По состоянию на 2 июля 10:30
Заболевших661 165
За последние сутки6 760
Выздоровело 428 978
Умерло9 683
Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Пресса

The Times: немцы хвалят французскую артиллерию

В Швейцарии начала работу международная организация по обмену гражданскими узниками
Елена Коваленко
30 августа, 2014 12:11
5 мин
Газета The Times от 20 марта 1915 года
Суббота, 20 марта 1915 года, Лондон № 40807
Швейцария — добрый самаритянин
Федеральные власти Швейцарии по призыву правительств Германии, Франции и Австрии учредили в Берне централизованную организацию по возвращению на родину гражданских узников. Энтузиазм, с которым эта инициатива была поддержана по всей стране, вполне соответствует традициям Швейцарии, являющейся родоначальницей организаций Красного Креста по всему миру. Совместными усилиями жители Швейцарии собирают одежду для узников. В Женеве, Шаффхаузене, Берне, Лозанне и других городах, через которые освобожденные пленные следуют домой, добровольцы кормят голодных и одевают практически раздетых. <…>
Газета The Times от 20 марта 1915 года
Газета The Times от 20 марта 1915 года
История французских беженцев — одна из главных трагедий войны. Для большинства она началась с ужасов боев, на время которых люди, как правило, были заперты в церквях или других подходящих зданиях без еды и воды, с поражения и отступления войск Республики, уничтожения их домов и мародерства. Затем многие из них были расстреляны. <…> Другие были отправлены в составах для перевозки крупного рогатого скота в Германию в крепости, школы, лагеря или бараки, где они отбывали заключение. <…> Большая часть узников, доходящих до Шаффхаузена, полумертвые от голода. Одежда не подходит им по размеру, она рваная и грязная. Тела некоторых покрыты паразитами. <…>Швейцарское Бюро по возвращению помогает вернуться домой (или, по крайней мере, на родину, если их дом был уничтожен во время войны) всем женщинам и детям, а также гражданским мужчинам младше 17 и старше 60 лет. Обычно французские беженцы прибывают в Шаффхаузен раз в день, откуда переправляются на поездах в Женеву, а затем в Аннемас, где передаются встречающим их соотечественникам. <…>
Поезда в Шаффхаузене встречают мужчины и женщины-добровольцы. <…> Узники группами отправляются в город, где их кормят горячим супом и поят кофе (но не слишком много). Затем самое бесценное из всех благ — у них есть свободное время, чтобы прогуляться там, где им захочется. <…> Они могут предаться ранее непозволительной роскоши — принять душ и выбрать себе одежду, собранную общими усилиями швейцарцев.
У этой темной картины есть обратная сторона — благодарность за восстановление физических и душевных сил, которую французы выражают швейцарцам. Однажды ночью в Шаффхаузене я наблюдал поразительную картину. Этим вечером очередной состав с беженцами практически полностью состоял из молодых людей, которые на вид едва достигли совершеннолетия. На их лицах не было запуганности и усталой грусти, которая всегда есть у более слабых и взрослых узников. Молодые парни — сильные создания. Их было 330, и они были счастливы, что едут домой. Во время ужина я зашел в три или четыре комнаты, и везде звучало «Да здравствует Швейцария!», а еще Марсельеза и швейцарский гимн. <…>
По существующей договоренности с военными, поезда с освобожденными заключенными следуют по территории Швейцарии по ночам, поэтому население видит их только в моменты отправки и прибытия. Однако был один или два случая, когда поезда делали остановки днем, и всегда вызывали неизгладимое чувство жалости к ужасному состоянию транспортируемых. <…> Я не могу не желать, чтобы эти поезда могло видеть как можно большее количество людей. <…> Любой, кто смотрел на них бесстрастным взглядом, должен осознать всю ненавистность системы, созданной людьми, которые разожгли войну против слабых и беспомощных.
Работа во французском госпитале.
(От нашего медицинского корреспондента) Одна из наиболее сложных проблем, с которыми сталкиваются медицинские работники, которые лечат раненых — это «пост-неподвижность» или состояние неподвижности суставов и мускулов после лечения переломов и ранений. <…> От успешности лечения напрямую зависит, сможет ли человек остаться солдатом или работать по завершении войны.
Именно поэтому работа профессора Гермонпре (Guermontprez) из университета Лилля, который в настоящее время трудится в Военном Госпитале в Кале, заслуживает большого внимания. <…> «Неподвижность развивается сразу же, как только раненый начинает выздоравливать, — говорит профессор, — поэтому лечение должно предупреждать и пресекать ее симптомы». На сломанные кости накладываются специальные шины. <…>
В подвале госпиталя находится кузница и магазин плотника. В них производятся все аппараты, которые в дальнейшем будут использованы для разработки неподвижных суставов и мышц. Я видел самое запоминающееся приспособление для растягивания ноги, велосипед для разработки коленей и аппарат, с помощью которого раненые в спину могут самостоятельно передвигаться по комнатам. <…>
Несомненно, все эти аппараты существенно ускоряют лечение и облегчают жизнь раненых. <…> От лица профессора Гермонпре (Guermontprez) и всех его больных я выражаю благодарность «The Times» и всем английским коллегам, которые оказали помощь в сборе средств на новые аппараты для военного госпиталя в Кале.
