Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Пресса
Русская планета
Пресса

«Русское слово»: Болгария поднимает руку на свою освободительницу

В Киеве сократился подвоз продуктов, в Томске и Нижнем нет дров
Елена Коваленко
26 сентября, 2014 11:40
6 мин
Газета Русское слово от 10 (23) сентября 1915 года
Четверг, 10 (23 по новому стилю) сентября 1915 года, Москва № 207
Земский и городской съезды
В центре работ третьего и последнего дня съездов стояли общие политические вопросы момента, обсуждение которых следовало за оглашением и принятием «деловых» резолюций.
Городской съезд дружными аплодисментами отметил речи А.И.Шингарева и А.С.Безчинского с выражением братского сочувствия беженцам и вообще населению западной окраины и Закавказья, на плечи которого ложится вся тяжесть испытаний. Но съезд дальше, к сожалению, не пошел и почему-то не выразил своего авторитетного отношения к тем перипетиям, которые должны быть устранены и которые выпадают все еще на долю беженцев разных национальностей. <…>
Меньшинство, предложив яркую оценку современного момента (по существу сходную с оценкой большинства), включило в резолюцию также следующие положения: о коалиционном и ответственном министерствах, об амнистии, о национальном самоопределении и об укреплении правового строя.
Газета Русское слово от 10 (23) сентября 1915 года
Газета Русское слово от 10 (23) сентября 1915 года
В результате на земском и городском съездах была единодушно, почти единогласно принята однородная формула, — формула, мы сказали бы, равнения по только что распущенной Государственной Думе. А.И.Шингарев, представитель большинства, призывал при этом к «самоограничению в интересах единения», призывал примкнуть к тому, что приняла и на чем объединилась Государственная Дума в ее большинстве (блок). Он указал, что именно на розни всегда строила свои расчеты власть старого строя. <…>
Земская и городская Россия, объединяющая широкие слои умеренного течения, сказала на съезде свое слово. Она, — эта Россия организованных местных самоуправлений, произвела «равнение» по распущенной 3-го сентября Государственной Думе. Плечом к плечу она примкнула 9 сентября к 3 сентября. При этом земский съезд как бы выровнялся «направо», городской «налево».
Съезды сказали: «Думу надлежит незамедлительно созвать, чтобы она продолжала в целом и в частях стоять на страже в такой тяжелый момент ниспосланных стране испытаний». И первым словом этой Думы будет то, что получило такое единодушное выражение на съездах, — немедленное обновление власти.
Б. Веселовский
Земля сказала
И города, и земства выслали своих представителей, и все они произнесли свое слово, и набрали депутации для того, чтобы передать эти слова земли русской Верховной власти. <…>
Земля говорит. Может быть, это — шаг вперед, в неведомое будущее? Может быть, это — отход назад, за несколько столетий, когда в пору лихолетий вставал весь народ русский и постановлял «быть за один», и постановлял решения величайшей важности? <…> Кто же эти люди, постановившие свои приговоры?
Я был в заседаниях союза городов, я присматривался к этим людям, прибывшим решительно со всех концов России, вслушивался в их речи, и для меня, как и для всякого, очевидно, что это — доподлинная средняя Россия. Вовсе не какие-нибудь «леваки», применяя черносотенную терминологию, вовсе не фрондеры, тешащие себя мыслью, что вот, дескать, и они имеют возможность говорить и постановлять и требовать.
Бахвальства, самолюбования, желания взвинтить самих себя на этом съезде не было и в помине. Все это был народ положительный, в большинстве пожилых лет, солидный, уравновешенный. <…>
С.Яблоновский
Печать
Петроградская печать следит за московскими съездами с огромным вниманием. Преобладающее большинство относится к съездам вполне сочувственно. Только органы крайней реакции «Русское знамя», «Голос Руси» и «Земщина» — кипят негодованием и единодушно требуют, чтобы представителям городов и земств был немедленно зажат рот. <…> «Речь» останавливается главным образом на вопросе: «вышли ли оба московских съезда, городской и земский, за пределы своей компетенции, когда занимались обсуждением общего политического положения?»
Газета отмечает, что уже нет никакой грани между «политикой» и тем, чем обязаны заниматься союзы: «Призванные первоначально только лечить раненых обе общественные организации, отнюдь не по собственному желанию, а исключительно вследствие бессилия официальных организаций, мало помалу должны были начать борьбу с эпидемиями, с расстройством народного хозяйства, а в конце-концов заняться снабжением армии снарядами и рытьем окопов. В лице союзов создалось у нас фактически настоящее министерство национальной обороны». <…>
Роковой шаг
Из Болгарии пришли тревожные вести о начавшейся мобилизации. Причем, в первую голову мобилизуются войска западных округов, граничащих с Сербией. В то же самое время получены и сведения о подписании турецко-болгарского договора, по которому Болгария приобретает пограничную полосу турецкой Оракии пространством около 2000 квадратных верст, — иначе сказать, немногим более одной десятой территории, отнятой турками у болгар после второй балканской войны.
Газета Русское слово от 10 (23) сентября 1915 года
Газета Русское слово от 10 (23) сентября 1915 года
Частичная болгарская мобилизация совпала по времени с окончанием приготовлений австро-германцев ко вторжению в Сербию и с усилением англо-французской армии на Галлипольском полуострове. Конечно, цель воинственных приготовлений Болгарии официально не возвещена, и болгарские дипломаты пытаются истолковать их только как меры предосторожности, не заключающие в себе прямой угрозы по отношению к Сербии. Возможно даже, что [премьер-министр Болгарии] г.Радославов заявит в ответ на неминуемый запрос дипломатии четверного соглашения [Антанты] о желании сохранить нейтралитет до конца. И тогда окажется, что мобилизация болгарской армии направлена только против Австрии и Германии, на случай, если бы тевтонские полчища намеревались пройти по болгарской территории к Дарданеллам. Недаром болгарские политики считают нужным неизменно придерживаться так называемой ориентальной тактики. Истинный смысл этих ориентальных приемов достаточно уже обнаружился 17 июня 1913 года, когда царь Фердинанд разрушил надолго, если не навсегда, всякое доверие к искренности и честности софийского правительства.
Ряд фактов весьма определенно подчеркивают подлинные намерения г.Радославова. Аудиенция вождей болгарской оппозиции у царя Фердинанда и данный им неопределенный ответ свидетельствуют о том, что в самой Болгарии общественные круги серьезно опасаются возможности открытого присоединения правительства г.Радославова к врагам России и нового нападения на Сербию. <…>
Та самая Болгария, ради освобождения которой пролилось целое море драгоценной русской крови, поднимает теперь руку на свою освободительницу. Ответственность за этот роковой шаг падет не на одних только софийских министров, а на весь болгарский народ. Русский народ вправе требовать, чтобы болгарская нация отказалась следовать братоубийственным велениям, призывающим ее к совершению величайшего греха — предательства. Пусть не обманываются болгары, которых Радославов и Момчилов будут убеждать выступить для отмщения ненавистным сербам. За Сербией болгарские штыки найдут Россию. Пролитая братская кровь падет на головы всех участников гнусной измены от мала до велика.
На австро-германском фронте
Известия последних дней с нашего фронта содержат мало указаний на сколько-нибудь существенные перемены в той обстановке, какая создалась в результате германского прорыва у Ново-Свенцян и нашего удара на Волыни и в Галиции. На нашем северном фронте германцы настойчиво пытаются расширить занятый ими район на левом берегу Западной Двины, но пока без решительного успеха. Правда, к северу от Иллукета противнику удалось приблизиться почти вплотную к Западной Двине, как о том свидетельствует удачный для нас бой у деревни Мунче, лежащей всего в трех верстах от берега этой реки. <…>
В районе между Вильной и железной дорогой Барановичи-Минск, после отступления наших войск от Вильны, наметились некоторые изменения в стратегической обстановке. На железнодорожной линии Вильна-Минск, где неприятелю удалось было во многих местах выйти на участок Молодечно-Нововилейск, наше положение значительно улучшилось. Значительные немецкие отряды разбиты севернее станции «Молодечно» и на верхней Вилии и вынуждены поспешно отступить на север, оставив нам немалые трофеи (одно орудие, 20 пулеметов и несколько сот пленных). <…>
В.Михайловский
От штаба Верховного Главнокомандующего
Северо-западнее Фридрихштадта (ныне город Яунелгава в Латвии — РП) при овладении нами деревней Стригге (район Бирсгалена) были взяты пленные и много оружия.
Ожесточенные, во многих местах доходящие до штыков, бои в районе к западу от Двинска не прекращаются. На некоторых участках этого фронта артиллерия противника развивает ураганный огонь.
При атаке нашими войсками села Лебедева, западнее Молодечно, немцы были опрокинуты лихой штыковой атакой. Село Лебедево занято, при чем захвачены 10 пулеметов, орудие, снаряды и пленные.
Также штыковым ударом и после отчаянного сопротивления было взято местечко Сморгонь, откуда немцы бежали в беспорядке к переправам. Захвачено в плен 4 офицера, 350 нижних чинов, 9 пулеметов, 40 велосипедов, лошади и телефонное имущество. <…>
Петроград, 9 сентября. По мере того, как наши войска, ведя упорные бои с противником, постепенно отходят из виленского района, становится ясным, что о каком-либо окружении наших частей в районе Лида-Молодечно не может быть и речи. <…> Рассматривая отход наших войск из виленского района, военные авторитеты указывают, что только спокойствие и выдержка командного состава дали возможность нашим войскам выйти из тяжелого положения. <…>
В Германии
Копенгаген, 9 (22) сентября. В виду того, что мужчины забраны в армию, берлинский магистрат разрешил ставить ночными сторожами женщин. Ночные сторожихи будут вооружены резиновыми палками. К ним предполагается прикомандировать также собак-ищеек.
Священники-беженцы
Харьков, 9 сентября. К харьковскому архиепископу Антонию обратились 438 священников, эвакуированных из западных епархий, с ходатайством о предоставлении им священнических мест в харьковской епархии. Несколько священников уже получили места и отправились в свои приходы. Просьбы остальных священников не представляется возможным удовлетворить.
Прекращение газеты
Юрьев, 7 сентября. Вследствие истощения запасов бумаги и невозможности получить новые запасы, закрылась эстонская газета «Tartu Paewalehts».
Продукты первой необходимости
Киев, 8 сентября. В состоявшемся заседании комиссии общегородского комитета, образованной для разработки плана продовольствия населения Киева, было признано, что в настоящее время необходимо создать в Киеве особый продовольственный комитет из обывателей с участием представителей города, земства и общественных организаций. В распоряжение комитета должно быть ассигновано не менее миллиона рублей. Признано необходимым открыть действия комитета немедленно, ибо уже теперь подвоз продуктов в Киев сильно сократился, и в ближайшем будущем можно ожидать недостатка жизненных припасов и чрезвычайного поднятия цен спекулянтами.
Симбирск, 7 сентября. Город накануне сахарного голода. Торговцы отпускают сахар в ограниченном количестве и только с чаем.
Нет дров
Томск, 3 сентября. Город, окруженный на сотни верст богатейшими березовыми и сосновыми лесами, переживает острый дровяной кризис. Дров на рынке почти нет, цена поднялась на 100%. <…>
Ведомство земледелия и землеустройства, в распоряжении которого находится 35 миллионов десятин казенных лесных дач в одной только Томской губернии, в виду ограниченности своей дровяной заготовки в нынешнем году, перестало отпускать дрова частным лицам, предоставляя их только правительственным и общественным учреждениям.
Городская управа закупила в течение лета только 7 000 сажен лесного топлива для перепродажи его среди зимы беднейшей части населения. Причинами этого невиданного в Сибири кризиса являются недостаток рабочих рук и громадные лесные пожары, не только прервавшие заготовку дров, но и истребившие запасы топлива, уже заготовленного.
Нижний Новгород, 9 сентября. В Нижнем — кризис топлива. Горожане сидят без дров, так как нет возчиков. Сейчас принимаются заказы на дрова с доставкой не ранее октября. Город приступил к закупке дров для продажи по заготовительной цене. За неимением возчиков, городское общественное управление предполагает устроить склады на главных площадях города, где бедняки могли бы сами брать дрова.
На нефтяное топливо определенных цен в Нижнем нет. Отпускают мелкими партиями от 75 до 80 коп. за пуд и дороже.
темы
6 мин