Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Пресса
Пресса

Le Figaro: прежняя Россия тонет в пучине беспрецедентного хаоса

Ленин и Троцкий раскланялись перед Германией и окончательно предали свою страну в руки врага
Елена Коваленко
4 мин
Передовица газеты Le Figaro от 20 февраля 1918 года
Среда, 20 февраля 1918 года, Париж № 51 (64-й год, 3-я серия)
1.297-й день войны. Официальные сообщения
19 февраля, 14 часов. — Ночью, в районе к югу от леса Сан-Гобан (Saint-Gobain, департамент Эна, регион Пикардия на севере Франции – РП), в секторе Шавиньон (Chavignon) к северо-западу от Безонво (Bezonvaux) активно действовала артиллерия. Больше сообщить нечего. <…>
16, 17 и 18 февраля в нескольких сражениях наши пилоты сбили или вывели из строя восемнадцать немецких самолетов. Помимо этого, был уничтожен вражеский привязной аэростат.
Днем 18-го числа и следующей ночью наши бомбардировщики сбросили шестнадцать тысяч килограмм взрывчатки на вражеские объекты, в частности на вокзалы Мец-Саблона (Metz-Sablons), Форбаха (Forbach) и Бенсдорфа (Bensdorf, города в Лотарингии – РП), на склады Энзисхейма (Ensisheim), на которых разгорелся сильный пожар, а также на несколько аэродромов.
Восточный фронт. — Мощная снежная буря свела на нет всякую активность на фронте.
Передовица газеты Le Figaro от 20 февраля 1918 года
Передовица газеты Le Figaro от 20 февраля 1918 года
Капитуляция России. Ленин и Троцкий приняли условия вражеской четверки
Новость о мире, подписанном Россией, вызовет широкое общественное возбуждение еще до того, как мы узнаем о конкретных последствиях данного события. Однако печали в этом больше, чем удивления.
Попытки сопротивления [подписанию мира] последних дней, на которые, наперекор всему, некоторые успели возложить немалые надежды, сегодня кажутся дурной комедией. При первой же серьезной угрозе со стороны Германии Ленин и Троцкий раскланялись перед ней и окончательно предали свою страну в руки врага.
Когда мы говорим о том, что не теряем последнюю надежду, мы думаем не столько о себе, сколько о русской чести, которой мы всячески желаем выйти невредимой из разворачивающейся катастрофы. Ведь уже с довольно давних пор союзникам не приходилось рассчитывать на русскую революционную армию, разъедаемую анархией и распадом дисциплины. О военном потенциале армии [революционной] России мы не строили никаких иллюзий. Оставалось рассчитывать лишь на чувство национальной гордости, которое иногда в истории спасало народы от полного краха.
Это чувство загублено. Прежняя Россия тонет в пучине беспрецедентного хаоса. Для нас она останется илотом (илоты — в Древней Спарте земледельцы, находивишиеся на положении полурабов-крепостных — РП) античных времен, демонстрирующим на своем собственном примере, как нации становятся рабами, отдавшись в руки прожектеров и предателей.
Газета Le Figaro от 20 февраля 1918 года
Газета Le Figaro от 20 февраля 1918 года
Способность красногвардейцев к сопротивлению была подвергнута недолгому испытанию. Уже 18 февраля в полдень перемирие было завершено. При объявлении о возобновлении военных действий Троцкий обратился к миру с обличением недобросовестности и подлого поведения Германии… А уже на следующий день он и его пособник (имеется в виду Ленин — РП) подписали эту позорную капитуляцию:
«Совет народных комиссаров правительству Германской империи
Совет народных комиссаров заявляет свой протест против того обстоятельства, что германское правительство направило свои войска на Российскую Советскую Республику, которая объявила о прекращении состояния войны и начала демобилизацию армейских частей на всех фронтах; рабоче-крестьянское правительство не могло ожидать подобного действия по той простой причине, что ни одна из сторон, находящихся в состоянии перемирия, ни прямо, ни косвенно не заявляла о расторжении соглашения за семь дней до выхода из него, тогда как, согласно договору от 15 сентября 1917 года, существует взаимное обязательство это сделать. 
Совет народных комиссаров считает себя вынужденным, в результате возникших обстоятельств, заявить, что соглашается на те условия [заключения мира], которые были предложены делегатами четырех союзных держав (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя и Болгария — РП) в Брест-Литовске.
Совет народных комиссаров заявляет, что ответ относительно конкретных условий заключения мира, предложенных германским правительством, будет дан незамедлительно.
Председатель Совета: Ульянов (Ленин).
Народный комиссар по иностранным делам: Троцкий».
И ведь эти мирные условия буквально позавчера отрицал еще сам Троцкий. Среди этих условий: «аннексия Польши, Литвы, Риги, островов Мун и выплата контрибуции размером в 20 миллиардов франков, возможно золотом».
И это те условия, на которые Троцкий соглашается от имени Совета? Или же он собирается открыть новую серию конференций о «конкретных условиях», на которые указывается в последнем абзаце его заявления? Какое это вообще теперь имеет значение? <…>
Вот так заканчиваются переговоры в Брест-Литовске, начавшиеся 3 декабря 1917 года. На протяжении трех месяцев это была настоящая трагикомедия: переговоры то прерывались, то буквально на следующий день возобновлялись.  
Гибель России — свершившийся факт. Несчастная страна, некогда бывшая союзницей Франции, теперь, преданная и лишенная порядка, испытывает стыд за это мирное соглашение.
Газета Le Figaro от 20 февраля 1918 года
Газета Le Figaro от 20 февраля 1918 года
Национальная идея и соцпартия
Несмотря на нерешительность, уклончивость и путаное пустословие, социалистическая партия, наконец, в полном составе воссоединилась с нацией. С некоторых пор соцпартия не прекращала лавировать, уклоняться от этого выбора. Казалось, что в этой войне, в которой у Франции все на кону, социалистов не интересовало ничего, кроме собственных перспектив. Однако на партию обрушилась настоящая буря общественного негодования. Ее руководители это поняли, надо отдать им должное, и собрали свою «паству» для важных заявлений. Уступки, которые они были вынуждены сделать, очевидно, являются довольно дорогостоящими, но главного удалось добиться: союз всех классов и всех сил общества, наконец, заключен во имя продолжения войны до заключения справедливого и продолжительного мира, обязательными элементами которого должны стать возвращение Эльзаса-Лотарингии и всеми признанные договоры.
По-прежнему продолжаются споры об устройстве цивилизованного мира после неизбежного поражения германского милитаризма. Мы говорим «неизбежного», потому что если бы это поражение оказалось непрочным, отложенным, то нам, по словам одного римского оратора, не оставалось бы ничего, кроме как «вечно бояться войны, скрывающейся под маской мира». Таким образом, говоря о новом мире, мы полагаем, что этой проблемы в нем уже не будет, и что немецкая угроза будет предотвращена.
Присутствуем ли мы при замечательном событии, когда все самоуправляющиеся народы спонтанно соглашаются с одной и той же формулой права? Есть все основания радоваться этому, но при условии, что о действии по достижению этого желанного состояния ни в коей мере не должно быть забыто. Активное действие не может быть принесено в жертву построению, так сказать, великих надежд. Нынешняя война, возможно, есть самое большое испытание в истории человечества. И потому эту войну нужно вести исключительно при помощи метода эксперимента, который заранее не определяет истину, а удовлетворяется ее поиском.
Альфред Капю (Alfred Capus), член Французской академии
Перевод с французского Сергея Федюнина
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин