Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Пресса
Пресса

Le Matin: общество находится в иступленном, обескровленном в результате войны состоянии

Только за одну неделю немецкие потери составили более 60 тысяч погибших, раненых и пленных
Елена Коваленко
3 мин
Газета Le Matin от 9 ноября 1915 года
Вторник, 9 ноября 1915 года, Париж № 11578
У Германии есть только два выхода: самоубийство или мир. Но мы не позволим ей выбрать мир
В тот день, когда Ницше сошел с ума, некоторые французы поспешили признать его гением. В такой же восторг их привел [кайзер] Вильгельм II, когда тот отправился на Восток.
Взгляните только: армия фон Макензена (немецкий военачальник, ставший в 1915 году генерал-фельдмаршалом, а до этого бывший флигель-адъютантом императора — РП) была наречена войском египетским; картографическая служба немецкой армии распространяет среди болгарских офицеров карты Месопотамии, Персии и Афганистана — великого «подбрюшья» [Азии]. Разве все это не свидетельствует о гениальности кайзера? Ведь он мечтает о том же, о чем мечтали до него Александр Македонский и Наполеон. Значит, он равен им.
Но ведь любой ребенок знает, что Наполеон продемонстрировал свой гений полководца не в Москве и не под Акрой (осада Акры в 1799 году стала кульминационным сражением в рамках похода французской армии в Египет и Сирию — РП), но под Йеной и Аустерлицем.
На войне, как и во всем остальном, гений состоит не в том, чтобы предпринимать какие-то усилия, а в том, чтобы добиваться успеха. Вильгельм II ничего не добился ни во Франции, ни в России. Ничего он не добьется и в Константинополе. Турция насквозь пропитана немцами; онемечивать больше некуда. Так пусть Германия [и дальше] ставит под ружье турецких солдат; пока она занимается их сбором, экипировкой, обучением и вооружением, на трех фронтах погибнет больше немцев, чем можно поднять турок в Малой Азии. Пусть же Германия отправляется маршем на Египет, что в полутора тысячах километров от Константинополя: эти полторы тысячи километров еще больше отдалят ее от военного успеха.
Перед Францией, Англией, Италией и Россией, таким образом, стоят следующие задачи:
1) отвоевать у Германии первенство в мобилизации и техническом оснащении армии, которое та сумела заполучить благодаря 44 годам неимоверных усилий (с момента победы Пруссии во Франко-прусской войне 1870-1871 годов и последовавшего за этим объединения Германии — РП). Для этого нам необходимо было время. Немецкая экспедиция [в страны Ближнего Востока и Африки] его нам даст.
2) ускорить истощение сил врага.
Газета Le Matin от 9 ноября 1915 года
В 1914 году на двух французских солдат приходилось трое немцев; сегодня это соотношение для Германии сильно ухудшилось — пятеро немцев на двух воюющих французов. Это различие есть следствие как проведенных немцами наступательных операций колоссальных масштабов, так и расширения линии фронта, на котором сражается Германии. Таким образом, наш неприятель теряет свое превосходство и в живой силе, и в возможности мобилизации ресурсов.  
В чем же тогда заключается наш интерес? Очевидно, в том, чтобы увеличивать для Германии количество факторов истощения [ее мощи], чтобы доля ее потерь продолжала расти. Между тем, мы будет наращивать силу наших войск, производить вооружение; Англия, наконец, завершит свою военную подготовку, а Россия поставит под ружье еще несколько миллионов человек. И именно в наших интересах действует Вильгельм II, когда он собирается направить свои войска в Азию и Африку, отдаляя их от баз, отрывая их от нормального снабжения и коммуникации во имя химерических целей. За полвека он выжал почти все соки из своего народа.
В то время как немецкие солдаты страдают от суровой русской зимы, а вскоре, вероятно, начнут гибнуть от азиатских и африканских болезней, процесс внутреннего разложения [Германской] империи нарастает день ото дня. Ясно, что крупный город продержится в осаде дольше, чем деревня; таким же образом осажденная империя способна выстоять дольше, чем крупный город. Поэтому экономисты повели бы себя неблагоразумно, если бы взялись точно обозначить точку, в которой способность Германии к сопротивлению будет надломлена. Но правда состоит в том, что осажденный страдает больше, чем взявший его в осаду, и в том, что Германия сталкивается с теми лишениями, о которых мы во Франции даже и не подозреваем.
Призывы «Лиги сельхозпроизводителей» к своим членам с призывом принести жертву [во имя Родины], объявление «дней без мяса», алармистские заявления Гардена (немецкий интеллектуал, открыто выступивший против «партии войны» в Германии — РП), истерика газеты «Vorwaerts» (социал-демократическое издание, до 1916 года выступавшее против линии немецкой партии социал-демократов на защиту мира — РП), недовольство женщин на рынках, — все это знаки начинающейся агонии. <…> Но если предположение о том, что Германия уже побеждена, было бы несерьезным, то нужно быть слепым, чтобы не видеть, что ее силы иссякают. Потери гражданского населения во Франции, в Бельгии, в Англии будут отмщены: сколь бы много ни могли сделать цепеллины, будь их [у нас] хоть 380 или даже 420, ничто так не выкашивает народ, как голод. <…>
Как бы громко ни кричал кайзер [Вильгельм II], Антанта не станет его слушать. Это не завоевательная и не пропагандистская война. Германия решила устроить разрушительную войну, войну на уничтожение. В настоящий момент, когда у Германии остается только два выхода — самоубийство и мир, мы не настолько глупы, чтобы позволить ей выбрать мир.
За одну неделю потери немцев составили 61.955 человек
Лондон, 8 ноября. Спецкор газеты «Le Matin». Корреспондент нью-йоркского издания «Daily Chronicle» 7 ноября телеграфировал в редакцию сообщение следующего содержания:
«Из информационных списков, вывешенных на Вильгельмштрассе (берлинская улица, на которой находились правительственные учреждения — РП), следует, что немецкие потери в августе и сентябре [1915 года] составили 250.000 человек в месяц».
Газета «Evening Post», основываясь на сведениях, полученных от своего собкора в Берлине, сообщает, что ежедневные потери немцев на протяжении недели с 24 сентября по 1 октября достигают цифры почти что в 9.000 человек. Это же издание свидетельствует о том, что состояние умов в Германии сильно переменилось с января-месяца, добавляя:
Газета Le Matin от 9 ноября 1915 года
«Немцы по-прежнему говорят о войне, но больше не спорят, не бранятся, не впадают в неистовство. Германия сейчас походит на больного, страдающего лихорадкой, которого лечат при помощи пиявок. Общество находится в иступленном, обескровленном в результате войны состоянии.
Немецкие потери за одну только неделю, с 24 сентября по 1 октября, составили 61.955 человек, то есть 8.850 убитых, раненых или попавших в плен ежедневно на протяжении недели. И это только на Русском фронте.
И поскольку для того, чтобы дополнить эти данные, нужны иные расчеты, трудно сейчас сказать что-либо о том, соответствуют ли указанные масштабы тем потерям, которые несут немцы на Западном фронте в результате активизировавшегося наступления английских и французских войск. Ясно лишь то, что ежедневные немецкие потери сейчас раза в три выше, чем когда-либо раньше с момента начала войны.
Что же касается указанных данных, то понесенные [немцами] потери не превышают среднего значения за последние два месяца».
Перевод с французского Сергея Федюнина
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин