По состоянию на 7 июля 10:30
Заболевших694 230
За последние сутки6 368
Выздоровело 463 880
Умерло10 494
Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Пресса

«Новое время»: Австрия домогается чужого и свое желание считает поводом к войне

Австро-Венгрия обнародовала текст заведомого неисполнимого ультиматума к Сербии
Елена Коваленко
25 июля, 2014 09:08
9 мин
НОВОЕ ВРЕМЯ
С.-Петербург, суббота, 12-го (25-го) июля 1914 г. №13768
События дня
Австрия передала в Белград ультиматум с требованием подавления великосербского движения и с указанием 48-часового срока для ответа.
Австрийский посланник в Белграде получил предписание выехать из Белграда, если не будет получено ответа Сербии на все требования Австрии.
Букингемская конференция окончилась безрезультатно.
Германская фирма «Вулкан» получал разрешение от Голландии на постройку порта в во Влаардингене на Маасе (С.т.).
В Свинемюнде произошло столкновение парохода «Berlin» с буксирным пароходом «Ostsee». «Ostsee» разрезан на две части, «Berlin» начал тонуть. Пассажиры спасены, есть раненые.
Английская палата общин приняла в третьем чтении финансовый билль.
Состоялось совещание совета министров, посвященное ультиматуму, посланному Австрией Сербии.
Русский посол в Австрии Шебеко спешно выехал в Вену.
Русскому поверенному в делах в Вене поручено предложить австрийскому правительству продлить срок ультиматума Сербии, так как Россия не ознакомилась с содержанием ноты. Всем великим державам и Румынии предложено присоединиться к этому заявлению.
В Пскове состоялась закладка храма-памятника св. княгине Ольге (С.т.).
В Варшаве забастовало 15,000 рабочих.
В Либаве забастовали портовые рабочие.
Австрийский ультиматум
Австро-венгерское правительство сделало сербскому правительству следующее заявление:
«Сербия признала, что права ее не были затронуты свершившимся фактом, созданным в Боснии и Герцеговине, и что, следовательно, она будет сообразоваться с теми решениями, которые будут приняты державами по отношению к статье 25 берлинского трактата. Подчиняясь советам великих держав, Сербия обязалась впредь отказаться от того положения протеста и оппозиции, по вопросу об аннексии, которую она занимала с прошлой осени, и обязалась кроме того изменить курс своей настоящей политики по отношении к Австро-Венгрии, чтобы впредь поддерживать с названной державой добрососедские отношения. Между тем, история последних лет и в частности прискорбное событие 15 июня (по старому стилю, по новому — 28 июня, день убийства в Сараево — РП) доказали существование в Сербии революционного движения, имеющего целью отторгнуть от австро-венгерской монархии некоторые части ее территории.
Движение это, зародившееся на глазах у сербского правительства, в конце концов, дошло до того, что стало проявляться за пределами территории королевства в актах терроризма, в серии покушений и в убийствах. Королевское сербское правительство не только не выполнило формальных обязательств, заключающихся в декларации 18 (31) марта 1909 г., но даже не приняло никаких мер, чтобы подавить это движение.
Оно допускало преступную деятельность различных обществ и организаций, направленную против монархии, распущенный тон в печати, прославление виновников покушения, участие офицеров и чиновников в революционных выступлениях, вредную пропаганду в учебных заведениях, наконец, оно допускает все манифестации, которые могли возбудить в сербском населении ненависть к монархии и презрение к ее установлениям.
Эта преступная терпимость королевского сербского правительства не прекратилась даже в момент, когда события 15 прошлого июня показали всему миру ее прискорбные последствия. Из показаний и признаний виновников преступного покушения 15 июня явствует, что сараевское убийство было подготовлено в Белграде, что оружие и взрывчатые вещества, которыми были снабжены убийцы, были доставлены им сербскими офицерами и чиновниками, входящими в состав народной обороны, и что, наконец, переезд преступников с оружием в Боснию был организован и осуществлен начальствующими лицами сербской пограничной службы.
Указанные результаты расследования не позволяют австро-венгерскому правительству сохранять долее то выжидательное и терпеливое положение, которое оно занимало в течение ряда лет по отношению к действиям, намечавшимся в Белграде и пропагандировавшимся оттуда в пределах территории монархии. Эти результаты, напротив, возлагают на него обязанность положить конец пропаганде, являющейся постоянной угрозой для спокойствия монархии. Для достижения этой цели австро-венгерское правительство находится вынужденным просить сербское правительство официально заявить, что оно осуждает пропаганду, направленную против австро-венгерской монархии, т.-е. всю совокупность тенденций, входящих в состав этой пропаганды, и что оно обязуется принять все меры для подавления этой преступной и террористической пропаганды. Дабы придать особо торжественный характер этому обязательству, королевское сербское правительство опубликует на первой странице официального органа от 26 (13) июля нижеследующее заявление:
«Королевское сербское правительство осуждает пропаганду, направленную против Австро-Венгрии, т.-е. совокупность тенденций, имеющих конечной целью отторжение от австро-венгерской монархии частей ее территории, и искренно сожалеет о прискорбных последствиях этих преступных действий. Королевское правительство сожалеет, что сербские офицеры и чиновники сербские участвовали в вышеупомянутой пропаганде и скомпрометировали, таким образом, те добрососедские отношения, поддерживать которые королевское правительство торжественно обязалось в своей декларации, от 18 (31) марта 1909 года. Королевское правительство, порицая также действия населения некоторой части Австро-Венгрии, считает своим долгом формально предупредить офицеров и чиновников и все население королевства, что отныне оно будет принимать самые суровые меры против лиц, виновных в подобных действиях, которые правительство всеми силами будет предупреждать и подавлять».
Это заявление будет немедленно объявлено войскам приказом Его Величества Короля по армии и будет опубликовано в официальном военном органе.
Королевское правительство, кроме того, обязуется:
1) Не допускать никаких публикаций, возбуждающих ненависть и презрение к монархии и проникнутые общей тенденцией, направленной против ее территориальной неприкосновенности.
2) Немедленно закрыть общество, называемое «Народная Одбрана», конфисковать все средства пропаганды этого общества и принять те же меры против других обществ и учреждений в Сербии, занимающихся пропагандой против австро-венгерской монархии. Королевское правительство примет необходимые меры, чтобы воспрепятствовать образованию вновь таких обществ.
3) Незамедлительно исключить из действующих в Сербии программ учебных заведений, как в отношении личного состава учащих, так и в отношении способов обучения, все то, что служит или могло бы служить к распространению пропаганды против Австро-Венгрии.
4) Удалить с военной и административной службы вообще всех офицеров и должностных лиц, виновных по отношению к австро-венгерской монархии, имена которых австро-венгерское правительство оставляет за собою право сообщить сербскому правительству, вместе с указанием совершенных ими деяний.
5) Допустить сотрудничество в Сербии австро-венгерских органов в деле подавления революционного движения, направленного против территориальной неприкосновенности монархии.
6) Произвести судебное расследование против участников заговора 15 июня, находящихся на сербской территории, причем лица, командированные австро-венгерским правительством, примут участие в розысках, вызываемых этим расследованием.
7) Срочно арестовать коменданта Воя-Танкесича, некоего Милана Цыгановича, чиновника сербской государственной службы, скомпрометированного результатами сараевского расследования.
8) Принять действительные меры к воспрепятствованию оказания содействия сербскими властями в незаконной торговле оружием и взрывчатыми веществами через границу и уволить и подвергнуть также суровому наказанию чинов пограничной службы в Шабаце и Лознице, виновных в том, что оказали содействие руководителям сараевского покушения, облегчив им переезд через границу.
9) Дать австро-венгерскому правительству объяснение по поводу совершенно не могущих быть оправданными заявлений высших сербских чинов, как в Сербии, так и за границей, которые, несмотря на занимаемое ими официальное положение, позволили себе после покушения 15 июня высказываться в интервью во враждебном по отношению к австро-венгерской монархии тоне.
10) Без замедления уведомить австро-венгерское правительство об осуществлении указанных в предыдущих пунктах мер.
Австро-венгерское правительство ожидает ответа королевского правительства до 6 часов вечера в субботу 12 (25) текущего месяца. Мемуар, содержащий результаты сараевского следствия, в части, касающейся должностных лиц, упомянутых в пунктах 7 и 8, приложен к этой ноте и гласит: «Судебное расследование, произведенное сараевским судом по делу Гаврилы Принципа и соучастников главного убийцы по поводу преступления, совершенного ими 15 минувшего июня, до настоящего времени установило нижеследующие обстоятельства: 1) что заговор, имевший целью убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда во время его пребывания в Сараево, был организован в Белграде Гаврилой Принципом, Неделько Габриновичем, неким Миланом Цыгановичем и Трифко Грабецом при содействии коменданта Воя-Танкесича; 2) что шесть бомб и четыре браунинга с припасами, при помощи которых злоумышленники совершили покушение, были переданы в Белграде Принципу, Габриновичу и Грабецу неким Миланом Цыгановичем и комендантом Воя-Танкесичем; 3) что бомбы эти являются ручными гранатами из сербских военных складов Крагуеваца; 4) что в целях обеспечения успешности покушения Цыганович обучил Принципа, Габриновича и Грабеца способу пользования гранатами и в лесу близ стрельбища Топшибира обучал Принципа и Грабеца стрельбе из рефольвера; 5) что для предоставления Принципу, Габриновичу и Грабецу возможности переезда через границу Боснии и Герцеговины и тайного ввоза туда их оружия Цыгановичем была организована система тайной перевозки. Согласно этой организации ввоз в Боснию и Герцеговину злоумышленниками их оружия был произведен пограничными начальниками в Шабаце (Радой Поповичем) и в Лознице, равно как таможенными чиновниками Рудивой Грбичем в Лознице при содействии разных частных лиц. (Кор.бюро).
Беседа с сербским посланником
Сербский посланник в Петербурге г. Спойлакович говорит по поводу ультиматума Австрии, предъявленного сербскому правительству, следующее:
— Настоящий ультиматум может быть разделен на две части: юридическую и политическую.
Первая касается печального события, происшедшего в Сараево. <…> С самого начала белградские власти говорили, что они готовы наказать тех лиц, которые участвовали в заговоре. Подобные вопросы решаются путем взаимных переговоров между заинтересованными правительствами ив данном случае не может быть никаких недоразумений. <…> Пусть австрийцы предоставят имеющиеся у них сведения и укажут на лиц, против которых у них добыты следствием веские данные, обличающие их преступную деятельность, и тогда без замедления, как я уже заметил, со стороны Сербии будут приняты необходимые меры.
 
Теперь коснемся второй части ультиматума, которую я называю политической. <…> Я особенно настаиваю на том, что вопрос о Боснии и Герцеговине служил предметом переговоров заинтересованных европейских кабинетов, а потому мне представляется, что весь вопрос о неисполнении обязательств, принятых Сербией, должен быть рассматриваемым теми же европейскими правительствами, которые установят, насколько справедливо обвинение, возводимое Австрией на Сербию.
Нельзя же на самом деле, чтобы Австрия была обвинителем и судьей! <…> Нечего, конечно, говорить, что при таком положении вещей, когда затрагиваются национальные чувства монарха и его народа, Сербы не могут остановиться на полпути и примут те решения, которые им диктует их совесть и их долг.
Дипломатические вести
Давно уже не было такого оживления в отделе печати министерства иностранных дел, как сегодня. <…> По форме и всему тому, что там говорится, документ этот не может не вызвать к себе со стороны петербургских правящих кругов отрицательного отношения.
— Сколько я знаю, — продолжает дипломат, — все наши симпатии в данном случае на стороне Сербии, тем более, что она вполне лояльно соглашается преследовать злоумышленников, принимавших участие в заговоре на жизнь эрцгерцога Франца-Фердинанда. Русское правительство становится на сторону Сербии, которая незаслуженно переносит такой тяжелый удар.
Из иностранных дипломатических кругов мною получены сведения, что появление ультиматума обязано исключительно тому влиянию, которое имеет в настоящее время в Вене начальник политического оитдела австрийского министерства иностранных дел граф Форгач. Этот дипломат не без основания считается убежденным врагом Сербии. <…> В данном случае этот дипломат нашел поддержку в начальнике австрийского генерального штаба, генерале фон-Гетцендорфе. Некоторое противодействие, оказанное [министром иностранных дел Австрии] графом Берхтольдом, успеха не имело, и начальник политического отдела оказался сильнее своего непосредственного шефа. Между прочим, граф Форгач лично редактировал опубликованный сегодня ультиматум, который нашел особое одобрение со стороны графа Тиссы.
В настоящее время в Белграде нет представителей держав тройственного согласия [Антанты]. Как известно, русский посланник Н.Г. Гартвиг скончался; французский посланник заболел и выехал из столицы Сербии; английский посланник пользуется отпуском. Представители же тройственного союза [Германии, Австро-Венгрии и Италии] все находятся в Белграде.
Поздно ночью нам передали, что завтра ожидается разрыв дипломатических отношений между Австрией и Сербией.
Сербский посланник в Петербурге г. Спойлакович сегодня экстренно приехал из Финляндии, где он живет на даче. Сегодня в 6 часов дня г. Спойлакович имел часовую беседу с министром иностранных дел С.Д. Сазоновым.
ПАРИЖ. (Соб.Кор). «Journal des Debats» говорит: «Покушение, подготавливаемое на Сербию, недопустимо. Сербия должна согласиться на все требования, совместимые с ее независимостью, произвести расследование и указать виновных, но если от нее требуют большего, то она в праве отказать и, если против нее употребят силу, то Сербия не тщетно будет взывать к общественному мнению Европы и о поддержке великих держав, поставивших себе задачу охранения равновесия».
ВЕНА. «Correspondenz-Bureau» сообщает: «Непреклонная решимость, которую проявило австро-венгерское правительство во вчерашнем выступлении в Белграде, вызвало, как это явствует из сообщений вечерних газет, всеобщее и единодушное одобрение во всей монархии. Поступающие из провинции сообщения единогласно констатируют, что предпринятый вчера Австро-Венгрией шаг подействовал, как оживляющее средство после всеобщей подавленности, существовавшей со времени сараевского преступления».
БЕРЛИН. Австрийская нота произвела здесь потрясающее впечатление. Никто не ожидал такой резкой редакции ноты. «Vossische Zeitung» пишет: «С редкой в дипломатических отношениях откровенностью Австрия обвиняет белградское правительство в подстрекательстве к сараевскому преступлению во имя Великой Сербии. <…> Мы считаем невозможным, чтобы Сербия согласилась на поставленные условия». «Berliner Lokal Anzeiger» говорит: «Нота продиктована с гневом, даже терпение старого императора [Австро-Венгрии] истощилось. Конечно, нота произведет в Белграде впечатление пощечины, однако Сербия примет унизительные требования, или давно и столь часто заряжавшиеся австрийские ружья выстрелят сами собой. Тщетны будут попытки Белграда обратиться за помощью к Петербургу. Немецкий народ облегченно вздохнет. Он приветствует решительность венского союзника и докажет свою верность в ближайшие дни».
БЕРЛИН. Германская печать посвящает очень мало внимания посещению [президентом Франции] Пуанкаре Петербурга, однако официальный «Berliner Lokalanzeiger», который читают высшие сферы Германии, побивает рекорд неприличия, заявляя, что президент возложил на гробницу императора Александра III серебряный меч, что по-видимому является символом либо того, что Франция предоставляет свои вооруженные силы России, но в таком случае серебряный меч не мог бы противостоять стальным клинкам Золингена, употребляемым в германской армии, или же — что Франция не предоставляет ни стали, ни железа, а только деньги.
Забастовки
БАКУ. Появившиеся среди рабочих печатные листки, призывающие от имени группы беспартийных стать на работы и прекратить стачку, не встречают сочувствия. Число бастующих несколько увеличилось. Механические заводы городского района бездействуют. <…>
С.-ПЕТЕРБУРГ, 11 июля
Тройственное согласие [Антанта] значит мир и охрана своего; тройственный союз [Германии, Австро-Венгрии и Италии] — значит нападение и захват чужого. В таких приблизительно выражениях мы определили на днях основное отличие этих двух политических сочетаний. Обнародованный сегодня австрийский ультиматум написан как бы с прямой целью подтвердить наше определение. Австрия домогается чужого и свое желание считает за достаточный повод к войне. <…> Мы не знаем другого примера столь открытого попрания не только права, но даже простого приличия. Австрийская словесная нота предъявляет сербскому правительству десять требований, все они заведомо неисполнимы. <…> Для исполнения всех этих требований Сербии дан срок в 48 часов. Зачем так много? Их нельзя исполнить ни в 48 часов, ни в 48 дней, ни в 48 месяцев.
Правительство, которое из страха перед войной согласилось бы в 48 часов исполнить эти наглые требования, в другие 48 часов перестало бы быть правительством. Лучшим ответом на эти угрозы являются два русских правительственных сообщения. <…> В нем сказано, что Россия не может смотреть равнодушно на угрожаемое положение Сербии. 
темы
9 мин