Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Пресса
Пресса

Le Petit Parisien: «Эльзасцы уже скоро смогут отпраздновать воссоединение с родиной-матерью»

Вновь стать частью французского общества должны те, кто был на момент 1870 года гражданами Франции, а также их потомки
Елена Коваленко
4 мин
Газета Le Petit Parisen от 31 декабря 1914 года
№ 13942, 31.12.1914
Французские Эльзас и Лотарингия  
Когда в начале нынешней войны французские солдаты вступили на эльзасскую землю, генерал Жоффр (главнокомандующий французской армии – РП), представляя в своем лице всю нацию, адресовал отделенным от нас братьям [жителям Эльзаса и Лотарингии] короткое обращение. Его суть была в том, чтобы поприветствовать население отторгнутых провинций от имени родины-матери. Но заявление само по себе было торжественным действием. В нем сообщалось, что «возвращение [французов в провинции] – дело решенное» и «что вы [местные жители] – французы навсегда».
Во Франции не нашлось никого, кто мог бы не согласиться с клятвенным заявлением верховного главнокомандующего. И упорные усилия наших войск, каждый день медленно, но верно закрепляющих свой успех в Верхнем Эльзасе, доказывают, что мы сдержим данную клятву. Эльзас и Лотарингия будут французскими.
При этом совсем не лишним будет позаботиться о той подготовительной и организационной работе, которая ляжет на плечи государственных управленцев [в обеих провинциях после войны] и которую сейчас выполняют наши офицеры. Задача, которую предстоит решить, ставит перед нами деликатные вопросы. Их нужно тщательнейшим образом изучить для того, чтобы не допустить ни малейшей ошибки, способной навредить воссоединению нации. Именно обсуждением этих проблем займется наш сотрудник, г-н Эмиль Веттерле, в серии статей [публикацию которой мы сегодня начинаем]. Он был среди тех немногих храбрецов, кто формировал дух сопротивления [немцам] в наших утраченных провинциях. Он прожил их полную страданий жизнь, он был их рупором и даже, можно сказать, их знаменосцем. А потому никто не может высказать более обоснованного и взвешенного суждения, чем он.
Я надеюсь, что эльзасцы и лотарингцы уже скоро смогут отпраздновать воссоединение с родиной-матерью. Их испытание было долгим, как и их стойкая надежда [на воссоединение с Францией]. Час справедливого возмездия не заставит себя ждать.
При этом необходимо, чтобы после столь длительного и мучительного разделения первый контакт между жителями аннексированных территорий и их позавчерашними и завтрашними соотечественниками произошел в нормальных условиях.
На протяжении сорока четырех лет немецкого господства жители Эльзаса и Лотарингии стали свидетелями глубоких трансформаций своих политических, экономических и социальных институций. Эти изменения не могли произойти без кардинального смещения национальных и материальных интересов местного населения.
Склонные к простым решениям умы полагают, что воссоединение с Францией должно без колебаний повлечь за собой создание трех новых департаментов и введение на отвоеванных территориях соответствующих французских институтов. На наш скромный взгляд, это было бы крупной ошибкой, которая привела бы к массовому разочарованию и вызвала бы опасную реакцию [со стороны населения].
Газета Le Petit Parisen от 31 декабря 1914 года
Перед нами в скором будущем встанут серьезнейшие проблемы, решение которых зависит от более или менее быстрой ассимиляции населения [Эльзаса и Лотарингии], сохранившего сильную привязанность к Франции. Но слишком быстрые изменения всего, к чему оно привыкло, застало бы местных жителей врасплох и дезориентировало бы их уже в той среде, в которой они так страстно желали снова оказаться.
Даже поверхностное рассмотрение основных трудностей, с которыми нам скоро придется столкнуться, позволяет понять всю сложность проблемы.
Прежде всего, встает вопрос адаптации эльзасцев и лотарингцев к правам и статусу французского гражданина.
В обеих провинциях, аннексированных Германией в 1871 году вопреки явно выраженной воле их населения, есть два сообщества, живущие бок о бок и никоим образом не взаимодействующие: местные жители и иммигранты [из различных частей Германии].
Положив конец Франкфуртскому миру (мирный договор, которым завершилась Франко-прусская война 1870-1871 годов – РП), Франция не сможет гарантировать одни и те же права тем, кто прежде имел ее гражданство, и тем, кто считал своей миссией онемечить Эльзас-Лотарингию. По отношению к первым Францию имеет долги, с которыми она, вне всякого сомнения, с радостью рассчитается. Со вторыми, напротив, ей следует обращаться с оправданной долей недоверия.
В прежние времена, когда та или иная держава аннексировала определенную территорию, она предоставляла гражданство всем местным жителям – тем, кто не пытался избежать смены подданства путем эмиграции. Таким образом, автохтонное население разделяло судьбу населяемой им земли. Именно так поступили немцы, завладев в 1871 году Эльзасом и Лотарингией. Все обитатели этих провинций, которые не воспользовались своим правом выбора [стать подданным Рейха или эмигрировать во Францию] и не покинули аннексированную территорию до 31 декабря 1872 года, были объявлены гражданами Германии. Отныне с ними обращались как с таковыми.
Однако сегодня ситуация иная. К автохтонному населению прибавилась значительная по размерам и компактная по проживанию группа иностранцев, которые были не по своей воле поселены в Эльзасе-Лотарингии для того, чтобы выполнять антифранцузские задачи (онемечивать население и ограничивать права франкоговорящих жителей – РП). Победитель не может, без опасности для самого себя, сделать гражданами этот элемент, по большей части неассимилируемый и нежеланный для французской стороны. Если немец, даже изолированный [от Германии], является, со своим экзальтированным патриотизмом, постоянной угрозой для слишком гостеприимных стран, согласившихся его принять, то насколько огромной будет опасность для Франции, которую представляют 250 тысяч немцев, живущих в приграничных провинциях!
Не стоит забывать, что в прошлом году Рейхстаг под давлением пангерманистов изменил закон о положении автохтонного населения, нарушив тем самым нормы международного права. Согласно новому закону, гражданин Германии, даже если он получил гражданство иной страны, по умолчанию (без официального отказа с его стороны) сохраняет свое германское подданство со всеми соответствующими правами и обязанности.
Газета Le Petit Parisen от 31 декабря 1914 года
В этих условиях было бы безумием рассматривать иммигрантов немецкого происхождения, живущих в Эльзасе и Лотарингии, как часть автохтонного населения. <…>
Вновь стать частью французского общества должны только эльзасцы и лотарингцы, бывшие на момент 1870 года гражданами Франции, а также их потомки. Что касается всех остальных, их будет необходимо подвергнуть процедуре натурализации в обычном порядке, подразумевающем ограничение сроков пребывания, необходимость предварительного извещения местных органов власти, рассмотрение запроса гражданства административными властями.
Может быть, для молодого поколения иммигрантов, родившихся уже в Эльзасе и Лотарингии, было бы возможно несколько упростить процедуру приема в гражданство. Например, можно было бы дать этой особой категории «эльзасцев-лотарингцев» шестимесячный срок, на протяжении которого они будут обязаны заявить о своем желании стать французскими гражданами. Их запросы гражданства будут изучены специальными комиссиями, состоящими из местных жителей [в нескольких поколениях], хорошо знающих население данного региона. Таким образом, к натурализации будут допущены только те, кто сможет предоставить достаточные гарантии искренности своего намерения.
В конце концов, было бы несправедливо и опасно одинаково подходить к приему в нашу большую французскую семью различных элементов, составляющих в настоящее время население Эльзаса и Лотарингии. Сортировка [населения по различным категориям] необходима, и мы имеем все основания полагать, что обстоятельства вынудят нас прибегнуть к ней.
Эмиль Веттерле (Emile Wetterlé), бывший депутат Рейхстага и Палаты депутатов Эльзаса-Лотарингии
Перевод с французского Сергея Федюнина
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин