Заветный Томос
Заветный Томос

Как православный мир будет жить после предоставления автокефалии УПЦ Киевского патриархата?

Синод Русской православной церкови принял решение разорвать отношения с Константинопольским патриархатом. Причиной столь резких «санкций» стало намерение патриарха Варфоломея предоставить автокефалию Украинской церкви Киевского патриархата. По мнению РПЦ, Украина должна остаться канонической территорией УПЦ Московского патриархата.

«Константинополь объявил о намерении предоставить автокефалию части РПЦ, но не той части, которая когда-то находилась во владении Константинополя. Та Киевская митрополия, которая в 1686 году вошла в состав Московского патриархата, не совпадала с нынешней территорией Украинской православной церкви. Она была значительно меньше. Туда не входили такие территории как Донбасс, Одесса и другие области», — пояснил позицию РПЦ глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) митрополит Волоколамский Иларион.

Разрыв отношений главным образом выразился в том, что священники РПЦ теперь не могут проводить совместные богослужения с представителями Константинопольского патриархата, а верующие — молиться и причащаться в храмах на горе Афон, которые находятся под юрисдикцией Константинопольского патриархата и являются объектом паломничества для миллионов россиян. В РПЦ подчеркнули, что готовы отменить принятые решения только после изменения позиции Константинопольского патриархата.

Закономерная деградация

Ситуацию, сложившуюся вокруг вопроса об автокефалии (Томаса) УПЦ КП, принято называть расколом православного мира. По большому счёту эта формулировка соответствует действительности. РПЦ занимает в диптихе поместных церквей пятое место, однако она представляет собой самую крупную национальную общину даже без прихожан УПЦ МП, которая существует на правах широкой автономии.

Если перенести церковный раскол на политические рельсы, то, пожалуй, уместно представить ситуацию, при которой Совбез ООН покидают США, самый влиятельный международный актор и главный донор всемирной организации. Третья мировая война, наверное, не начнётся, но глобальные процессы станут однозначно менее управляемыми.

При этом не стоит считать, что церковный раскол вызван неким неожиданным сиюминутным решением Константинополя подписать Томас. Кризис стал закономерным этапом деградации отношений между Москвой и Константинополем и стремлением Украины «укрепить» свою независимость от РФ.

Противоречия между Вселенским патриархом Варфоломеем и предстоятелем РПЦ Кириллом существовали на протяжении длительного времени. Например, предыдущий острый конфликт произошёл из-за Критского всеправославного собора в июне 2016 года, куда не поехала делегация РПЦ. Уже тогда Варфоломей был обвинён в экуменизме и потакании раскольникам УПЦ КП.

http://rusplt.ru/society/legalizatsiya-ukrainskogo-raskola-27735.html

За минувшие два года отношения между Русской православной церковью и Константинополем заметно ухудшились, хотя главы Церквей провели несколько встреч и обменялись на камеру комплиментами.

Летом 2018 года в СМИ появилось множество слухов о том, что глава УПЦ КП Филарет якобы получил Томас. Эти сообщения не находили официального подтверждения, но из уст украинских политиков было понятно, что вопрос решён положительно, и до конца года Варфоломей воспользуется своим правом предоставить автокефалию раскольникам.

Церковь Филарета

Почему РПЦ так резко отреагировала на грядущее предоставление автокефалии УПЦ КП? В 1686 году Константинопольский патриарх Дионисий передал Киевскую митрополию в управление Москве. Это означало, что Украина стала канонической территорией Московского патриархата, и любые другие религиозные образования за рамками МП будут априори неканоническими (незаконными).

В 1992 году Филарет при поддержки украинских властей создал УПЦ КП, которую РПЦ признала раскольнической организацией, имея все законные основания для этого. 11 октября 2018 года Варфоломей отменил решение Дионисия, которое было основным формальным препятствием для подписания Томаса. Это и стало спусковым крючком для разрыва отношений с Константинополем.

Появление автокефальной УПЦ КП имеет значимую политическую подоплёку. Президент «незалежной» Пётр Порошенко (бывший прихожанин УПЦ МП) неоднократно говорил, что страна нуждается в «единой православной церкви». Для её создания как раз и необходим Томас. По его словам, без единой православной церкви невозможно существование независимой и сильной Украины.

Подобные заявления Порошенко делал со своей фирменной ухмылкой и очень часто — в присутствии Филарета, давая понять, что эта будет за «единая церковь» и кто её возглавит. При Порошенко Киевский патриархат получил небывалую политическую поддержку. На практике, как справедливо указывают в РПЦ, столь откровенное вмешательство в церковные дела может привести к усилению давления на УПЦ МП и самое главное — к захвату имущества.

В распоряжении УПЦ Московского Патриарха находятся 11392 храма, тогда как у Киевского патриархата — только 3784 храма. Самым известным объектом УПЦ МП является Киево-Печерская лавра и Свято-Троицкий Собор. Филарет не скрывает желания отнять святыни. По его мнению, Лавра должна принадлежать как раз «единой православной церкви».

Положение УПЦ МП осложняется тем, что часть объектов принадлежит государству. По сути, Украинская православная церковь «арендует» ту же Киево-Печерскую лавру. Если начнётся передел собственности, то властям Украины не составит большого труда найти какие-либо нарушения договора о пользовании, и на вполне законных основаниях передать храмовый комплекс новому «арендатору», то есть церкви Филарета.

С 2014 года раскольники и радикальные группировки отобрали около 50 объектов собственности УПЦ МП. Не исключено, что десятки и даже сотни храмов будут захвачены на фоне «радостных вестей из Константинополя». А если к этому добавить постоянную травлю Московского патриархата в речах Порошенко и в СМИ, то эта печальная перспектива имеет все шансы стать реальностью.

Украинская пропаганда утверждает, что с предоставлением автокефалии для обычных верующих ничего якобы не изменится: дескать, какая разница в какой православной церкви вы будете молиться. Тем не менее, именно священники УПЦ КП «прославились» политической агитацией: благословлением активистов Евромайдана и участников АТО, которая, если называть вещи своими именами, является гражданской войной. 

При этом УПЦ МП после 2014 года проводит подчеркнуто сдержанную политику. Церковь не встала ни на одну из сторон конфликта и выступила за единство государства, совершая массовые крестные ходы с призывом к примирению. Конечно, вряд ли у УПЦ МП был какой-то иной выбор. Не по своей воле она оказалась втянутой в большую политическую игру, но сейчас над ней нависла угроза исчезновения, и на текущий момент нет ясности, как можно предотвратить эту трагедию.

Суперпапизм Константинополя и пример святителя Спиридона Тримифунтского Далее в рубрике Суперпапизм Константинополя и пример святителя Спиридона ТримифунтскогоПравославный мир встал перед угрозой нового раскола впервые после Великой схизмы 1054 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»