Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Пресса
Пресса

The Daily Telegraph: парады и погромы в Петербурге

Австро-Венгрия передала ультиматум сербскому правительству
Елена Коваленко
4 мин
Передовица газеты The Daily Telegraph от 24 июля 1914 года
The Daily Telergaph
Лондон, 16-00, пятница, 24 июля 1914 года № 18488
Срок исполнения Австрийской Ноты истекает в пятницу
Белград, вечер четверга. Этим вечером министр Австро-Венгрии вручил сербскому правительству ноту об убийстве в Сараево и потребовал, чтобы оно дало ответ не позднее семи вечера субботы, 25 июля.
В ультиматуме содержатся следующие требования:
31 марта 1909 г. Сербский Посланник в Вене сделал следующее заявление для Императорского и Королевского Правительства: «Сербия признает, что ее права не были ущемлены произошедшим в Боснии и Герцеговине инцидентом, и что, следовательно, ее позиция будет сообразовываться с решениями, которые примут ведущие европейские страны в отношении ст. 25 Берлинского трактата. Подчиняясь советам великих держав, Сербия обязуется впредь отказаться от протестной позиции по вопросу об аннексии, которую она занимала с прошлой осени, и обязуется, кроме того, изменить политический курс по отношению к Австро-Венгрии, чтобы впредь поддерживать с ней добрососедские отношения».
Между тем история последних лет и, в частности, прискорбное событие 28 июня доказали существование в Сербии революционного движения, преследующего цель отторгнуть от австро-венгерской монархии часть ее территорий. Движение это, зародившееся на глазах у сербского правительства, заявило о себе за пределами королевства громкими терактами, покушениями и убийствами.
Передовица газеты The Daily Telegraph от 24 июля 1914 года
Сербское правительство не только не выполнило формальных обязательств, указанных в декларации 31 марта 1909 г., но даже не приняло никаких мер, чтобы подавить это движение. Оно допускало преступную деятельность различных обществ и организаций, направленную против монархии, распущенный тон в прессе, прославление виновников покушения, участие офицеров и чиновников в революционных выступлениях, вредную пропаганду в учебных заведениях, наконец, оно разрешает все манифестации, которые могут возбудить в сербском населении ненависть к монархии и презрение к ее постановлениям.
Эта преступная терпимость правительства не прекратилась даже тогда, когда события 28 июня показали всему миру ее прискорбные последствия. Из показаний и признаний виновников покушения 28 июня следует, что сараевское убийство было подготовлено в Белграде, что оружие и взрывчатка, которыми были снабжены убийцы, были доставлены сербскими офицерами и чиновниками, входящими в состав народной обороны, и что, наконец, переезд преступников с оружием в Боснию был организован чинами сербской пограничной службы.
Результаты расследования не позволяют австро-венгерскому правительству и дальше занимать выжидательное и терпеливое положение, которое оно занимало в течение многих лет. Эти результаты, напротив, возлагают на него обязанность положить конец пропаганде, являющейся постоянной угрозой для спокойствия монархии. Для достижения этой цели австро-венгерское правительство вынуждено просить сербское правительство официально заявить, что оно осуждает пропаганду, направленную против австро-венгерской монархии, и что оно обязуется принять все меры для подавления этой преступной и террористической деятельности». — Рейтер
Настойчивые требования
От нашего корреспондента. Вена, вечер четверга. Во врученной ноте содержатся требования к сербскому правительству опубликовать заявление, в котором бы она [Сербия] осуждала преступные действия, направленные против Австро-Венгрии и искренне сожалела о последствиях этих действий. Это заявление должно быть немедленно объявлено войскам приказом Его Величества Короля по армии и опубликовано в официальном военном органе. Сербское правительство должно также пообещать пресекать все публикации в прессе материалов, возбуждающих ненависть к Монархии или выступающих против ее территориальной целостности. Кроме того она потребовала, чтобы все участники преступления 28 июня были привлечены к ответственности. <…>
Забастовки в Петербурге
Наш корреспондент в Петербурге. Четверг, ночь. В Санкт-Петербурге сложилось тяжелое положение из-за протестных выступлений, которые продолжаются, охватывая все более широкие круги населения. На металлургических заводах более 20 000 людей, охваченных социалистическими и революционными идеями, терроризируют ещё 100 000, которые боятся выходить на работу.
Газета The Daily Telegraph от 24 июля 1914 года
Сегодня лишь несколько водителей трамваев согласились сесть за руль, и то лишь при условии их постоянного сопровождения сотрудниками полиции. Многие рабочие кварталы города находятся практически на осадном положении, и туда просто опасно заходить. Я только что вернулся из автопоездки по одному из таких кварталов. Всюду можно видеть отряды полицейских с заряженными ружьями с примкнутыми штыками. Офицеры полиции жалуются на хроническую усталость. Они проводят большую часть времени посреди улиц с револьверами в руках с взведенными курками, опасаясь внезапного нападения.
Из окон деревянных домов глядят угрюмые, злые лица рабочих. Повалены фонари, на улицах валяются телефонные и телеграфные провода. <...> Согласно официальным данным, число участников вчерашней забастовки, включая водителей трамваев и машинистов, составило 120 000 человек.  Трамвайное движение было практически полностью приостановлено, за исключением 46 машин, которые вышли из депо и передвигались по городу под защитой полиции до вечера.
Забастовщики с красными флагами пели революционные песни на разных площадях, а на Выборгской стороне бунтовщики сломали телеграфные столбы и опрокинули вагоны, чтобы построить баррикады, из-за которых они кидались камнями в полицию и войска. Из толпы также раздалось несколько выстрелов. Однако, в конце концов удалось рассеять протестующих и разобрать баррикады.
Франция и Россия. Визит Пуанкаре.
От нашего корреспондента. Санкт-Петербург, Четверг, вечер. В Санкт-Петербурге подходят к концу празднования в честь визита французского президента. Вчера вечером состоялся банкет и торжественный прием в честь французских офицеров, организованный представителями города. Французский президент посетил показательные военные маневры и парад в Царском Селе, за которыми последовало великолепное театральное представление. Сегодня президент присутствовал на грандиозном смотре войск, за которым он наблюдал из автомобиля в сопровождении госпожи императрицы и её дочерей. В это же время император ехал впереди них во главе своей свиты.
Этим днем президент вместе с императором и его супругой отправился обратно в Петергоф и присоединился к французской эскадре, которая выйдет в море либо сегодня вечером, либо завтра утром. Было заявлено, что в ходе визита между Францией и Россией было установлено полное взаимопонимание по всем важным вопросам современной международной политики.
Смотр 60 000 войск
Газета The Daily Telegraph от 24 июля 1914 года
Красное Село. Четверг. Сегодня утром президент Франции присутствовал на грандиозном смотре, в котором принимало участие 60 000 войск. Построенные войска образовали три стороны гигантского прямоугольника. На четвертой стороне располагалась императорская палатка, над которой развевался имперский флаг. В параде принимали участие 69 батальонов пехоты, 68 эскадронов кавалерии, 112 расчетов полевой артиллерии, 24 гвардейских орудия, а также выпускники кадетской школы. Смотр начался в 10 часов дня. <…>
Царская процессия медленно двигалась вдоль строя, сопровождаемая звуками оркестров. Царь повторял обычные для такого случая приветствия: «Здравствуйте мои солдаты. Я рад быть с вами сегодня». Солдаты отвечали: «Рады стараться, Ваше Величество». Люди кричали эти слова в один голос, во всю силу легких. <…> Смотр продолжался примерно час.
В 11 часов императрица, президент, великие княгини Мария и Анастасия присоединились в императорской палатке к офицерам и членам делегации. Император остался снаружи верхом на лошади напротив холма вместе с главнокомандующим Великим князем Николаем Николаевичем, сопровождаемый казачьей гвардией. Зрители были сильно впечатлены слаженностью перемещений войск, а звук марширующих войск и исполнительность, с которой выполнялись приказы, завоевали симпатии всех присутствующих. Подразделения маршировали в соответствии с командой «развевающиеся знамена», однако, поскольку за прошедшие годы и сражения большинство знамен истрепалось, солдаты маршировали только с флагштоками.
Без двадцати двенадцать завершился марш пехотинцев, за которым последовал торжественный проезд артиллерии и кавалерии. Парад завершился в половину первого смотром спешенной гвардейской артиллерии. После парада в Царском Селе состоялся совместный обед царя и французского президента с членами делегации. <…>
Перевод с английского Павла Щелина
 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин