Сливаем воду
Неберджаевское водохранилище в Крымском районе. Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Неберджаевское водохранилище в Крымском районе. Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Чистая природная вода — источник жизни, и она, в отличие от нефти, не может быть обычным товаром

На фоне неизбежного поиска альтернативы российскому нефтяному экспорту и даже некоторых успехов в этой области все явственнее приходит понимание, что основным богатством страны является не нефть, а вода. Об этом, в частности, недавно напомнил советник президента России по экономике Сергей Глазьев. По словам экономиста, множество стран испытывают острейшую нужду в питьевой воде, тогда как РФ по ее запасам — богатейшее государство мира. «Мы сильно недорабатываем. Мы должны сами добывать воду, очищать, готовить к потреблению и экспортировать». Налаживание водного экспорта — цель, достойная оказаться в списке приоритетов государственной политики, подчеркнул ученый.

Имидж — ничто, жажда — все

По оценке ООН, проблема водных ресурсов будет одним из самых серьезных вопросов, которые встанут перед человечеством в ближайшее столетие. Уже сейчас без постоянного доступа к воде живут от 1,5 до 2 млрд человек. 3,4 млн ежегодно умирают от недостатка воды.

При этом от нехватки водных ресурсов страдают не только проблемные в экономическом отношении страны Ближнего Востока и Африки, но и такие гиганты, как Китай. В КНР воды не хватает в 449 городах. В 110 из них ситуация уже достигла критического уровня. На это существуют не только природные, но и в первую очередь экологические причины. Взрывная индустриализация загрязнила реки и озера; к тому же промышленность — дело водозатратное: для производства тонны стали, например, требуется 20 кубометров воды, тонны бумаги — 200 кубометров, тонны химволокна — 4 тыс. кубометров... По оценкам специалистов, если в ближайшее время не удастся переломить ситуацию, КНР ждет экологическая катастрофа.

Сильно страдает от нехватки пресной воды и другой гигант — Индия, где 16% населения планеты имеют лишь 4% пресной воды. По сравнению с некоторыми другими странами это не так уж мало, но живущим в Индии 1,4 млрд все равно не хватает.

В Пакистане проблема питьевой воды стоит столь остро, что правительство вынашивает планы принудительного растапливания ледников Гималаев и Памира, лежащих на высоте 4 тыс. метров. А Иран с той же целью рассматривает проекты по управлению дождевыми облаками.


Мировые лидеры производства питьевой воды — Suez, Vivendi Universal, Boyuguez Saur (Франция), а также RWE-Thames Water и Bechtel-United Utilities (Великобритания). Они охватывают 200 млн производителей в 150 государствах. В бутилированной питьевой воде себестоимость собственно воды — не больше 1%. Все остальное — накрутки. На Ближнем Востоке цена полуторалитровой бутылки значительно превышает цену литра бензина (в ОАЭ 2,15 доллара против 40 центов). В Израиле такая же бутылка будет стоить 1,11 доллара, в Калифорнии — 1,6 доллара.


Покупка питьевой воды в супермаркете

Покупка питьевой воды в супермаркете. Фото: ТАСС/Интерпресс/Андрей Котов

Судьба водных богатств России

Испокон веков мы, русские, живем на земле, изобилующей пресной водой. В России насчитывается 2,5 млн рек, 2,7 млн озер, 2290 крупных и средних водохранилищ, а общая протяженность российских рек превышает 8 млн км, что в 20 раз больше, чем расстояние от Земли до Луны. И в этом еще одно наше неоспоримое конкурентное преимущество в контексте развития и перспектив мировой экономики. Однако воспользоваться им в полноте можно только в том случае, если распоряжаться своими богатствами с умом. Иначе очень легко, как в классической сказке, оказаться у разбитого корыта.

Именно поэтому перспективы продавать воду вызывают определенную тревогу. Все зависит от того, каким образом, в каких обстоятельствах и кому продавать.

Совсем недавно глава Минсельхоза Александр Ткачев, встречаясь со своим китайским коллегой Хань Чанфу, предложил перебрасывать пресную воду с Алтая в Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР, страдающий от постоянной засухи. Предлагалось прорыть 1100-километровый канал через территорию Казахстана и перебрасывать по нему до миллиарда кубометров воды в год. Речь идет о водах великой реки Обь, которая берет начало на Горном Алтае, после слияния Бии и Катуни.

Сейчас при эксплуатации Гилевского водохранилища и Кулундинского магистрального канала в каждый паводок сбрасывается до 70 млн кубометров воды. И, по логике чиновников из министерства, эту воду можно было бы легко отдавать китайцам.

Иногда кажется, что наши чиновники либо имели большие проблемы в школе, либо считают нас за полных идиотов. Сначала говорится о миллиарде кубометров через воображаемый казахский канал, а потом о 70 млн, которые приходится сбрасывать. Бред, абсурд, сознательное передергивание?

Нынешняя идея Ткачева до боли напоминает проект разворота северных рек, который был в центре общественной дискуссии в СССР в конце 1970-х годов. Тогда воду хотели дать советской Средней Азии, чтоб наполнить Сырдарью и Амударью и спасти от экологической катастрофы гибнущий Арал. В этом проекте существовал хоть какой-то экономический смысл, однако экологи просчитали очень серьезные последствия подобного решения — как для Сибири, так и для Азии. Обмеление рек, заболачивание территорий, гибель лесов, а вместе с этим и многих биологических видов — только часть этого процесса. В перспективе разворот рек мог привести к серьезнейшим изменениям климата и превращению огромных массивов земель в территории, неблагоприятные для проживания человека. В итоге, к радости большинства специалистов, проект был отклонен.

На самом же деле идея разворота рек гораздо старше этой знаменитой советской дискуссии. Развернуть реки предлагали и Александру Второму сразу после присоединения Средней Азии, и Сталину в пылу индустриализации. Но у этих государственных деятелей, не имевших никакого экологического образования, хватало разума не вторгаться так решительно в природные процессы.

Как бы то ни было, и полтора, и полстолетия назад Средняя Азия и Сибирь были частями одной страны. Синьцзян же — никак не территория России. И идея продавать туда воду выглядит по меньшей мере как крайне нерациональное использование национального достояния.

Понятно, что предложение Ткачева тут же вызвало крайне резкую реакцию на Алтае, которому этот проект несет непосредственную угрозу. Заведующий кафедрой природопользования и геоэкологии географического факультета АлтГУ профессор Геннадий Барышников сразу заявил: «Если забрать часть воды из Оби, то произойдет иссушение так называемых Васюганских болот Томской области, а это климатоформирующий природный массив, то есть от этих болот зависит климат всего региона. Из-за их осушения может нарушиться существующий климат всей Западной Сибири, что приведет к природной катастрофе». Как можно говорить о ежегодном перебросе значительного количества пресной воды, когда бывают годы обмеления сибирских рек? В эти периоды из-за сильного падения уровня воды даже нарушается судоходство. Здесь надо рассматривать все стороны вопроса: и судоходство, и потеря пашни, и снижение урожайности на территории Алтайского края. Таким образом, долговременный ущерб можно превысить сиюминутную финансовую выгоду в миллионы, а то и миллиарды раз.

Но кто это посчитал в Минсельхозе перед переговорами с китайцами, перед тем как сделать щедрое предложение? Похоже, что никто.

Под давлением общественной реакции Ткачев был вынужден почти тут же отказаться от своих слов. Он успокоил взбудораженную публику и заявил, что в ближайшее время реализовывать проект не планируется. Но само появление подобной идеи симптоматично и вызывает тревогу, тем более что едва ли остались в России люди, верящие предприимчивому министру сельского хозяйства. Такая мысль могла возникнуть либо в голове абсолютного временщика либо человека, напрочь лишенного системного мышления. И то и другое одинаково плохо для государственного деятеля.

Торговать, но иначе

Более полутысячелетия назад знаменитый византийский богослов и философ Григорий Палама говорил: «Да не разрушишь ты дом свой, способствуя домостроительству ближнего своего». И это имеет самое прямое отношение к нашей сегодняшней действительности. Нельзя работать на благо чужих в ущерб своим. И это должно стать первым правилом экономической политики государства.

Торговать водой можно и, наверное, нужно, но совершенно в другом стиле. В идеальном варианте на питьевую воду следовало бы установить государственную монополию, развернуть широкое производство бутилированной питьевой воды и составить конкуренцию крупнейшим мировым корпорациям. И только тогда богатство России сможет прирасти водой — благодаря нашим усилиям, воле и таланту, что и имел в виду, в принципе, Сергей Глазьев.

Борьба за индустриализацию: продолжение — химпром Далее в рубрике Борьба за индустриализацию: продолжение — химпромНесмотря на политические решения руководства России по развитию индустриализации и импортозамещения, на практике они тормозятся

Комментарии

16 мая 2016, 11:47
Ну да, странно получается, когда рынок бутилированной воды в России захвачен всякими Пепси-колами с водой, стоит отметить, не самого лучшего качества. Да и цены на некоторую минералочку кусаются. Порой и в России некоторые марки воды стоят дороже чем бензин.
18 мая 2016, 09:59
Причём, делают они свои химио-напитки из нашей же, русской водицы...! А потом нам же и продают эту ядовитую сладкую жижу втридорога!
17 мая 2016, 03:26
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
18 мая 2016, 09:58
Все верно, вода - это жизнь, нефть - это смерть!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»