовало заботиться, помогать слабым и тем, кто стоит ниже тебя в иерархии, включая слуг и «всяких бедных», относиться к ним следует с особой милостью. «Домострой» проповедовал идеал чистоты, бережливости, гостеприимства, взаимоуважения, порядка и семейной строгости.

Тяжелые условия крестьянской жизни диктовали необходимость большого количества рабочих рук в семье. Чем больше семья – тем меньший объем работы выпадал на каждого ее представителя, и при этом общее благосостояние семьи повышалось. 

Традиция опираться именно на мужчину-кормильца и защитника исстари укоренилась в российской культуре. Россия была преимущественно аграрной страной, основным видом организации экономической деятельности в которой были крестьянские хозяйства. Землей в крестьянской общине наделялись только мужские души. Мальчик всегда считался будущей опорой семьи, в то время как дочери уходили из родительского дома в семью к мужу.

По нынешним меркам, 5 детей в семье – это очень много. А раньше такая семья считалась бы малодетной: средняя крестьянская русская семья включала 8-10 детей, иногда – 15-19. Крестьянские дети с самого раннего возраста приучались к труду. Особое внимание уделялось мальчикам: до 7 лет мальчиков воспитывала мать, а после подготовку их к будущей жизни брал на себя отец, передавал им свои знания и навыки, которые должны были помочь воспитать в маленьком мальчике будущего кормильца и защитника.

До 7 лет мальчиков воспитывала мать, а после подготовку их к будущей жизни брал на себя отец, передавал им свои знания и навыки, которые должны были помочь воспитать в маленьком мальчике будущего кормильца и защитника.

Схожим образом строились и дворянские семьи – с тем лишь отличием, что к тяжелому труду детей не приучали, они росли в окружении воспитателей и горничных. В дворянских семьях также был четкий патриархальный уклад: сильный авторитет старших, межпоколенческая солидарность, семья как безусловная ценность была на первом месте. Чем богаче была семья – тем больше кровных родственников жило под одной крышей, а значит, семья была сильнее.

Священный союз

Сфера семейных отношений (брачные и родственные) в дореволюционной России была поделена между церковью и государством. Государство регулировало имущественные отношения, личные находились под юрисдикцией церкви, которая сдерживала вмешательство государства в жизнь семьи и защищала ее автономию. Деятельность обоих социальных институтов была направлена на поддержание традиционных семейных ценностей. Государство постоянно делало попытки занять место церкви в жизни семьи и взять контроль на себя. 

В тех случаях, когда государство пыталось модернизировать семейное законодательство, оно сталкивалось с недовольством консервативно настроенного большинства граждан Российской империи, которое придерживалось традиционного патриархального уклада жизни. Сфера семейных отношений была непублична. Церковь считала брак таинством, имея в виду его особую природу. Любые нововведения воспринимались как посягательство на автономность семьи. Образцом семейственности для народа являлась царская семья.

Русская семья: архетипы и мифы

В Древней Руси понятие «вместе до гроба» понималось буквально, а процедуры расторжения брака не существовало. Принято считать, что в большинстве случаев брак был делом недобровольным, однако, как говорят эксперты, это миф, широко распространенный западными историками, рассказывают эксперты.

По мнению экспертов, есть еще одно заблуждение, связанное с нашим представлением о том, какими были семьи раньше. Считается, что главным в семье был мужчина, а женщина была как бы за мужем, то есть на вторых ролях. Но это не совсем так. Если внимательно изучить то, на чем росло не одно поколение наших соотечественников – русские сказки – то в них главным действующим лицом часто было некое божественное или мистическое начало, и оно было женского рода.

Евгения Воробьева, генеральный директор петербургского семейного клуба «МалышМаПы»

 

Будущие молодожены, как правило, сами договаривались о браке накануне купальских праздников, а родственники с обеих сторон лишь строго соблюдали обрядовые моменты. Для законного вступления в брак, как и сегодня, требовалось согласие княжеской администрации.


Наталья Мигненко, редактор журнала «Верификатор»

В полной мере традиции семейного строительства нашли свое выражение в обряде русской свадьбы. «Сегодня от народной свадьбы остались лишь отголоски. Многое ушло в прошлое: и сватовство, и причитания невесты, и ряженные в свадебном поезде, и «розыск о целомудрии молодухи». А ведь было время, когда от результатов этих «розысков» зависела вся ее судьба. И было это время, не так уж давно – так брали замуж наших прабабушек наши прадедушки.

Алена Никольская, психолог

Серый волк – скорее, исключение.Баба-яга, Василиса Премудрая, печка, щука – все это женские архетипы. Причем упор не на то, какая она красивая или зажигательная. А на то, что ей все по плечу, она решает все проблемы, либо придумает, как это сделать. Но при этом – смиренная. А мужчина словно позволяет ей все делать и пользуется ее задумками. Это деятельный архетип, и архетип женский. С точки зрения психологии, наша страна – это женщина в мужском теле. Это можно увидеть и в наши дни: мужчины – главные, они у власти, но женщины тоже пашут – и дома, и в бизнесе. Они очень ответственны, готовы работать до упора.

Елена Журавлёва, президент Фонда социального развития, научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, амбассадор проекта «Семья 3.0»

 

Центром внимания проекта станет исследование ситуации внутри и вокруг семьи. Речь пойдет о том, как влияют мировые цифровые технологии на семейные ценности людей, на их взаимоотношения, и на развитие общества в целом.



Сергей Ручьёв, вице-президент РАКИБ, директор по инновациям IT парка «физтехпарк», соавтор проекта «Семья 3.0»

Проект «Семья 3.0» призван, базируясь на представлении о семье прошлых поколений, подготовить современное общество к новой трансформации семьи в цифровую эпоху. 
Для того чтобы семьи будущего были успешны, важно понять благодаря чему они были успешны в прошлом, выявить исторический базис, взять самое важное и актуальное, чтобы создавать только крепкие браки, быть счастливыми и рожать много детей, основываясь на культуре и мудрости предков. 
Вместе с тем, необходимо использовать современный опыт и передовые технологии. 
Важно понимать какие произойдут трансформации, как будет заключаться брак, как изменятся отношения, как будет строится экономика семьи. Всё это необходимо исследовать, и зафиксировать те тенденции и основные базисные элементы, которые являются здравыми и полезными для построения семьи для обретения счастья семьей, продления жизни и трансформацией уже даже не в область цифры а в область здоровой семьи.

О семье 2.0 читайте в продолжении материала 17 мая

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»