Работа женщин на войне
Вчера существенно пополнились ряды женщин, поступивших на военную службу. В первый же день 700 претенденток пришли на Центральную Биржу Труда. Первое сообщение [о наборе женщин на военную службу] собрало 4 000 писем с согласием, последующие — от 50 до 250 откликов. Таким образом, к концу дня общее число женщин, изъявивших желание поступить на военную службу, составило около 5 000 по данным Центральной Биржи Труда. <…>
Письма приходили от женщин абсолютно разного социального статуса. Много писем пришло из домов священников; другие отправляли вдовы офицеров и те женщины, чьи мужья были на фронте. Среди них очень много преподавателей. Но есть и девушки, занимающиеся более простой работой. <…> Некоторые женщины говорили, что у них уже есть опыт сельскохозяйственных работ в поле. Гораздо больше женщин не имело такого опыта, но все предлагали свою помощь и хотели поступить на военную службу. На биржу уже поступило множество запросов на замену мужского труда в поле женским, и теперь она может выполнить эти просьбы. Также поступило значительное количество запросов от девушек, желающих работать на военных заводах. <…>
ГЛАЗАМИ НЕМЦЕВ
Похвала французской артиллерии
Немецкая пресса заполнена сообщениями об успехах немцев в битве в Шампани и уже изображает [немецкого] генерала фон Айнема победителем, однако письма с места боевых действий рисуют противоположную картину. Из письма в Cologne Gazette (Кельнская газета): «Французы возобновляют артиллерийскую атаку снова и снова с небывалой энергией. Это похоже на сумасшествие. Тела сотен мертвых заполняют пространство между двумя окопами. Небольшая передышка после сильного обстрела, и все начинается снова. <…> Находиться часы под таким огнем — самое ужасное, из того, что можно пережить во время войны».
Критика Трейчке
(Генрих фон Трейчке — живший в конце XIX века известный немецкий историк и литературный критик, пропагандировавший идеи национал-государственности и «немецкого духа» — РП). Профессор Форестер из Мюнхена на своей лекции в Вене подверг жесткой критике немецкие взгляды на государственную политику и войну. Он сообщил, что ситуация в мире не разрешится в лучшую сторону до тех пор, пока не будут преодолены макиавеллианские воззрения: разделение сфер морального и политического и получение власти любыми средствами. Основные приверженцы этой доктрины в Германии — Бисмарк, Трейчке и Бернарди. <…>
Форестер хотел развеять предрассудок о том, что Трейчке и Бернарди играют ключевую роль в немецкой политической философии. Он выдвинул свой аргумент против взглядов Трейчке: государство — это организация, а односторонняя борьба за власть однозначно приводит к разрушению и дезорганизации.
Перехваченные новости из Германии.
Берлин, 20 марта. По данным из Константинополя, премьер-министр Турции в Афинах после долгого разговора с премьер-министром Греции Гурнарисом высказал свое удовлетворение результатами встречи. <…>
Газета The Times от 20 марта 1915 года
Газета The Times от 20 марта 1915 года
Очевидец в штабе Великобритании отмечает, что природная дисциплина позволяет молодой немецкой армии после коротких тренировок выполнить задачи, которые под силу английским войскам лишь после долгих упорных занятий.
Несмотря на восемь месяцев напряженных усилий на Западном и Восточном фронте, среди населения Германии и немецких войск не наблюдается признаков усталости и депрессии.
Парижская газета Éclair сообщает, что испанские власти в Бильбао (порт в Испании, которая в Первую мировую войну сохраняла нейтралитет — РП) потребовали разоружения британского вспомогательный крейсера «Нортфилд», так как истек его период пребывания в нейтральном порту. <…>
Атака цеппелинов на Кале
Девять человек были убиты в результате рейда цеппелинов на Кале, двое были спасены из горящего поезда и скончались позже в госпитале. Жертвами, в основном, стали работники железнодорожной станции и беженцы из Лилля, временно проживавшие в железнодорожных вагонах.
На город было сброшено от 40 до 50 бомб, это вдвое больше, чем предполагалось ранее. Бомбы были огромными и содержали новый тип зажигательной смеси. <…> Цеппелины курсировали над Кале в течение получаса на высоте примерно 5 000 футов. Они оставались незаметными благодаря использованию новейшей технологии в военном искусстве — светоотражателей, закрепленных на небольших воздушных шарах. <…> В ходе атаки, были предприняты попытки уничтожить станции Центральная и Мартимо, склады и Форт Нейи.
темы
5 мин