Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Пресса
Русская планета
Пресса

The Times: Франция обманула ожидания немцев

Германские и австрийские войска заняли Одессу, а румыны ушли из Австрии
Елена Коваленко
21 марта, 2015 11:00
6 мин
Передовица газеты The Times от 15 марта 1918 года
Пятница, 15 марта 1918 года, Лондон №41 738
Война: 4-й год, 224-й день
Эрзурум, великая кавказская крепость, завоеванная два года назад Армией Великого князя Николая [Николаевича], была вновь захвачена турками. Хотя она и была оставлена русскими, ее отважно обороняли армяне. В конечном итоге турки взяли ее штурмом в понедельник.
Повторный захват Эрзурума. Город в огне
Турецкий доклад, 12 марта. На подходе к Эрзуруму армяне оказали упорное сопротивление нашим отрядам. В результате нашей атаки вчера (вплоть до проволочных заграждений) препятствия были преодолены в течение ночи, а враг отброшен. Наши войска вошли в Эрзурум и сейчас занимаются тушением пожаров, которые устроили армяне.
*Эрзурум — столица Армении, разделила участь Трапезунда, великого порта на Черном море, который был отвоеван турками около трех недель назад. Город находится в огне, предположительно пожары устроили турки. Русские войска взяли Эрзурум в феврале 1916 года. Храбрая защита крепости армянским гарнизоном от возвращающихся турок в последние добавтла новую блистательную страницу в исторические хроники города.
Немцы входят в Одессу по румынскому маршруту
Австро-венгерские войска присоединились к силам Германии в ходе захвата Одессы. Немецкие войска вошли со стороны Румынии.
Доклад Германии, 14 марта. Немецкие войска, которые по соглашению с румынским правительством были направлены в Одессу из города Бреила, через Галац и Бендеры, заняли Одессу после боев на линии недалеко от Молдаванки. За ними последовали австро-венгерские войска, пришедшие из Жмеринки.
Доклад Австрии, 14 марта. Румыны освободили последние участки австро-венгерских территорий [в Буковине], которые они до сих пор занимали. Восточная часть [австро-венгерской] монархии после двух с половиной лет ужасных тягот войны вновь полностью свободна. С полудня вчерашнего дня Одесса находится в руках наших союзников. В то время, пока немецкие батальоны надвигались с запада, передовые отряды австро-венгерской дивизии под командованием генерал-майора Альфреда фон Цейдлера вошли в город с восточной стороны через железнодорожную станцию.
Передовица газеты The Times от 15 марта 1918 года
Передовица газеты The Times от 15 марта 1918 года
Самый жестокий воздушный бой. Сбито 24 вражеских самолета
Следующее телеграфное сообщение получено из генерального штаба во Франции:
14 марта, 9.47 вечера:
14 числа этого месяца наша авиация весь день действовала активно, также, как и в прошлые дни были проведены разведка, бомбардировочные вылеты, аэрофотосъемка и корректировка артиллерийского огня. 700 бомб было сброшено нами на казармы и склады боеприпасов, а также на железнодорожный подъездной путь у Кортрейка и Денена [к югу от Валансьена]. Также был захвачен аэродром.
Битва была весьма ожесточенной, бои происходили между крупными воздушными формированиями как с нашей стороны, так и со стороны врага. 19 машин противника были сбиты и 5 совершили посадку в результате потери управления. Мы потеряли 5 самолетов. Австралийская дивизия, которая входит в состав [британского] Королевского летного корпуса, вновь доказала свою огромную ценность.
Следующая информация была получена относительно налета на немецкий город Фрайбург, о котором сообщили вчера. Было видно, что сброшенные нами бомбы разорвались на железнодорожной станции и недалеко от электростанции. Как только наши пилоты сбросили бомбы, они были атакованы огромным числом вражеских машин. Далее последовал ожесточенный бой, который продолжался до тех пор, пока самолеты противника не были вынуждены отступить. Три наших самолета не вернулись.
Бомбы в Хартлпуле
Один дирижабль пересек вчера ночью [британское] побережье и сбросил четыре бомбы на Хартлпул. Корабль, совершавший маневр на большой высоте, лишь в течение нескольких минут оставался над землей, оставшиеся бомбы упали в море. Шесть жилых домов были разрушены и около 30 повреждены. Отчет полиции о жертвах:
Погибших: 1 мужчина, 1 женщина, 3 детей; всего 5;
Пострадавших: 3 мужчин, 1 женщина, 5 детей; всего 9.
Германия и Финляндия. Город Або подвергся бомбардировке и теперь занят немцами
Петроград, 13 марта. Газеты сегодня вечером подтверждают сообщение о том, что достаточно мощный отряд германских войск прошлой ночью занял город Або в Финляндии и начал продвижение вглубь страны. Немецкие формирования, которые захватили Або, насчитывали 3000 солдат при поддержке артиллерии. Они прибыли с Аландских островов на нескольких суднах, впереди которых шел ледокол. Красногвардейцы отказывались сдаться, и немцы в течение полутора часов обстреливали город, пока красногвардейцы не были вынуждены его покинуть. В порту немцы захватили три российских миноносца и несколько тральщиков.
Московский Съезд
Петроград, 13 марта. Завтра, 14 марта должен открыться Всероссийский Съезд Советов, на котором будут рассмотрены вопросы о ратификации Брест-Литовского мирного соглашения и переносе столицы из Петрограда в Москву, который первоначально был назначен на 12 марта. В нем примут участие более 3000 делегатов.
История о группе бельгийских беженцев
Заметка от корреспондента: — Вчера по воле случая я оказался в компании группы бельгийцев, которым только что удалось избежать немецкой тирании. Один из них, неотесанный юноша-крестьянин из Фландрии, 23 лет от роду, который работал на ферме своего отца до начала 1917 года, а потом был отправлен в Германию вместе с сотнями таких же молодых людей, и поведал мне свою историю.
«После 10 месяцев, проведенных в плену, немцы отправили меня домой в увольнение и приказали вернуться с новыми вещами и едой, так как моя одежда превратилась в лохмотья. Я решил не возвращаться в Германию, и, как только добрался до дома, голодный и истощенный, спрятался в укромном месте. Полицейские поняли, что я был где-то неподалеку, и солдаты несколько раз проводили обыски в доме моего отца. Два месяца я прятался, лишь изредка по ночам пробираясь домой за едой, которую готовила моя мать. Однажды, когда я был там и открыл дверь, неожиданно увидел перед собой немецкого солдата. Я бросился наутек и бежал, пока не удостоверился, что погоня отстала. Если бы меня поймали, то наверняка застрелили.
Газета The Times от 15 марта 1918 года
Газета The Times от 15 марта 1918 года
Я сказал отцу и матери, что попробую уехать из страны и вступить в армию. Я присоединился к группе из 30 беглецов, которые решили пробраться в Голландию. Среди них были также две женщины. Мы шли ночью, а днем прятались. Через 4 дня ночью мы оказались в населенном пункте, название которого я пообещал не называть. Мы шли по пояс в воде и к полуночи добрались до границы. Потом мы легли на землю и долго ждали в полной тишине. Ночь была темная «хоть глаз выколи», с дождем и сильным ветром, которые хоть и помогали нам прятаться, но заставляли терпеть холод и сырость. Две женщины, хотя у них было немного еды, чтобы подкрепиться, мужественно терпели. Мы лежали перед проволочным заграждением, по которому был пущен ток, слушая, как свистит и ветер и напевает песенку немецкий караульный. В 4 часа утра настал момент нашего спасения. Два нижних электрических провода были перерезаны, и через образовавшийся лаз наша группа быстро, оказавшись в безопасности на голландской территории».
Молодой человек, чью историю я поведал, рассказал мне, что немцы задержали его отца, которому почти 60 лет, и сейчас он находится в тюрьме. Что касается самого юноши, я никогда не забуду его взгляд, когда он сказал мне, что намерен «получить немного своего обратно».
«Так вы думаете, что хороший немец — это мертвый немец?» — спросил я.
«Нет, не думаю, — ответил он. — Когда они мертвы, они — мертвые, плохие немцы, вот и все!»
«А что будет с караульным?»
«О, он, наверняка, будет отправлен на фронт, — прозвучал ответ. — Поскольку таково наказание для караула, в чьем секторе совершают побег бельгийцы».
Париж в военные годы
Данная статья является выдержкой из книги Дж. В. Джерарда «Лицом к лицу с кайзеризмом».
(Дж. В. Джерард — бывший американский посол в Берлине).
<...> Париж [в феврале 1917] разительно отличался от того Парижа, каким я его видел последний раз в октябре 1913 года. Такси, почти вымершие как птица додо, лихо проносились по переполненным улицам. На бульварах царило оживление, было полно солдат, которые выглядели более радостными, , чем неповоротливые немецкие солдаты, которые тяжело шагали по бульвару Унтер-ден-Линден. Можно было увидеть, что у многих солдат не было руки или ноги, что совершенно немыслимо для Германии, где, в особенности в Берлине, политикой правительства было скрывать от чужих глаз покалеченных на войне.
В отеле не было нормального отопления, лишь дровяной камин в одной комнате. В домах разрешалось зажигать лишь одну электрическую лампочку в каждой комнате. Нарушение этого правила грозило потерей электрического света в доме на три недели. <...> Ни огней, ни музыки — трудно представить себе Париж без этого, Париж, который сам себя прозвал «Ville Lumière» — город огней. <...>
В Париже стоял жуткий мороз, пробирающий до костей, и все жители вне зависимости от достатка страдали от нехватки угля. В театрах, к примеру, вообще не было отопления. В каждом театре разрешалось давать постановки три раза в неделю. Вечерние туалеты были запрещены. <...> В один из театров я прибыл достаточно рано, но холод был настолько пронизывающим, что даже в меховом пальто и шапке, я так замерз, что вынужден был уйти уже через 20 минут. Постановка представляла собой ревю, актрисы, появлявшиеся на сцене в коротких платьях, свойственных этому жанру, из-за сильнейшего мороза вынуждены были добавить к своим костюмам верхнюю одежду, и это, конечно, придавало некий комический эффект действу.
Я разговаривал со многими солдатами на улицах. Все были воодушевлены новым настроем во Франции, упрямым спокойствием, решимостью довести это дело до конца, навсегда покончить со страхом прусского вторжения, которое угрожало им так много лет. Если и были видны какие-то признаки слабости, то только среди инвесторов и финансистов.
Как же Франция обманула ожидания немцев! Франция сегодняшних дней — это не та Франция, которая выкрикивает «Нас обманули!» и убегает после неудачи при первом же нападении. Франция сегодня молчалива, она ищет своих предателей и решительно их наказывает. Франция, которая истекает кровью, но продолжает воевать, Франция, которая стоит спиной к своим солнечным полям, потеряв множество столь дорогих ей сынов, смотрит в лицо кайзеру через нейтральные территории, мужественно держась бросает клич миру, боевой клич Вердена — «Они не должны пройти!»
Но пока продолжается война, пока французские солдаты участвуют в тяжелых битвах и держат позиции, в это время обычных людей осаждают агенты кайзера. Лицом к лицу они сталкиваются с секретными агентами, шпионами и информаторами, теми, кто покупает газеты, общественными деятелями и торговцами, которые, прикрываясь французским гражданством или нейтральными паспортами, жаждут расколоть Францию, чтобы заставить солдат на фронте чувствовать, что их предали изменники родины, чтобы сделать французов недоверчивыми и подозрительными, и тем самым нанести смертельный удар французской обороне, как это пытались сделать при Вердене.
Перевод с английского Ксении Грушо
темы
6 мин