Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Пресса
Русская планета
Пресса

The Times: спрос на страхование от военных рисков превзошел все рекорды

Германия заявляет, что вмешиваться в австро-сербский конфликт поздно
Елена Коваленко
28 июля, 2014 15:32
6 мин
Вторник, 28 июля 1914 года, Лондон №40587
Император Франц Иосиф издал рескрипт и манифест следующего содержания:
Ишль, 28 июля
Дорогой Граф Штюргк (Карл фон Штюргк, министр-президент Цислейтании — части Австро-Венгрии, подконтрольной непосредственно императору — РП).
Я решил поручить министрам двора и иностранных дел уведомить правительство королевства Сербия о начале войны между Империей и Сербией. В этот роковой час я чувствую необходимость обратиться к моему любимому народу.
Посему, Я повелеваю тебе опубликовать данный рескрипт и манифест.
Манифест
Моему народу!
Я горячо желал посвятить годы, которые, по милости Божией, оставлены мне, делам мира и защиты моего народа от тяжелых жертв и тягот войны. Но Воля Божия во всей Ее мудрости имела другое разумение. Происки злобного противника вынуждают меня, защищая честь и достоинство моей монархии, ее положения как державы, безопасность ее владений, поднять меч после долгих лет мира.
Королевство Сербия, с первых же дней своей независимости и до недавних пор, пользуясь поддержкой и получая содействие от моих предшественников, в ответ проявляла черную неблагодарность, и за многие годы проложило путь к открытой враждебности по отношению к Австро-Венгрии. Когда, после трех десятилетий плодотворной работы во имя мира в Боснии и Герцеговине, я расширил мои суверенные права на эти земли, мой указ вызвал в Сербии, чьи  права не были нарушены и в малейшей степени, вспышки необузданных страстей и самую горькую ненависть.
Пользуясь благородными привилегиями сильного, мое правительство, проявляя особое внимание  и снисходительность, лишь только просило Сербию уменьшить свою армию до состояния мирного времени и обещать, что в будущем она бы шла путями мира и дружбы. <…> Надеждам, что сербское королевство оценит терпение и любовь к миру моего правительства и будет держать свое слово, не было суждено сбыться.
Преступная пропаганда, имеющая целью уничтожение основ государственного порядка в юго-восточной части монархии, распространялась через наши границы, намереваясь заставить народы, на которые я в моей отцовской любви простирал свое полное доверие, колебаться в своей лояльности к Правящему Дому и к своему Отечеству; вводящая в заблуждение подрастающее поколение и подстрекающая его на безрассудные дела безумия и измены.
Газета The Times от 28 июля 1914 года
Серия убийственных атак, организованных и тщательно подготовленных, а также заговор [по убийству эрцгерцога Франца-Фердинанда], успешно осуществленный, который ранил меня и мои верные народы в самое сердце, образует видимый кровавый след тех, чьи тайные махинации осуществлялись с ведома и под руководством Сербии. <....> Я верю в мои народы,  которые во время каждой бури объединялись вокруг моего Престола в единстве и верности, и всегда были готовы к суровым жертвам за честь, величие и мощь своего Отечества. Я верю в храбрую и преданную Австро-Венгерскую армию, и я верю, что Всевышний передаст врагов в мои  руки.
Франц Иосиф
Историческая параллель
Военный манифест Императора Франца-Иосифа содержит несколько шокирующих точек пересечения с манифестом, обнародованным им же 28 апреля 1859 года, в котором он также обращался к своим подданным перед началом войны с Сардинией (Пьемонтом), которая закончилась поражением австрийцев при Мадженте и Сольферино, а также привела к потере Ломбардии. [Ниже приводится текст манифеста]
К моему народу!
Я отдал приказ моей храброй и верной армии положить конец атакам на бесспорные права моей Короны и существование Империи, вверенной мне Богом, которые на протяжении многих лет исходили от соседнего государства Сардинии, и в последнее время достигших своей кульминации. Посему я осуществляю мои грозные, но необходимые обязанности как правителя.<..> С чистой совестью, я взываю ко Всемогущему Богу и склоняюсь перед Его волей. <....> Более 10 лет назад тот же самый противник,  нарушив международные законы, и правила ведения войны, атаковал мои пределы без причины, имея намерения отторгнуть от  меня Ломбардо-Венецианское королевство. После того как противник дважды потерпел поражение после славной битвы с моей армией  я, будучи во власти победителя, проявил великодушие и протянул руку для примирения <.....>. Ответом на этот акт милосердия, беспрецедентный в истории, стало безумное продолжение враждебности и подстрекательства. <....>
Вышеприведенному манифесту предшествовал ультиматум, схожий с недавним ультиматумом Сербии. Он обвиняет Сардинию в том, что она стала домом для заговорщиков и наемных убийц.
Чудовищный спрос на страхование
Вчерашний спрос на страхование от военных рисков превзошел все рекорды прежних лет. По сравнению с предшествующим днем, ставки выросли втрое и даже вчетверо.  Не принимая во внимание множество слухов, совершавшиеся сделки отражали всю серьезность ситуации.
Ставки были следующими:

% в Гинеях

В случае, если Великобритания будет вовлечена в войну с любой континентальной силой в течении трех месяцев

20

В случае, если возникнут враждебные действия между Германией и любой другой Европейской силой

