Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Пресса
Пресса

Le Figaro: Россия не может уже оставаться тем, чем она была прежде

Эффективность германской неограниченной подводной войны сходит на нет

Елена Коваленко
4 мин
Передовица газеты Le Figaro от 05 октября 1917 года
Le Figaro
Пятница, 5 октября 1917 года, Париж № 278 (63-й год, 3-я серия)
1159-й день войны. Официальные сообщения
Наш успех во Фландрии
4 октября, вторая половина дня. – Этим утром, в шесть часов, мы снова пошли в атаку на широком участке фронта к востоку от Ипра. В донесениях говорится, что наши войска удовлетворительным образом продвигаются, уже взяв в плен некоторое количество вражеских солдат.
Срочное донесение с британского участка фронта, 4 октября. – Несмотря на отвратительную погоду, мелкий и холодный дождь, пятая по счету британская атака была начата на фронте во Фландрии. Идет уже 66-й день битвы под Ипром.
Утром, в половине шестого, к востоку от Зоннебеке (деревня под Ипром – РП) враг открыл по нашим рядам заградительный огонь. <…> Однако этим утром наши планы совпали с планами противника. Ровно в шесть часов наша артиллерия начала методично создавать заслон, с точностью до минуты, несколько опережая действия пехоты. Три немецких дивизиона, которые были объединены под покровом ночи, чтобы предпринять штурм наших позиций, были обезврежены нашим массированным огнем.
Передовица газеты Le Figaro от 05 октября 1917 года
Пока еще рано описывать в деталях превосходную операцию, осуществленную сегодня; все возвращающиеся с линии фронта, сходятся во мнении, что мы добились значительного успеха, что поставленные цели были достигнуты и что удалось взять много пленных. Сегодня — хороший и ободряющий день, который может обернуться приятными для нас последствиями.
На фронте протяженностью более 10 километров был совершен прорыв на глубину от 500 до 1.000 метров.   
Французский фронт
4 октября, 14 часов. – На правом берегу Мезы (фламандский вариант Маас — река на северо-востоке Франции, в Бельгии и Нидерландах – РП), где активно работает артиллерия с двух сторон, выдалась довольно спокойная ночь. <…>
4 октября, 23 часа. – Яростная артиллерийская перестрелка продолжалась весь день на правом берегу Мезы. Утром мы отбросили атаку неприятеля на один из наших окопов к северу от высоты 344. Наша артиллерия накрыла вражеские группировки в этом районе. 
Война под водой в цифрах
Статистические данные за последнюю неделю сентября свидетельствуют о снижении потерь британского торгового флота по отношению к предыдущей неделе. Так, на неделе, закончившейся 23 сентября, было потоплено 15 пароходов, в том числе 13 грузоподъемностью свыше 1.600 тонн, тогда как на неделе, завершившейся 30 сентября, британцы потеряли только 11 торговых судов. При этом количество заходов и выходов из портов Соединенного Королевства оставалось примерно одним и тем же на протяжении этих двух недель.
Газета Le Figaro от 05 октября 1917 года
Что касается французского морского флота, то и здесь наблюдалось некоторое снижение потерь: за последнюю неделю было потоплено 9 наших судов, в том числе 5 грузоподъемностью свыше 1.600 тонн, против 13 и 7 судов соответственно за предыдущую неделю. Вход и выход кораблей из французских портов, как и в британском случае, оставался примерно на том же уровне.
Итальянский торговый флот, при некотором снижении заходов и выходов из портов по сравнению с предыдущей неделей, не потерял ни одного парохода, тогда как за неделю, закончившуюся 23 сентября, было потоплено одно итальянское судно.
Германия с привычной ей заносчивостью объявила, что выпуск новой партии очень мощных подлодок повлек за собой в сентябре значительное увеличение потерь, понесенных флотом союзников в результате нападений немецких корсаров. Однако все было не так.
Английские потери за сентябрь составили 71 судно, в том числе 42 грузоподъемностью свыше 1.600 тонн, в то время как цифры за август составили 103 и 87 кораблей соответственно. Отметим также, что общее количество сентябрьских потерь — 71 потопленный корабль — наименьшее значение за последние месяцы начиная с марта [1917 года], поскольку цифры общих потерь были таковы: 93 судна за март, за апрель — 185, за май — 113, за июнь — 130, за июль — 80 и, наконец, за август — 103.   
А вот французские потери в сентябре, напротив, несколько подросли: в сентябре мы потеряли 32 судна, грузоподъемность 15 из которых свыше 1.600 тонн, тогда как в августе — 25 и 15 соответственно.
Тем не менее отмеченное снижение британских потерь с лихвой компенсирует рост наших [французских] потерь, при том, что итальянский торговый флот потерял за весь сентябрь только 2 судна.
Из этих данных можно заключить, не пренебрегая, конечно, опасностью подводной войны, что средства, которыми располагают союзные державы, доказывают свою эффективность. А потому — терпение и уверенность!
Газета Le Figaro от 05 октября 1917 года
Новая Россия
Демократическая конференция, созванная Петроградским советом [рабочих и солдатских депутатов], проходит в атмосфере непоследовательности. Делегаты смогли договориться лишь по вопросу исключения [определенных сил из состава правительства], да и то не без проблем, так как после того, как они высказались за формирование коалиционного правительства, из которого будут исключены только кадеты, они в конце концов поддержали идею исключительно социалистического правительства. И это еще не конец. Обсуждения продолжаются.
В свете этих последних новостей г-н Керенский, кажется, решил не принимать в расчет все эти уловки и затягивание процесса, а продолжать деятельность своего правительства, взывая к поддержке тех, чья помощь кажется ему необходимой, или по крайней мере тех, с кем на данный момент он считает возможным сотрудничать. Говорят даже, что его постановления уже приняты и что он уже сделал свой выбор. Его план якобы состоит в том, чтобы сохранить в рамках исполнительной власти своего рода директорию, которую он недавно создал, объединив вокруг себя четырех министров, включая военного министра и министра морфлота. Эта директория должна будет иметь примерно те же полномочия, что и британский военный кабинет (координационный орган исполнительной власти, созданный премьер-министром Ллойд-Джорджем весной 1917 года — РП). Что касается самого правительства, то оно должно будет приложить все усилия для того, чтобы обратиться к компетентным людям, прошлые деяния которых могут служить надежной гарантией [их лояльности], и тем самым не зависеть от требований революционных партий. К сожалению, новому правительству вряд ли удастся нивелировать предубеждение, жертвой которого стали кадеты: самых лучших из них придется исключить [из состава кабинета]. Им не смогут простить того, что они были настоящими инициаторами революции и хотели развернуть ее в направлении, противоположном тем принципам, которые сделали из большинства членов Петроградского совета услужливых пособников Ленина и немецкой пропаганды. Следовательно, г-н Керенский, по всей вероятности, сможет прибегнуть к поддержке только людей второго плана или тех, кто по меньшей мере еще не имел возможности проявить все свои способности.
Однако в конечном счете это не так уж и важно; самое главное состоит в том, что Керенский составил свой кабинет и наконец решился править самостоятельно, оставляя Петросовет разглагольствовать в свое удовольствие. Если Керенскому недостает смелости и энергии для того, чтобы избавиться от него, пусть он оставит его болтать, а сам возьмется за управление.
Сейчас для этого самое время, если мы хотим остановить Россию на краю бездны, которая разверзается во всех направлениях: на севере, в Финляндии, где распоряжения правительства открыто игнорируются и где вопреки запрету собирается Сейм, тогда как там больше нет войск, которые могли бы исполнить приказы правительства; на юге, в Ташкенте, где была провозглашена революция; в центре, в Киеве, где конгресс украинских националистов требует принять конституцию демократической федеративной республики, которую, по их требованию, должна без промедлений подготовить созданная при министерстве иностранных дел комиссия по делам национальностей.
Момент, по всей видимости, настанет тогда, когда этот последний проект будет рассматриваться всерьез и не без успеха. Без сомнения и то, что Россия, отныне свободная от цепких уз царизма, обеспечивавшего ее единство и господствовавшего над нею по большей части за счет религиозного авторитета, которым обладал «царь-батюшка» среди неграмотного народа, не может больше оставаться тем, чем она была прежде. Революция сокрушила идол. Теперь «царь-батюшка» — всего лишь полковник Романов.
Россия сегодня — словно судно, потерявшее управление, словно тело без души. Но прежде чем помышлять об обустройстве разных частей этого тела и о предоставлении им автономии, нужно начать с того, чтобы вновь придать самому телу бодрость духа и не допустить его развала.
А. Фиц-Морис (A. Fitz-Maurice)
Перевод с французского Сергея Федюнина
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин