Приватизация 2.0
Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Современная приватизация как дорогостоящее перекладывание из правого кармана в левый

Глава Росимущества Ольга Дергунова сообщила, что планы приватизации на 2015 год перевыполнены практически вдвое, что, несмотря на сложную экономическую ситуацию, удалось собрать столько же денег, сколько и в чуть более благополучном 2014-м — 7,2 млрд руб. По ее словам, изначально в плане стояло лишь 3 млрд руб., в уточненном плане — 5 млрд руб.

При этом точно известно, что в доходную часть бюджета 2015 года на самом деле были заложены средства от продажи 19,5% акций «Роснефти», а это минимум 500 млрд руб. Глава Минфина Антон Силуанов в начале весны 2015 года говорил о том, что едва ли удастся получить намеченные 158 млрд «приватизационных» рублей. Кроме того, существуют региональные программы приватизации, и там речь идет также о миллиардах (план — разумеется, проваленный — для одной только небогатой Курганской области составлял, например, 5,8 млрд руб.).

Приведенные Дергуновой цифры по меркам российского бюджета невелики. Для сравнения: Росимуществу согласно бюджету на 2016 год предстоит продать госимущества на 33,2 млрд руб., по мнению главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева — на 99 млрд руб., а сама чиновница говорит только о 18 млрд. Не правда ли, красивое расхождение в оценках?

Сопоставим эти цифры с приватизацией 2010–2014 годов, начавшейся вслед за массовой национализацией во время кризиса 2008–2009 годов. Счетная палата считает этот процесс неэффективным: за пять лет на продаже госактивов удалось заработать 256,1 млрд руб., что почти в пять раз меньше запланированного.

Если планировалось заработать больше триллиона за пять лет, можно смело сказать, что аппетиты государства заметно уменьшились даже в улюкаевской версии нового плана. Стало ясно, что еще не распроданное достояние республики никому, по сути, не нужно.

А цифры в показаниях расходятся на порядки потому, что Росимущество распоряжается далеко не всеми российскими государственными активами; более того, организация регулярно судится за них с региональными властями и чаще всего проигрывает. В результате собственностью, формально относящейся к государственной, фактически владеют порой самые фантастические структуры.

Шизофрения от приватизации

Проблема приватизации касается всех и каждого в стране. И не только по горькой памяти 1990-х — по чисто меркантильным соображениям. Государственная собственность является общей для жителей России, и если Росимущество продает, например какое-то здание, каждому гражданину, по идее, причитается 1/143 500 000 его стоимости. Не Бог весть какие деньги: даже если бы 7 млрд Ольги Дергуновой реально были бы распределены таким образом, вы, дорогой читатель, получили бы в 2015 году 50 рублей (что немало говорит о сути новой приватизации вообще). Но и такая копейка рубль бережет, поэтому мы имеем право знать, как и кому уходят предприятия.

Выясняется, что чаще всего они уходят… нам же. Большинство пунктов так называемой приватизации выглядит странно. Наугад из длинного списка: недавно прошла успешная приватизация ГУП «СОК "Спорт"» Минспорта Чувашии путем преобразования в акционерное общество со 100-процентной долей участия Чувашской Республики. Финансовый эффект от этой акции отрицательный: просто расходы на перерегистрацию. Или, скажем, в 2015 году государство как бы вышло из капитала аэропорта Внуково, сделав его «полностью частным», но с контрольным пакетом того же государства. Или ОАО «РЖД» со 100-процентным государственным участием, которое получает 58 объектов из федерального реестра, и это тоже называется приватизацией. Не пытайтесь это понять, просто примите как факт. Приватизация по-нашему означает, что все самые лакомые кусочки должны остаться под контролем нужных людей.

Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Дымовая завеса

Что до планов на 2016 год, озвученных главой Росимущества (кстати, ранее работавшей президентом Microsoft по России и СНГ), то из крупных предприятий там только доля в «Совкомфлоте» — за счет допэмиссии предполагается продать четверть пароходства минус одну акцию. По многострадальной «Роснефти» окончательное решение пока не принято, продажа ее акций в бюджет не заложена. Вообще четкого списка нет; в Росимуществе провели инвентаризацию более чем 5 тысяч объектов, и около трех четвертей из них будут выставлены на продажу. Последний официально утвержденный приватизационный список Росимущества датируется 2013 годом и охватывает период 2014–2016 годов. Согласно этому документу государство планировало реализовать 514 ГУПов и долей (как правило, 100-процентных) в 436 ОАО.

Читать этот документ очень интересно, настолько разнородны упомянутые в нем предприятия — и все-таки связаны они общей судьбой. Тут и Опытно-производственный центр по лесному фонду, г. Москва, и рыборазводный завод им. Владимира Павловича Врасского из Новгородской области, и Комбинат детского питания и пищевых концентратов из Санкт-Петербурга, и даже трогательное «Москворечье, Москва» без пояснений (в рубрике «Производство пищевых продуктов»).

Под раздачу попала масса НИИ — скажем, биотехнологической индустрии из Кирова или сельскохозяйственных приборов из Москвы. Для этих да и сотен других предприятий реальная приватизация (а не преобразование, скажем, из ФГУП в ПАО) означала бы автоматическое закрытие, ведь скорой коммерческой отдачи от того же кировского НИИ ждать не приходится. А какая судьба должна ожидать протезно-ортопедические предприятия, коих в списке несколько десятков, в руках эффективных частников?

Помимо предприятий, в плане находятся и другие объекты: земельные участки, доли в зданиях и несчастный внутрицеховой трубопровод из цеха 205 какого-то зашифрованного завода.

У безымянных авторов этого документа (подписан он, как водится, главой правительства Дмитрием Медведевым, который едва ли всерьез читал многостраничный список) могла быть только одна цель: избавить народ от доступных товаров, государство от науки, а заодно выкинуть на улицу возможно больше людей. Так что, может быть, и хорошо, что программа приватизации оказалась сорванной: на подавляющее большинство объектов просто не нашлось покупателей.

Продать, пока не подорожало

С наступлением кризиса планы приватизации стали куда обширнее. По словам Дергуновой, во время подготовки к страде 2016 года инвентаризацию прошли более 5 тысяч объектов, из которых в программу приватизации войдут примерно 3,5 тысячи. Отметим, что все эти активы продаются государством на спаде цены, намного дешевле их реальной стоимости — крайне не похоже на поведение рачительного собственника, который придерживает свое имущество, пока на него не будет хорошей цены.

Словом, приватизация десятых выглядит не менее странно, чем приватизация девяностых. Создается ощущение, что процесс расхищения национального достояния вышел на новый виток, что перед нами своеобразный «реванш за нулевые», подкрепленный стремлением сократить расходы за счет науки и социальной сферы.

Нежелательное соседство Далее в рубрике Нежелательное соседствоКуда жаловаться, если хозяева полигона ТБО нарушают требования СанПиН по утилизации мусора

Комментарии

24 декабря 2015, 12:34
Приватизация 90 - это чистое воровство, а сейчас государство пытается найти применителя, чтобы площади не стояли ,а развивались.
24 декабря 2015, 14:05
Ах, Серега Ржевский, ну прочитайте повнимательнее, ну какого "применителя" вы найдете на НИИ сельхозприборов?
24 декабря 2015, 14:44
Либо пытается обменять реальные ништяки на резанную бумагу - что само по себе весьма сомнительная выгода.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»