Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Пресса

«Русское слово»: тут было сильнее и страшнее всякой бури

Частной торговли сахаром в Москве не будет
Елена Коваленко
8 ноября, 2014 16:29
7 мин
Газета Русское слово от 7 (20) июля 1916 года
Четверг, 7 (20 по новому стилю) июля 1916 года, Москва № 156
От Штаба Верховного Главнокомандующего
На фронте генерала Брусилова
На реке Стоход местами артиллерийский огонь. Попытка противника наступать севернее Бол. Обзира отбита огнем. Донесениями отмечается, что вода на Днестре от дождей поднялась на сажень. По реке плывут целые пролеты австрийских мостов и паромов. На левом фланге в районе рек Черного и Белого Черемоша (юго-западнее Куттов) наша пехота продвинулась вперед к горным проходам. <…>
Спекулянты
Новочеркасск, 6 июля. Начальником края подвергнуты аресту на срок от 1 до 3-х месяцев шесть торговцев за сокрытие сахара, из них пять без замены штрафом.
Актарск, 6 июля. За взвинчивание цен на товары губернатором оштрафованы мануфактуристы Котов и Иван Литвинов, по 1000 рублей каждый с заменой арестом на месяц. Семенов — на 200 рублей и два торговца обувью — на 200 и 50 рублей.
Припрятанный сахар
Самара, 1 июля. На складах второго общества взаимного кредита обнаружено около 400 пудов сахара.
Оштрафование домовладельцев
Ростов-на-Дону, 6 июля. В административном порядке оштрафованы крупные домовладельцы, коммерсанты Хельмер и Райзмер на 3000 рублей каждый за повышение цен на квартиры.
«Соседи»
Красноярск, 6 июля. В Ачинске в гостинице «Коммерческие номера», чиновником особых поручений при губернаторе Витковском при обыске обнаружен склад манчжурского спирта, запеканки, шампанского и других крепких напитков. «Коммерческие номера» находятся в одном дворе с местным полицейским управлением.
Аферист
Николаев, Херсонской губернии, 6 июля. Арестован аферист, именовавшийся корнетом Татарского полка князем Олегом Аргутинским-Долгоруковым. «Корнет» всюду занимал деньги, даже у ресторанной прислуги. Здесь же, в Николаеве, у афериста завязался роман с одной интеллигентной девицей, которую он обобрал. В других городах мнимый князь одевался в форму армейского офицера. Личность его пока не установлена. <…>
Призыв инородческого населения на работы по обороне
Высочайшее повеление, объявленное военным министром, о привлечении мужского инородческого населения империи для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных необходимых для государственной обороны работ.
Государю Императору благоугодно было в 25-й день июня 1916 года Высочайше соизволить повелеть:
Газета Русское слово от 7 (20) июля 1916 года.
Газета Русское слово от 7 (20) июля 1916 года.
1.Для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных необходимых для государственной обороны работ привлечь в течение настоящей войны нижеименованное мужское инородческое население империи в возрасте от 19 до 43 лет включительно:
а) инородческое население Астраханской губернии и всех губерний и областей Сибири, за исключением бродячих инородцев и всех вообще инородцев, обитающих в областях Приморской, Амурской, Камчатской и Сахалинской, в округах Средне-Колымском, Верхоянском и Вилюйском Якутской области, в Туруханском и Богучанском отделениях Енисейской губернии и уезда, в Тогурском отделении Томской губернии и уезда, а также в Березовском и Сургутском уездах Тобольской губернии.
б) инородческое население областей: Сыр-Дарьинской, Ферганской, Самаркандской, Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской, Тургайской и Закаспийской.
в) мусульманское население Терской и Кубанской областей и Закавказья (за исключением подлежащих отбыванию воинской повинности натурой осетин и мусульман, а также не подлежащих сей повинности турок и курдов), обитающих в Закавказье езидов, ингилойцев и абхазцев-христиан Сухумского округа, равно как и трухмен, ногайцев, калмыков и прочих подобных им инородцев Ставропольской губернии.
2. Определение возрастов инородческого населения, подлежащего привлечению к работам, а равно установление подобных правил привлечения их к сим работам применительно к порядку, заключающемуся в Высочайше утвержденном 3 августа 1914 года положении военного совета, предоставить соглашению министров внутренних дел и военного. <…>
Труд военнопленных
Разъяснение генерального штаба
Отдел по устройству и службе войск главного управления генерального штаба прислал на имя московского военно-промышленного комитета ответ по вопросу о предоставлении военнопленных для нужд фабрично-заводских и торфяных предприятий московского района.
«Согласно решению совета министров, — говорится в ответе, — отпуск военнопленных на все роды работ производится исключительно по данным, сообщаемым главному управлению генерального штаба заинтересованными в получении пленных подлежащими ведомствами: земледелия — для полевых работ, торговли и промышленности — для работ фабрично-заводских, угольных и других предприятий, подведомственных названному министерству. В виду сего военное ведомство, к сожалению, не имеет возможности удовлетворить ходатайство комитета о предоставлении в его распоряжение для нужд московского региона военнопленных. К сему добавляется, что по поступившим от министерства торговли и промышленности данным для фабрично-заводских, торфяных и иных предприятий московского района предназначены к отпуску 11750 военнопленных, о командировании коих по назначениям, согласно указаниям министерства торговли и промышленности, соответствующее распоряжение сделано». <…>
Карточная система
Уполномоченный по продовольствию Московской губернии отмечает, что некоторые уездные продовольственные совещания тормозят введение карточной системы на сахар. Под разными предлогами они не вводят до сих пор карточной системы. Такое отрицательное отношение наблюдается в тех районах, в состав продовольственных совещаний которых вошли известные торговцы, заинтересованные в свободной торговле сахаром. Так, богородское продовольственное совещание указывает, что заполнять карточки некому.
Несмотря на такие препятствия, уполномоченный по продовольствию решил полностью осуществить в Московской губернии карточную систему на сахар. Продажа сахара будет сосредоточена исключительно в раздаточных пунктах по карточкам. Частной торговли сахаром в губернии не будет, так как сахар нельзя будет провезти в Московскую губернию без разрешения уполномоченного по продовольствию губернии. <…>
Крошево
Более четверти миллиона пленных, около тысячи пулеметов, около полутысячи орудий, — из них много тяжелых, — прибавьте сюда убитых и раненых, кинутые врагом обозы, окопное имущество, убитых и перекалеченных лошадей, приведенные в полную негодность сотни самоходов, горы проволоки, кирок, лопат, целые поезда вагонов, сотни верст железнодорожного полотна — все это ясно говорит, что австрийцам не нанесены лишь тяжелые поражения, а что у них уничтожены целые армии.
— Осталось одно крошево, — говорит мне один наш солдат, как и все здесь, охваченные опьянением успеха, радостно возбужденные твердой убежденностью, что они теперь ломают «кости и ребра» Австрии, по выражению солдат, и что Австрия теперь уже навсегда калека.
— Мы четвертуем ее, — говорят наши офицеры. — Рубим часть за частью: одну руку, другую, — Буковину, Галицию. Доберемся и до станового хребта, до Карпат.
— Никто у нас не ждал и не мечтал о том, что выйдет так. Когда я с моей ротою вскочил в первую линию окопов, и увидел, что австрийцы, — меньшая часть, — бежит в другом конце в поперечные ходы ко второй линии, а большинство кидает винтовки в кучи или ставит их к стене дулами вниз, сдаются, — я оглянул взятый окоп и глазам не верю. Неужели мы взяли эти укрепления? Ведь это же не окоп, — это настоящая крепость. Все — железо, бетон, много специальных противоштурмовых орудий, чтобы бить нас, наступающих, картечью прямо в лоб. Понятно, что сидя за такими твердынями, австрийцы и считали себя в полной безопасности. Жили в окопах не по-домашнему лишь, а по-семейному. В десятках окопов, по занятии их, мы находили в каждом офицерском отделении много дамских зонтиков, шляп, нарядных модных пальто и накидок. В одном полковом штабе взяли полковника с женою и детьми. Никто из них никак не ожидал, что можно будет с налета брать их твердыни.
Газета Русское слово от 7 (20) июля 1916 года.
Газета Русское слово от 7 (20) июля 1916 года.
— Сами германцы разбили бы себе лоб об эти окопы, если бы им пришлось брать их, но разбить их нельзя, — уверенно говорили австрийские офицеры, даже попав в плен.
— И мы сами считали, что брать австрийцев здесь, — значит бить лбом вторые, только искусственные Карпаты, — возбужденно говорил мой рассказчик. — Когда я в 12 часов дня неожиданно получил приказ вывести роту из окопов и перебежкой идти в атаку, я думал, что или путаница какая или у нас с ума сошли. Днем, в полдень, с ротою черту на рога.
— Общее наступление, — ответили мне. — Вперед!
— Общее? — пронеслось огненным вихрем у нас.
— Все, стало быть, вперед? Тогда ура!
Ну, и «ура» понеслось. Рев поднялся по всему фронту, самому стало жутко от рева. Я родился на Балтийском море. С детства слыхивал всякие бури, — тут было сильнее и страшнее всякой бури. Выскочили, куда только глазом видно, вправо и влево тысячи людей ревут. Бегут и ревут. Ветер дул на австрийцев, время стояло жаркое, земля сухая, — пылища поднялась тучами. И все это катится на австрийцев. После я понял, какая разница наступать или сидеть в окопе и ждать несущейся атаки. В атаке вы бежите. Вас, как под гору, ноги несут сами. Товарищи рядом подхватывают, как крылья. Легко, злобно и даже весело. Падают кругом. — думаешь, тебя это не касается. Ты — цель. Одна дума:
— Скорее, вперед! Скорее до него.
А в окопе настроение не то. Хоть и за укрытием, хоть и за сильным, но люди сидят на месте. Недвижны. Ждут, что бросятся сейчас на них. Не они на других, а другие на них! Они не замахиваются, а ждут нанесенного чужого удара, а тут живая ревущая стена, что страшные волны, ближе и ближе. Катятся, ревут громче. Бьешь по ним. Но бьют и они на бегу, а главное машут ружьями, щетинятся штыками. Трудно, нет силы спокойно сидеть. Руки и глаз теряют прицел. Хочется или спрятаться совсем на дно окопа, или бежать. Бежать хотя бы навстречу врагу, а еще лучше из окопа. Набегающие, как живое пламя, жгут еще издали.
— Вы спрашиваете, велики наши потери при наступлении? — как-то странно потряс руками в воздухе офицер. — Конечно, немалые. Даром и даже дешево не уложишь полмиллиона врагов. Не возьмешь в три-четыре недели четверть его царства. Но если сравнить с тем, что мы сделали, чего достигли, то это совсем немного. Вот вам пример — моя рота. Бой был жестокий. Добежали мы, — заметьте, — среди бела дня, — до проволочных заграждений неприятеля. Залегли перед ними, — двенадцать шагов до неприятельского окопа. Одни наши режут проволоку, проходы. Другие стреляют по окопу, не дают высунуться оттуда их стрелкам. Оттуда полетели ручные гранаты — мы гранатами туда. <…>
Сущий ад. Крики, взрывы, стоны раненых. Вонючий дым ест глаза, душит горло. Взорванная земля сыплется назад дождем, бьет камнями. Люди не помнят себя, нет уже ни трусов, ни храбрых. Все олютели. По прорезанным проходам проползли еще опытные разведчики, нет ли в траве по пути фугасных проводов. Иначе на бегу зацепит ногою один, и полетят вверх десятки. Ямищи от фугасных взрывов такие, что в них уместится верховой с лошадью… Дорога прорезана, и рота ворвалась в неприятельский окоп. Словно хватили по окопу из труб с крутым кипятком. Австрийцы не выдержали, кажется, и минуты. Кто сдался, кто бежать. Мы пятерых — к пленным, гони их стадом за наши окопы. Сами следом за бежавшими на вторую линию. У нас внутри уже кипит, бурлит. Как же? Прорвали, гоним. Вон они бегут, кидают по дороге ружья, сбрасывают сумки. А кто и оборачивается стрельнуть, палить зря. Врываемся во второй окоп, австрийцев здесь уйма, но в проходах-то им не развернуться. А мы сверху бьем их продольно, кидаемся вниз в штыки. Давим их, как обвалившийся потолок. Представьте себе, что при занятии первого окопа я потерял 82 человека, а во втором — всего восемь. Повел в атаку двести штыков, а концу дня имел сто десять. Девяносто остались убитыми и ранеными, вот и все мои потери. Велики они или нет, если считать, что я, потеряв девяносто своих людей, на моем участке занял три линии по-крепостному оборудованных окопов, взял в плен 288 нижних чинов, вахмистра и семь офицеров, с семью готовыми к бою пулеметами. Наш полк за один день взял 1378 пленных да отрыл в покинутых австрийцами окопах 39 пулеметов и к ним два миллиона патронов. Так наши солдаты прямо щеголять стали.
— Теперь, — говорят, — у нас скоро по пулемету на каждый десяток солдат будет.
Какие же тут речи о потерях, когда буквально каждый день каждый солдат видит, как крошат не полки или дивизии, а целые армии неприятеля! — играл радостью на лице офицер. <…>
Следует помнить, подчеркнуть и постоянно твердить, что прошлогодние подвиги и успехи прославленных германских героев Макензена и Гинденбурга были добыты над безснарядными из-за проклятой сухомлиновщины нашими войсками, а сейчас наши войска бьют германцев и крошат австрийцев за их, по их собственной оценке, неприступными твердынями.
Г.Петров
При геморрое, запорах Стомаксиген Д-ра Антона Мейера. Стомаксиген устраняет запоры, не раздражает кишечника, абсолютно безвреден и отпускается из всех аптек по рец.врача.
ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ ПОДДЕЛОК! 
темы
7 мин