Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Пресса
Пресса

Le Matin: отчаяние бедных детей ужасно

Убийство наследника престола Австрии возбуждает антиславянские страсти
Елена Коваленко
5 мин
Газета Le Matin от 30 июня 1914 года.
Le Matin
Вторник, 30 июня 1914 года, Париж
О сараевской драме вчера [29 июня] упоминали в Люксембургском дворце [здание Сената Франции, верхней палаты парламента]. О ней первым сказал глава правительства, он же министр иностранных дел, при открытии заседания. Гробовую тишину прервали следующие слова г-на Вивиани:
 — В очередной раз и весьма трагическим образом горе постигло Его Величество императора Австрии и короля Венгрии: в результате омерзительного преступления погибли наследник престола, эрцгерцог, и его супруга, герцогиня. Вне всякого сомнения, все человечество осудит случившееся покушение: Франция, которую я здесь представляю, выражает свои искренние соболезнования императору-королю Францу-Иосифу, старейшему из глав европейских государств, на которого вновь обрушились роковые обстоятельства, уничтожающие близких ему людей.
От имени всего парламента [депутат] г-н Дюбо присоединился «к этим благородным словам и к всеобщему переживанию, вызванному отвратительным покушением, которое ввергло великую державу в очередной траур».
Особое значение заявлению г-на Вивиани придает его беспрецедентный характер. До сих пор министры иностранных дел выражали публично соболезнования в связи с трауром в иных государствах лишь после смерти правящего монарха. Однако глава правительства был прав, полагая, что в данном случае не стоит придерживаться столь строгих правил, и что он выразит чувства всех французов своими почтительными соболезнованиями в адрес Австрии и ее императора.
Антисербские демонстрации
Сараево, 29 июня. — Собственное сообщение Le Matin. Демонстрации, последовавшие после убийства эрцгерцога Франца-Фердинанда и его жены этим утром, продолжались до трех часов пополудни. Манифестанты разграбили несколько сербских магазинов, дворец сербского митрополита, сербскую типографию, банк, отел «Европа» и одноименное кафе, которое часто посещают сербы. В одном сербском магазине суконных изделий все товары были разворованы, выброшены на улицу и разбросаны по мостовой. Сербы не рискуют появляться на улицах. Напротив, они попрятались по своим домам. Некоторым счастливчикам даже удалось покинуть город.
В Сараево вошли войска, вооруженные пулеметами. С их появлением манифестации прекратились. Говорят, что у одной сербской женщины была обнаружена бомба. В результате обыска, произведенного в доме сербского ювелира Исевича, хорошо известного в городе, были обнаружены нескольких заряженных револьверов. Ювелир был арестован, связан и отправлен в полицейский участок. По дороге в участок один хорват мусульманского вероисповедания приблизился к заключенному и четырежды плюнул ему в лицо.
Тем временем, мэр Сараево обратился к горожанам со следующим призывом: «По признанию самого преступника [имеется в виду Чабринович], совершившего покушение, бомбы, брошенные в эрцгерцога и его супругу, были доставлены из Белграда. Таким образом, есть основания полагать, что на нашей родной земле [в Боснии] и в Сараево находятся революционные элементы.
Мы осуждаем это чудовищное преступление с великим отвращением. Священный долг населения – отмыться от позора, который был сегодня учинен в Сараево. В условиях введенного чрезвычайного положения действует жесткая цензура. Вполне возможно, что отправка и публикация неофициальных новостей из Боснии будут запрещены».
Негодование в Вене перебрасывается на русских и сербов
Вена, 29 июня. — Собственное сообщение Le Matin. Обстоятельства трагедии в Сараеве опровергают версию убийц, согласно которой каждый из них действовал самостоятельно, по собственному побуждению, без сговора и чьей-либо помощи. Вне всяких сомнений, бомба Чабриновича была первой попыткой убить эрцгерцога, а выстрелы из револьвера, произведенные Принципом, — вторая. На случай, если обе попытки окажутся неудачными, у Принципа была запасная бомба. Если бы и этот план не сработал, была предусмотрена возможность еще одного покушения – на железной дороге между двумя вокзалами города Сараево.
Вскрывшиеся взаимосвязи заставляют отбросить как вымысел рассказ обвиняемых, утверждающих, что они действовали в одиночку, за свой счет и имели один и тот же умысел по случайному совпадению. Таким образом, существовал заговор против жизни эрцгерцога, такой же заговор, как и заговоры, жертвами которых становились монархи и государственные деятели во всех странах и во все времена. Однако констатирование этого факта не может успокоить весьма оправданное возмущение, овладевшее общественным мнением в Австро-Венгрии.
Так, например, один высокопоставленный офицер пишет в Рейхспост, что заговора в строгом смысле слова не было, но существовал сговор, притом международный. «Было намерение, — говорит он, — уничтожить верховного главнокомандующего [австрийской] армии [Франца-Фердинанда], активного военного человека, занимавшегося повышением качества и увеличением количества своих войск. Удар был нанесен сербами и русскими по предварительному сговору.
Газета Le Matin от 30 июня 1914 года.
Газета Le Matin от 30 июня 1914 года.
Франц-Фердинанд должен был быть командующим в грядущей войне с неприятелем на юго-востоке и северо-востоке. Этот военачальник, пользовавшегося полным доверием в армии, был отнят у нас еще даже до первой стычки с противником. Белград может записать первую победу на свой счет. И все это из-за того, что мы вовремя не обнаружили это белградское логово, из которого зараза распространяется на все юго-восточные территории нашей монархии и откуда вылезают все шпионы и все убийцы.
Мы не приняли во внимание порыв армии, которая прежде, инстинктивно, хотела наброситься на Сербию и покончить с этим государством. Сейчас на нас обрушилась страшнейшая из всех провокаций: убийство эрцгерцога, наследника нашего престола, злодеями, которые учились и работали в Белграде.
Но в какой же момент нам нанесли удар? В том самый момент, когда Россия уже готова к войне после проведенной мобилизации, в самый разгар событий и в столь удачный момент, словно русские знали с самого начала, что этим летом произойдет событие, которое заставит даже самых терпеливых австрийцев взяться за оружие.
Ничто не может поколебать убежденность армии в этом. Есть связь между военными действиями России и сообщением, переданным из Белграда русским, о том, что этим летом на аннексированных [Австро-Венгрией] территориях произойдут серьезные события. Вследствие запаздывания нашей подготовки к войне, нас просят чуточку подождать. Но ожидание это будет кратким.
Мы должны ответить за нанесенное нам поражение. Мы должны отплатить организаторам резни в Сараево. Убийство нашего эрцгерцога для нас сигнал, что одиннадцатый час пробил. Мы ждем, когда часы пробьют двенадцать. Таким образом, для многих людей произошедшее означает призыв «Покончим с Сербией!». Для менее восторженных людей лозунг немного иной – «Покончим с сербами!»».
Эти люди пока не призывают идти маршем на границу [с Сербией], но их голоса раздаются в Нойе Фрайе Прессе: пишут, что Босния и Герцеговина скоро выйдет из-под контроля, если не пойти на решительные меры, поскольку, согласно этой логике, Австро-Венгрии угрожает восстание сербов, живущих на просторах империи.
Однако правдоподобие заговора такого размаха, якобы осуществленного под носом у пятидесятитысячной армии, находящейся на маневрах у стен Сараево, нетрудно оспорить. Можно заметить, что за бедами, сотрясающими столицу Боснии и Герцеговины, стоят как раз противники сербов, которые сами являются жертвами потрясений: так, армия, направленная против сербов, по иронии судьбы, только и занимается тем, что защищает их [от преследований со стороны демонстрантов].
Как бы то ни было и ни казалось сейчас важным, ситуация от этого не становится менее сложной. По сути, вследствие сараевских событий, вне зависимости от того, был заговор или нет, именно сербы, живущие в империи, обвиняются в совершении чудовищного преступления против наследника престола Австрии. Если взглянуть на ситуацию изнутри, кажется, что в результате своего преступного и глупого поступка сербские убийцы одних махом укрепили позиции Италии, которая находится в постоянной борьбе с панславизмом, что проявлялось ранее в осторожной поддержке позиции эрцгерцога Франца-Фердинанда.
Таким образом, благодаря сараевскому убийству из первого тура победителями вышли итальянцы. С другой стороны, после возможного введения довольно строгих мер предосторожности, которые австрийцы должны сейчас предпринять в Боснии и Герцеговине, на сербской границе среди самих сербов, которые сейчас ведут себя благоразумно, могут начаться волнения. В этом случае Россия, защитница Сербии, к которой эта страна станет еще более привязанной, будет вынуждены заставить Вену услышать свои рекомендации умерить пыл.
Таковы на сегодняшний день главные вопросы, занимающие политические круги Вены в стране, составленной из огромного числа разных национальностей, которые и по сей день послушны скипетру Габсбургов лишь благодаря всеобщему уважению, внушаемому фигурой императора Франца-Иосифа.
Скорбь сироток
Вена, 29 июня. — Собственный корреспондент Le Matin (по телефону через Берлин). Трое детей эрцгерцога Франца-Фердинанда и герцогини Гогенберг в данный момент находятся в замке Шлюметц, в Богемии, под присмотром графини Хотек, сестры покойной герцогини. Графиня Хотек вчера, после обеда, была уведомлена о горе, которое настигло ее и бедных детей. Она не нашла в себе смелости рассказать племянникам печальную правду.
Однако уже вечером она им сообщила со всей возможной предосторожностью, что, судя по вестям из Вены, их родители, по всей видимости, стали жертвами автомобильной катастрофы. Огорчение и скорбь детей были настолько сильны, что графиня решила еще подождать, прежде чем сообщить им всю ужасную правду. В своих молитвах дети просили Господа не забирать отца и мать.
В то же время, графиня Хотек не могла более таить правду. Она не могла скрывать еще и потому, что тринадцатилетняя принцесса София обладает выдающимся умом, а сбежавшиеся слуги дали ей понять, что произошло на самом деле, или вовсе без всякой предосторожности сообщили горькую правду. Отчаяние бедных детей ужасно. Их не покидают ни на минуту. Эрцгерцогиня Изабелла прибыла в замок для того, чтобы утешить сирот.
Вся Вена, от самых высоких слоев до самых низших, сочувствует доле несчастных сироток, которые отныне, согласно закону и из-за морганатического характера брака умершего эрцгерцога и герцогини Гогенберг, более не являются членами императорской семьи, хотя их отец имел статус будущего императора Австрии.
Если бы Франц-Фердинанд стал императором, в соответствии с Конституцией империи и принимая во внимание его морганатический брак, его супруга могла бы носить поначалу лишь титул королевы Венгрии. Без сомнения, несмотря на многочисленные трудности, она могла бы однажды стать императрицей Австрии. Тогда их старший сын мог бы стать императором-королем.
Сегодня Винер Цайтунг [официальная газета правительства империи] опубликовала в своей официальной части новость о смерти эрцгерцога-наследника престола, а также, в неофициальной части, сообщение о кончине герцогини Гогенберг. В газете подчеркивается, что скорбь, вызванная гнусным сараевским злодеянием, сильна во всей Австрии. Упоминается, что убитый эрцгерцог способствовал усилению армии и укреплению мощи военно-морского флота. Также говорится, что Австрия сохранит трогательное и признательное воспоминание о нем.
Перевод с французского Сергея Федюнина
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин