Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Пресса
Пресса

«Русское Слово»: за полную конфискацию имущества дезертиров

Будущее поведение Германии должно затронуть американские интересы
Елена Коваленко
6 мин
Передовица газеты Русское слово от 03 (16) января 1917 года
РУССКОЕ СЛОВО
Вторник, 3 (по новому стилю 16) января 1917 года, Москва № 2
Условия мира
В самом конце прошлого года союзные державы противогерманской коалиции дали подробный и точный ответ на ноту президента Вильсона, врученную союзным правительством 6 декабря. Как известно, германское правительство от лица четырех союзных государств, подвластных императору Вильгельму, уже ответило на ту же самую ноту президента Вильсона решительным отказом по самому существенному ее пункту. Американское правительство, не предлагая своего посредничества, но и не навязывая враждующим державам мира, намерено было прежде всего осведомиться о том, на каких условиях по мнению обеих сторон, могли бы прекратиться военные действия.
Это желание вашингтонского кабинета было мотивировано не столько соображениями гуманности, сколько стремлением заручиться такими данными, которые позволили бы судить о возможной продолжительности войны, и в связи с этим принять необходимые меры для ограждения американских интересов. Германский канцлер сообщил министру Лансингу, что те условия, на которых центральные державы желают заключить мир, могут быть сообщены только на мирной конференции.
Таким образом, американское правительство лишается возможности предугадать, в какой именно мере будущее поведение Германии должно затронуть американские интересы. Решится ли Германия, доведенная до крайности, на новый, еще более наглый шантаж при помощи подводной блокады американского побережья, — покажет близкое будущее. Конечно, на такой вызов президент Вильсон должен будет ответить разрывом дипломатических отношений с Германией и соответствующими репрессалиями. Заявление американского посла в Берлине о наилучших отношениях, существующих между Германией и Америкой, сделаны без ведома президента Вильсона и до отрицательного ответа Германии, так что класть их в основу прогноза довольно рискованно. <…>
В своем ответе вашингтонскому кабинету союзные державы противогерманской коалиции пошли даже дальше того минимума, на который имел право рассчитывать президент Вильсон, как в виду существующих дружеских отношений, так и во внимание к соображениям человеколюбия и ограждения интересов нейтральных держав. <…> Правда, ответная нота союзников указывает на то, что цели войны хорошо известны и были неоднократно формулированы главами отдельных союзных правительств. Но между заявлениями союзных премьеров с парламентской трибуны или на торжественных банкетах и общей нотой союзных правительств — дистанция огромного размера.
Речи первых министров являются актами скорее внутренней политики и связывают только тот состав правительства, который в данное время находится у власти. Коллективная же нота связывает прежде всего союзные державы между собой, так как конкретные цели войны, формулированные в этой ноте, становятся теперь альфой и омегой внешней политики каждой из участниц великой коалиции. Лондонская декларация 23 августа 1914 года, по которой союзники обязались предъявлять только сообща выработанные условия мира, впервые облекается в плоть и кровь. Кратко говоря, десять союзных держав согласились положить оружие лишь после того, как будут перестроены коренным образом международные отношения, и карта Европы получит новый облик. Возврата к status quo ante bellum (к состоянию до начала войны — РП) не может быть.
Американское общественное мнение имеет теперь полную возможность судить о том, насколько мирные условия держав противогерманской коалиции соответствуют провозглашенным ими принципам ограждения свободы и независимости больших и малых народов и прочных гарантий будущего мира. Ответ союзников прежде всего положит конец клеветническим усилиям германской пропаганды, приписывающей Англии намерения уничтожить Германию, а России — покончить с Болгарией и Турцией. Германский народ, мадьяры, болгары и турки могут быть спокойны: ни уничтожения этих наций, ни их политического исчезновения с карты Старого Света никто не добивается. Великие державы, вынужденные взяться за оружие для защиты христианской цивилизации, отнюдь не задаются утопическими целями создания какой-нибудь тройственной всемирной монархии и не имеют ни малейшей охоты усваивать гуннские лозунги императора Вильгельма. Все, чего добиваются союзные державы от этих четырех наций, заключается в том, чтобы они не мешали жить другим и довольствовались только своими естественными этнографическими границами. Как заявляет союзная нота, итальянцы, румыны, чехи и словаки, к которым нужно, конечно, присоединить и сербов (умолчание о доблестной ветви южного славянства объясняется, очевидно, неточностью телеграфа), должны быть освобождены от австро-мадьярского ига.
Поляки, стонущие теперь под австро-прусским игом, также должны быть освобождены и воссоединены со своими братьями. Затем народности, изнывающие под кровожадным игом турок, должны быть также освобождены, причем в первую голову это требование относится к армянам и арабам. О Болгарии союзники отдельно не упоминают, но из общих принципов их ноты бесспорно следует требование о введении Болгарского государства в его этнографические границы. Затем Германия должна возвратить территории, захваченные ею по праву сильного, вопреки воле населения. К этим провинциям относится прежде всего Эльзас-Лотарингия и датский Шлезвиг. Но кроме того, союзные державы намерены требовать таких территориальных соглашений, которые прочным образом гарантировали бы их от возможности новых нападений со стороны Германии и ее вассалов. К числу этих необходимых условий прочности мира в первую голову относится вытеснение турок из Европы, с передачей Константинополя и Дарданелл России, которая только таким способом сможет обеспечить свободу своих сообщений с великими западными державами. Выполнение этой обширной программы задевает сравнительно мало прежние границы Германии и Болгарии, но неизбежно требует коренной реорганизации Австро-Венгрии и Турции. В какую форму могут вылиться будущие условия жизни дунайской и Оттоманской империй, — предусмотреть сейчас невозможно.
Передовица газеты Русское слово от 03 (16) января 1917 года
Нечего скрывать от себя, что Германия в ближайшем будущем на такие условия мира пойти не может. Состязание будет упорным и кровопролитным, пока окончательно не истощится живая сила германского народа или пока не лопнет его бесконечное терпение. Союзные нации, поставившие своей целью борьбу за счастье и свободу человечества, должны теперь напрячь все свои силы. Бесконечна ответственность десяти объединенных правительств, вершащих величайшее дело современной истории. Тяжесть этой ответственности перед грядущими поколениями должна быть возложена на могучие плечи самих народов, и горе тем, кто уклонится от этого бремени.
Австро-германский фронт
Петроград, 2 января. На рижском фронте наши войска, после нанесенного ими германцам сильного удара и захвата некоторой части сильнейших вражеских позиций, закрепляются на новой оборонительной линии. По имеющимся сведениям, дабы положить предел нашему наступлению в районе озера Бабита, германцы перебросили в угрожаемый район две резервных дивизии, взятых ими с соседних, более пассивных участков.
Румынский фронт
Румыны атаковали противника, находившегося на высотах в семи верстах юго-восточнее Монестирка-Кашинуль, на реке Касин, и после горячей штыковой схватки отбросили его на одну версту к югу. <…>
Забастовки на военных заводах
Париж, 2 (15) января. Конфликт между трудом и капиталом на частных военных заводах в Париже, повлекший за собой забастовки, на пути к окончательному разрешению.
Конфликт был вызван возрастающей дороговизной жизни, в силу чего нынешнего заработка рабочим не хватает. Указывая на громадную прибыль, получаемую владельцами предприятий, работающих на оборону, рабочие требуют повышения заработной платы хотя бы в таком размере, чтобы они могли прокармливать свои семьи.
Министр вооружений Альбер Тома вмешался в конфликт и предложил две меры для его разрешения: обязательный правительственный третейский суд между хозяевами и рабочими в случае конфликта и установление новой поштучной расценки для всех парижских заводов, по образцу той, которая уже установлена для рабочих лионского района. Кроме того, Альбер Тома угрожает реквизицией всех работающих на оборону фабрик и заводов, владельцы которых не согласятся на третейский суд или установление новой расценки. <…>
Принимая во внимание, что Альбер Тома — социалист, можно надеяться, что новая шкала заработной платы будет справедливой и вполне удовлетворит рабочих.
Конфискация имущества дезертиров
Париж, 2(15) января. Сенат приступил к обсуждению закона о конфискации имущества лиц, уклонившихся дезертирством от военной службы.
Газета Русское слово от 03 (16) января 1917 года
Комиссия, которая рассматривала этот законопроект, предлагая продажу имущества дезертиров, с тем, чтобы вырученные деньги шли в кассу государства, с другой стороны настаивала, чтобы часть имущества таких лиц оставлялась в распоряжении детей виновных на нужды их содержания и воспитания, причем часть эта должна равняться той части, которая, согласно французским законам, переходит по наследству детям по смерти их отца, и которой, по этим же законам, отец не может лишить при составлении духовного завещания своих детей.
Такая точка зрения встретила горячего защитника и в лице министра юстиции Вивиани, но сенат не согласился со взглядами правительства на этот счет, диктуемыми соображениями гуманитарного свойства, и большинством 180 голосов против 36 высказался за полную конфискацию без всяких ограничений имущества дезертиров.
Заграничные паспорта
Министерство внутренних дел, по соглашению с военным министерством, вошло в Думу с законодательным предположением, касающимся изменения порядка выдачи заграничных паспортов и свидетельств.
Желающие выехать за границу обязаны представлять: документы, служащие им видом на жительство, свидетельства полицейских властей о месте своего пребывания, о неимении препятствий к выезду за границу, удостоверение, подтверждающее объявление просителем цели поездки и фотографию в двух экземплярах. Правильность сведений, внесенных просителем в вопросный лист, должна быть удостоверена подписью двух представленных им поручителей из числа русских подданных.
Министру внутренних дел предоставляется право воспрещать выдачу заграничных паспортов как отдельным лицам, так и целым группам лиц, выезд коих за границу будет им признан, по условиям военного времени, вредным.
Уложение о наказаниях дополняется статьей следующего содержания:
«Поручители, приглашенные лицами, возбуждающими ходатайство о выдаче им русских заграничных паспортов для удостоверения сведений, внесенных в вопросные листы за ложное удостоверение таких сведений приговариваются к аресту на время от трех недель до четырех месяцев или к заключению в тюрьме на время от двух до четырех месяцев. Если же, однако, ложное удостоверение последовало вследствие подкупа, то они подвергаются лишению всех особенных лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и отдаче в исправительные отделения по 5-й степени статьи 31-й уложения о наказаниях.
На съезде словесников
Смерть учебнику!
Ненависть учеников средней школы к учебникам давно уже известна. Она стала, так сказать, классической. Бывали случаи, когда учебники после экзаменов сжигались на костре, а освобожденные ученики скакали через костер в мстительном веселье. <…>
Но кто бы мог подумать, что и сдержанные педагоги средней школы не очень далеки от подобной ненависти! Фигурально говоря, шипение костра и мстительные вскрики чудились на съезде словесников 2-го января, когда обсуждался вопрос об учебниках по истории русской литературы.
— Все учебники вредны, — гласил доклад г.Трофимова, — все учебники подлежат устранению. Вместо учебника должно быть пособие с подлинниками художественных произведений. Никаких комментариев, никаких пояснений не должно быть приложено к этим произведениям. Первое впечатление ученика от великих писателей и художников слова должно быть непосредственное.
— С учебника надо перейти на хрестоматию, — докладывал доклад г.Абакумова, — нужен не учебник, а книга для чтения. Пусть живое, творческое слово говорит за себя. <…>
И.Ж-н
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин