Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Пресса
Русская планета
Пресса

«Новое время»: покойный отличался большой подозрительностью и раздражительностью

Эрцгерцог не любил России и не скрывал своих чувств к соседнему государству
Елена Коваленко
30 июня, 2014 18:59
6 мин
Газета Новое время от 17 (30) июня 1914 года.
НОВОЕ ВРЕМЯ
С-Петербург, воскресенье, 17-го (30-го) июня 1914 г. №13743
События дня
При английском дворе положен траур на одну неделю и отменен придворный бал.
В Сараево, Загребе и Мостаре происходят антисербские демонстрации хорватской молодежи.
Город Сараево и округ объявлены на военном положении.
Албанский министр-президент Турхан-паша отбыл в Вену и Рим.
В Бухаресте состоялось освящение венков короля Карла и румынской армии на памятник Суворову близ Рымник-Сорета.
Вице-адмирал Русин и русские офицеры в 7 часов вечера выехали из Тулона.
Турецкое правительство приняло предложение Греции о составлении смешанной комиссии для обсуждения вопроса об обмене беженцами между Грецией и Турцией.
На выставке Мальмэ начались балтийские игры.
Русский посол в Берлине Свербеев передал германскому министерству иностранных дел русскую ноту об обложении русских подданных германским военным налогом.
Пассажирский пароход «California» наскочил на скалу у острова Тори, недалеко от Лондондерри.
Все пассажиры парохода «Калифорния» сняты в числе 1016 человек; жертв не было.
Закрыта экстренная сессия японского парламента. Добавочный бюджет на судостроение одобрен.
В Дураццо голландский майор Шлейсс скрыл письмо, посланное восстанцами правительству, и открыл огонь по восстанцам. Майор Шлейсс послан в Валону.
Английская эскадра покинула Кронштадт и вышла в море.
Авиатор Сикорский опустился в Копысь, Могилевской губ.
В Угличе пожаром уничтожено 10 домов.
В Бессарабии пронеслись ливни. Уничтожено много хлебов. В бурных потоках утонуло 9 человек.
В Киеве пронеслась гроза с ливнем.
К кончине Эрцгерцога Франца-Фердинанда
Одно лицо, близко знавшее покойного австрийского престолонаследника, рассказывает:
— Покойный отличался большой подозрительностью и раздражительностью. Он повсюду видел врагов и с трудом доверял людям. <…> Особенно раздражал престолонаследника венгерский вопрос. Он не любил Венгров и не скрывал своей неприязни к ним.
Недавно в беседе с одним высокопоставленным лицом разговор, между прочим, коснулся Венгров, и эрцгерцог с раздражением заметил: «Венгрия в руках масонов и Евреев. Этому надо положить конец, и я не остановлюсь на полпути!». Он настаивал на уничтожении венгерского языка в армии и всегда открыто заявлял, что с Венграми надлежит действовать энергично, не идя ни на какие уступки.
Мало-помалу покойный Франц-Фердинанд приобретал преобладающее влияние и расширял сферу своих действий. <…> В дни, когда в правящих кругах Австрии обсуждался вопрос о присоединении Боснии и Герцеговины, эрцгерцог проявлял особую деятельность и старался доказать, что присоединение Боснии и Герцеговины представляется во всех отношениях необходимым. <…> С этого момента его влияние на ход событий в Австрии еще более усилилось, но и с этих дней увеличилась к нему некоторая неприязнь престарелого австрийского монарха, который не переносил несколько грубую настойчивость эрцгерцога. После присоединения Боснии и Герцеговины эрцгерцог был назначен состоять во главе всех австрийских войск: ему, таким образом, подчинились все сухопутные и морские силы. Он стал фактически главнокомандующим. <…>
Император Франц-Иосиф не скрывал от близких лиц, что чрезмерный милитаризм эрцгерцога его немало страшит, и действительно горячность престолонаследника и его раздражительность едва не привели Австрию к вооруженному столкновению с соседними государствами. Эрцгерцог не любил России и не скрывал своих чувств к соседнему государству. По этому вопросу, как утверждают осведомленные лица, между ним и престарелым монархом не раз происходили весьма неприятного свойства конфликты. Эрцгерцог доказывал, что что вооруженное столкновение с Россией неминуемо и что, по его мнению, чем скорее оно произойдет, тем оно выгоднее будет для Австрии. <…>
Газета Новое время от 17 (30) июня 1914 года.
Газета Новое время от 17 (30) июня 1914 года.
За последнее время Франц-Фердинанд стал все более и более сближаться с императором Вильгельмом, который имел на него влияние и с которым он считался, как ни с кем. <…> После свидания с германским императором обыкновенно довольно мрачный эрцгерцог стал неузнаваем; он говорил, что теперь ему наконец удастся осуществить давно задуманную широкую реорганизацию австрийской армии и флота. «Я создам, — говорил он, — великую армию и великий флот, и германский монарх поможет мне осуществить мою программу». Тут же эрцгерцог заговорил о том, что, наконец, настало желанное для Австрии время, когда ей не придется более идти на уступки и опасаться своей соседки — России. О последней эрцгерцог до последних дней говорил с раздражением.
Славянский вопрос живо интересовал Франца-Фердинанда, и в нем он проявлял отличительные черты своего характера. Он не любил славянские народности и особенно раздражительно относился к Сербам, считая их истинным врагом австрийской монархии. Путешествие в Боснию занимало престолонаследника, его особенно волновали маневры. Его предупреждали, что в Боснии он не пользуется симпатиями, но в ответ на это предупреждение эрцгерцог отвечал, что он любим в войсках, и большего ему ничего не надо.
В сербских дипломатических кругах относятся с недоверием к сведениям о том, что заговор на жизнь австрийского престолонаследника исходит из Белграда. По этому поводу нам сказали:
— В столице Сербии не существует революционной организации, которая могла бы выполнить такой злодейский план, как убийство эрцгерцога и его супруги. Венская печать и правящие кругивидимо с большой поспешностью решили оповестить миру, что виновниками злодеяния являются Сербы. В Боснии уже давно существует такая атмосфера, которая допускает возможность политического убийства. Эрцгерцог был известен как сторонник присоединения Боснии и Герцеговины. Он не пользовался симпатиями, и его считали гонителем Сербов и Хорватов. Гаврило Принцип, судя по имени, не Серб; он скорее всего Черногорец.
                                               И.М-въ
ТЕЛЕГРАММЫ
Подробности убийства эрцгерцога Франца-Фердинанда и его супруги
САРАЕВО. Выясняются следующие подробности злодейского покушения на жизнь австрийской наследной четы: оба злоумышленника родом Сербы, уроженцы Герцеговины.
Бросивший бомбу типограф Цабринович, сын сараевского трактирщика. По сообщению городского головы Цабринович сознался, что получил бомбу из Сербии, однако бомба очевидно самодельного изготовления и состояла из бутылки, наполненной гвоздями, кусками свинца и взрывчатым веществом. Такого же устройства была и другая бомба, найденная в другом месте по пути следования австрийского наследника. Бомба, брошенная Цабриновичем, попала на сложенный за сидениями складной верх автомобиля, откуда наследник сбросил ее на мостовую. Последовавший взрыв не причинил ни малейшего вреда лицам, сидевшим в автомобиле наследника, но ранил несколько лиц из публики и сидевшего в следующем автомобиле поручика Мерицци, адъютанта наместника края. Непреклонное намерение наследника посетить раненого офицера в лазарете после приема в ратуше дало возможность второму злоумышленнику осуществить злодейский замысел.
Подъехав к ратуше через несколько минут после первого покушения наследник обратился к городскому голове, собиравшемуся произнести приветствие, со словами: «Приезжаю к вам в Сараево, а в нас бросают бомбу, это возмутительно». Герцогиня обратилась к своему супругу с успокоительными словами, после чего наследник сказал голове: «Теперь можете говорить».
Выслушав приветственное слово головы, наследник с супругой опять сели в автомобиль для следования в лазарет и дальнейшего обозрения города. Особый новых мер предосторожности в виде удаления публики по пути следования или размещения войск шпалерами принято не было, как утверждают, по желанию самого эрцгерцога. При повороте с набережной в улицу Франца-Иосифа по показаниям очевидцев стояла группа из трех молодых людей с бутоньерками сербских цветов. К ним подошли две девушки и обменялись с ними несколькими словами, а затем обратились к стоящим поблизости дамам с просьбой удалиться с этого места, так как молодые люди внушают им подозрение.
В это время, медленно огибая угол улицы, подъехал автомобиль наследника. Когда автомобиль очутился на расстоянии трех или пяти шагов от упомянутой группы лиц, раздались два выстрела, после которых сидевший против наследной четы начальник края Потиорек, не зная еще ужасного результата покушения, приказал шоферу ехать в конак (дворец – «Русская планета»).
Наследная чета оставалась неподвижной на своих местах. У наследника показалась кровь изо рта. Герцогиня по одной версии сказала эрцгерцогу несколько невнятных слов и лишь несколько минут спустя упала ему на грудь. По другой версии, эрцгерцог успел сказать герцогине: «Оставайся жить для наших детей».
Оба раненых истекли кровью и скончались не приходя в сознание, не позже как через ¼ часа после покушения. <…> Арестованный злоумышленник Гаврило Принцип, по сведениям газет, проживал последнее время в Белграде, откуда вернулся несколько недель назад. На допросе он заявил, что он противник австрийского империализма и стрелял в наследника австрийского престола как в представителя этого империализма; по другой версии он заявил также, что мстил за притеснения Сербов. (СПА).
ВЕНА. «Correspondenz-Bureau» сообщают из Сараева следующие подробности о покушении на наследную австрийскую чету.
Убийца произвел выстрелы почти в упор, чем и объясняется их роковое действие. Наместник края Потиорек, хотя и был убежден, что ничего серьезного не случилось, решил однако ни в коем случае не продолжать пути по городу и приказал шоферу ехать в конак. Он видел, что герцогиня Гогенберг склонилась на плечо августейшего супруга, но предположил, что она потеряла сознание вследствие нервного потрясения; ему даже показалось, что эрцгерцог и герцогиня обменялись между собой несколькими словами.
Шофер был незнаком с местностью, а потому Потиорек был принужден указывать ему путь; спустя некоторое время он обернулся в сторону эрцгерцогской четы и тут только заметил кровь, струившуюся из открытого рта спокойно сидевшего Франца-Фердинанда. <…>
ВЕНА. Несмотря на праздничный день, газеты вышли. Вся печать единодушно самым резким образом осуждает сараевское злодеяние. В статьях, посвященных почившему эрцгерцогу, газет ы подчеркивают примерную преданность долгу, которую выказывал эрцгерцог Фарнц-Фердинанд, серьезное отношение его к обязанностям, возлагавшимся на него его высоким положением, его выдающиеся умственные качества и семейные добродетели. <…>
ПАРИЖ. Сенат. Министр-президент Вивиани при общих рукоплесканиях заявил, что, присоединяясь к скорби, постигшей австрийский царствующий дом, он совершенно уверен в том, что выражает этим чувства всего французского народа. <…>
БЕРЛИН. «Berliner Tageblatt» говорит, что побудительной причиной преступления является ненависть Сербов к австро-венгерскому государству, сосредоточившаяся на личности наследника престола. Эрцгерцогская чета жертвой страстной вражды, пробужденной в среде сербского народа австро-венгерской политикой последних лет.
Антисербские демонстрации
САРАЕВО. Сегодня опять возобновились, но уже в больших размерах, антисербские демонстрации.
Хорватская молодежь, сопутствуемая большой толпой народа, прошла по улицам процессией, неся впереди портрет Фарнца-Иосифа. <…> Толпа разбивала окна в домах гостиницы «Европа», сербского культурного союза, сербских школ и многих сербских торговых заведений.
Отряды полиции и военные патрули восстановили порядок.
Поездка императора Вильгельма в Вену
БЕРЛИН. Император Вильгельм отправился в Вену для присутствия на погребении эрцгерцога Франца-Фердинанда.
темы
6 мин