25

На покрытие военных рисков между любой из шести Держав в течение трех месяцев

40

На покрытие военных рисков между Россией и Германией в течение трех месяцев

40

Огромное количество сделок было совершено в области грузовых морских перевозок. В целом, ставки по покрытию военных рисков для британских судов, [направляющихся] в Австралию и на Восток, через Суэцкий канал, доходили до 20%; других государств — до 40. <...>
На Парижской бирже прекращены сделки
Париж, 29 июля (Спецкор газеты The Times). Сегодня финансовые последствия кризиса распространились с Биржи на широкую публику.
Золото исчезло, словно по мановению волшебной палочки. В течение суток я тщетно пытался разменять 100 франковую купюру. Этим утром около обменной кассы Банка Франции случилось подлинное столпотворение. В некоторых крупных магазинах сдачу со 100-франковой купюры давали только покупателям, которые приобретали товары на сумму, превышающую 20 франков. У дверей некоторых сберегательных банков были длинные очереди из мужчин и женщин, страстно желающих снять со счетов свои депозиты.
Газета The Times от 28 июля 1914 года
Они терпеливо ожидали своей очереди, но не демонстрировали ни единого признака паники. Большие банки также отмечали существенное увеличение людей, желающих забрать свои средства, однако признаков паники все равно не наблюдалось. <...>
Италия против войны
Рим, 29 июля (Спецкор газеты The Times). Люди здесь весьма категорично настроены против вступления Италии в войну, социалисты организовывают антивоенные манифестации. Сообщается о прекращении пассажирских и грузовых перевозок дальше Триеста, а также о строжайшей цензуре, которой подвергаются телеграммы и корреспонденция, отправляемые в Австрию.
Царь — главнокомандующий
Санкт-Петербург, 29 июля. Вероятно, что в случае войны Царь возьмет на себя верховное командование русскими войсками. В качестве заместителей Его Величества выступят Великий Князь Николай Николаевич и Военный Министр генерал Сухомлинов.
Германские флоты
Берлин, 29 июля. Объявлено, что суда Северного Флота вернулись в Вильгельмсхафен вчера вечером, а суда Балтийского Флота — в Киль.
Австрия приготовилась
Вена, 28 июля (Спецкор газеты The Times). Надежда на то, конфликт удастся локализовать, здесь очень сильны, но следующее сообщение, которое было опубликовано Пестером Ллойдом сегодня, указывает на то, что двуединая монархия отнеслась к [ситуации] со всей серьезностью и приготовилась  ко всем случайностям. В сообщении говорится:
Самые отдаленные последствия действий против Сербии были тщательно продуманы и просчитаны. И согласно этому сообщению население может быть уверено в том, что двуединая монархия готова встретить эти последствия во всеоружии. <...> Подтверждая верность того факта, что двуединая монархия желает добрых отношений с Россией, в сообщении одновременно утверждается, что из этого ни в коем случае нельзя делать вывод о том, что данное желание может привести ее на «путь, который потребует поступиться безопасностью ее границ».
Газета The Times от 28 июля 1914 года
Газета Neues Wiener Tageblatt утверждает, что в настоящее время тон переговоров между Россией и Австро-Венгрией «очень дружественный», и что есть основания надеяться на то, что приказ о мобилизации в соседней империи еще не отдан.
Аэропланы для австрии
Берн, 29 июля (Спецкор газеты The Times). Два биплана Авиатик, выставлявшиеся на выставке в Берне, были сняты с экспозиции производителями и отправлены в Австрию. Австро-Венгерское правительство только что заказало 40 бипланов Pfeil в Мюльхаузене, 12 из которых были уже доставлены.
Глава Генерального штаба
Личность генерала барона Конрада Фон Хетцендорф, главы Генерального штаба Австро-Венгрии, едва ли менее выдающаяся, чем личность венгерского премьера. На протяжении некоторого времени он был настоящей душой австрийской военной партии, где не покладая рук, впрочем, без особого успеха работал на войну. В 1909 году он доказывал необходимость вторжения в Сербию. В 1910-м он начал военные приготовления против Италии, после чего граф Алоиз  фон Эренталь, австрийский министр иностранных дел был вынужден требовать его отставки. <...> В ходе Первой балканской войны, барон был восстановлен в должности и требовал от Императора одновременно атаковать Сербию и Россию. <...>
Призывы к войне
Заявление [премьер-министра] господина Асквита в Палате общин о том, что «ситуация чрезвычайно серьезная», метко характеризует текущее состояние дел. Обмен мнениями между министром иностранных дел России г-ном Сазоновым и послом Австро-Венгерии в Санкт-Петербурге графом Сапари, очевидно, прекращен. С другой стороны, есть надежда, что Германская дипломатия пытается заново наладить контакты между Санкт-Петербургом и Веной. Результат этих усилий пока не известен.
Слухи о предстоящей мобилизации германской армии циркулируют в европейских столицах. В дипломатических кругах уверены, что Россия проинформировала Германию, что только Южный и Юго-западный корпуса русской армии мобилизуются в настоящий момент. <…> Объявление войны против Сербии не вызвало большого переполоха в Вене, к войне здесь относились как чему-то само собой разумеющемуся. <...>
Меры предосторожности были приняты по всей Европе. Германский флот вернулся в свои гавани. Австрийский флот концентрируется в Каттаро. Основная часть французского флота — в Тулоне, а итальянского — в Бриндизи.
Сообщается, что белградский мост через реку Саву был взорван. Также сообщается, что сербские граждане, подлежащие призыву на военную службу и находящиеся в Австрии, арестованы как военнопленные. <...>
В Париже и Берлине растет пессимизм. Германское правительство по-прежнему заявляет, что в австрийско-сербский конфликт поздно вмешиваться, и что австрийско-русские противоречия <...> лучше всего разрешить [в переговорах] между Веной и Санкт-Петербургом. <...>
Перевод с английского Федора Клименко
темы
6 мин