Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Пресса

Le Petit Parisien: эти люди никогда не откажутся от мечты о всемирном господстве

С Германской империей нельзя заключать почетного мира
Елена Коваленко
12 августа, 2014 13:25
5 мин
Газета Le Petit Parisien от 12 ноября 2014 года
Le Petit Parisien
Четверг 12 ноября 1914 года, Париж № 13893
Прусский подход
Еще Бисмарк надменно (ведь этот великий воспитатель современного германского духа гордился даже тем, что вызывал у многих ненависть) заявлял, что немца ненавидят повсюду на планете. Сегодня эти слова абсолютно справедливы, словно минувшего с тех пор полувека и не бывало. И вправду, немца не выносят за его высокомерие и хвастливый нрав, когда дело касается его успехов; когда же он терпит неудачу, то его подлость и низость не знают границ. Сами пангерманисты, неистово воспевающие великую Германию, не перестают в своих газетах жаловаться на Dienernatur — «лакейскую натуру» — своих соотечественников. Лакеи, наглецы в общении с просителями и сервильные слуги своих хозяев. Таковы немцы, которые, в довершение всего, еще и доносчики, ворюги и жестокие злодеи.
Сегодня всех удивляют зверства и обман, совершаемые этой преступной нацией. Но чем она занималась еще вчера? Как она обращалась с народами, которые были отданы ей на милость прошлыми победами немцев?
Об этом [читателю] стоит напомнить. Прежде всего, как же Берлин поступил с поляками, земли которых были аннексированы Пруссией более века назад (в конце XVIII столетия в результате разделов Польши между Австрией, Россией и Пруссией — РП)? Полякам просто-напросто запретили говорить на родном языке; все школы были онемечены, а детей, отказывавшихся произносить молитвы на немецком, избивали до крови. С 1886 года Пруссия стала проводить политику внутренней колонизации, которая должна была, при помощи огромных финансовых вливаний (на эти нужды было потрачено 700 миллионов немецких марок), предоставить польскую землю в распоряжение немецких крестьян. Когда поляки, благодаря созданию крупных сельскохозяйственных банков, расстроили планы своих врагов, г-н фон Бюлов (рейхсканцлер Германской империи в 1900-1909 годах — РП), за галантной внешностью которого скрывается варвар, провел через прусский парламент законы от 1904 и 1908 года. Эти два закона самым отвратительным образом нарушали людские права. Первый из них делал обязательным получение согласия административных властей для строительства жилья в провинции Позен [Познань]. Эта мера должна была помешать полякам, покупавшим земли, устроить на них фермерские хозяйства. Второй закон был еще более отвратительным. Он предполагал возможность отчуждения земли государством не только в целях общественного блага (как было ранее), но и в связи с национальностью владельца земли. Ведь согласно конституционному законодательству, поляк — такой же прусский гражданин, как и, скажем, житель Силезии или Бранденбурга. Но у него [по закону 1908 года] фактически отбирали общие для всех права исключительно по принципу этнического происхождения. <…>
Газета Le Petit Parisien от 12 ноября 2014 года
Газета Le Petit Parisien от 12 ноября 2014 года
Такого же рода насилие было применено пруссаками в Шлезвиге. Здесь своеобразная интерпретация договора 1864 года (о присоединении этой территории на границе Дании и Пруссии к последней — РП) позволила пруссакам подвергнуть датчан ужасным мучениям. Язык местного населения был запрещен сначала в качестве языка преподавания в школах, а затем на нем запретили служить церковные мессы. Прусское правительство на словах признавало ценность свободы выбора, но тут же эту свободу ликвидировало. В зависимости от обстоятельств, оно выдворяло из страны искусственно созданных «апатридов» или призывало их детей в прусскую армию. Датчане, живущие в Пруссии, больше не знают к какой национальности они принадлежат, поскольку с ними обращаются, непонятно почему, то как с гражданами, на которых ложится вся суровость национального законодательства, то как с нежеланными иностранцами. А теперь их преследователи проводят дикую земельную политику, нацеленную на то, чтобы лишить землю ее нынешних датских владельцев и заменить их немецкими колонистами. Борьба против культуры и традиций местного населения ведется с разрушительной яростью, варварство которой трудно познать вдали от происходящего. Так, родителей, отправляющих своих детей в датские школы, лишали родительски прав. Действует все та же стратегия: раздавить слабые [подчиненные народы] и, если потребуется, даже уничтожить их для того, чтобы тиранический германизм распространился как можно шире на земле.
Эльзасцы и лотарингцы знают обо всем этом не понаслышке, ведь они уже на протяжении сорока четырех лет страдают под сапогом Германии: 30 лет диктатуры, во время которых штатгальтер (высшее должностное лицо, представляющее государственную власть в регионе — РП) мог выселять граждан из страны, организовывать произвольные обыски и аресты, закрывать газеты, распускать общественные объединения, вводить чрезвычайное положение; паспортный режим, который фактически создал китайскую стену между двумя аннексированными провинциями; запрет на преподавание французского языка; запрет на вывески и надписи на витринах и даже на надгробиях, сделанные на французском; систематическое недопущение местных жителей на значимые управленческие должности; создание черных списков подозрительных лиц; полицейские рейды; постоянное наблюдение и использование шпионажа; отказ эмигрантам в получении вида на жительство; присвоение немцами всех сырьевых и промышленных богатств на этих просторах. Вот что сотворил прусский режим, навязанный «вернувшимся на родину братьям».
Если Пруссия навязала такое отношение подчиненным народам, стоит ли удивляться тому, что она сеет смерть и разрушение на оккупированной ныне территории враждебных ей стран? Конечно, нет! Ведь она всего лишь остается верной традициям своего прирожденного варварства. Немец, одновременно высокомерный и сервильный, питает уважение только к силе. Когда он ей обладает, он непременно начинает ей злоупотреблять, ведь сила для него есть цель, а не средство. Он инстинктивно груб и любит заставлять страдать других ради собственного удовольствия, чтобы показать, что он здесь хозяин; но он унижается почти с таким же наслаждением перед тем, кто сильнее его. «Лакейская натура»  — вот что это такое. Таким образом, пангерманисты нашли отличный термин, чтобы заклеймить ментальность этих низких и неполноценных существ, для которых всякие благородные чувства являются абсолютно чуждыми.
Газета Le Petit Parisien от 12 ноября 2014 года
Газета Le Petit Parisien от 12 ноября 2014 года
Судьба поляков, датчан и жителей Эльзаса-Лотарингии была уготована и другим народам. Немцы уже открыто признают, что, если нынешняя война принесет им победу, они аннексируют север Франции и долину Роны (река на юго-востоке Франции, впадающая в Средиземное море — РП), а также Бельгию и российскую часть Польши, и все это не считая французских и британских колоний. Что они сделают с этими территориями в случае, если успех [в войне] раздует и без того непомерную гордость немцев за свою расу? И какие новые несправедливые меры они придумают, чтобы обратить в рабское состояние народы, беззащитные перед властью Германии? Разве одна из немецких газет не объявила несколько дней назад, что в новых немецких провинциях [которые будут созданы на завоеванных территориях] они прибегнут к массовому переселению их жителей с целью ускорить онемечивание?
Вот почему нужно одним ударом покончить с германской мощью. Если Германская империя не будет уничтожена, а после ее поражения мы заключим с ней почетный мир, все начнется сначала уже через десять лет. Эти люди никогда не откажутся от своей мечты о всемирном господстве, пока мы окончательно не парализуем их действия. Мания величия немцев неизлечима; они маниакально поклоняются власти и виртуозны в своем варварстве. Мир и уважение права не восторжествуют на земле, пока Пруссия не исчезнет с ее лица или снова не станет бедным и бессильным княжеством Бранденбургским.
Эмиль Веттерле (Emile Wetterlé), бывший депутат Рейхстага и Палаты депутатов Эльзаса-Лотарингии
Национальная солидарность
Правительство обратится к департаментам, не подвергшимся оккупации, с просьбой объединить усилия для компенсации материального ущерба.
Нанси, 11 ноября. Специальный посланник газеты «Le Petit Parisien». Как я и сообщал ранее, премьер-министр г-н Вивиани и сенатор от департамента Марна (расположен на северо-востоке Франции в регионе Шампань-Арденны — РП) г-н Буржуа прибыли в Люневиль (город на востоке Лотарингии — РП) в сопровождении г-на Мирмана — префекта департамента Мерт и Мозель, г-на Минье — местного супрефекта, и г-на Мекийе — местного депутата.
Они были приняты в здании городского совета мэром г-ном Келлером, которого окружали его заместители, муниципальные советники и все жители Люневиля, фактически ставшие заложниками во время оккупации города немцами. <…>
Г-н Вивиани взял слово. Он красноречиво выразил почтение достойной стойкости населения и властей Люневиля, а затем обнял г-на Келлера. Он также поблагодарил г-на Минье и г-на Мекийе за неустанную самоотверженность, которую они проявили на службе пострадавшему от оккупации населению округа. Наконец, премьер-министр официально всех уверил в том, что правительство обратится к департаментам, которым не довелось пережить ужасы [германского] вторжения, с просьбой объединить усилия для компенсации материального ущерба от оккупации.
Председатель Совета министров также отметил, что правительство озаботилось вопросами, связанными со снабжением населения [городского округа] всем необходимым. Затем, обсудив экономические вопросы, достойные всеобщего внимания, г-н Вивиани восславил национальное единение, которое питает величие и силу Франции. Он говорил о возвышенных принципах, защитником и олицетворением которых сегодня является наша страна, а также державы-союзницы. Он выразил абсолютную уверенность правительства в счастливом для нас исходе войны и преклонился перед доблестью армии, мастерством ее руководства, волей гражданского населения к сопротивлению, перед всем тем, что составляет национальную энергию, всем, что способствует будущей победе Франции. Эта победа станет триумфом прогресса, чести и права.
Перевод с французского Сергея Федюнина
темы
5 мин