Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Пресса
Русская планета
Пресса

Le Figaro: Болгария стала исконным врагом Греции

Немецкие женщины проводят акции в поддержку мира, французские требуют продолжения войны
Елена Коваленко
7 октября, 2014 14:08
3 мин
Газета Le Figaro от 12 декабря 1915 года
Воскресенье, 12 декабря 1915 года, Париж № 346 (61-й год, 3-я серия)
Женщины Франции и мир  
Национальный совет женщин Франции сообщает нам о публикации заявления следующего содержания:
«Национальный совет женщин Франции, к которому снова обратились с просьбой принять участие в деятельности различных международных конгрессов, непосредственная задача которых — пропаганда пацифизма, на своем уставном заседании, состоявшемся 9 декабря, проголосовал за принятие постановления, вынесенного на обсуждение г-жой Жюли Туссен, президентом отделения по вопросам мира Национального совета. Вот текст данного постановления:
Национальный совет женщин Франции, полный решимости не принимать участия ни в каких международных конгрессах политического характера до завершения военных действий, постановил отныне отвечать на приглашения об участии в такого рода мероприятиях исключительно посредством отправки текста данного постановления».
Все коротко и ясно.
В то же время редакция получила в свое распоряжение письмо, подписанное одной из наших читательниц, которая предлагает организовать демонстрацию с целью выразить волю француженок, выступающих за участие Франции в войне до конца — до победного конца.
«Немецкие женщины проводят массовые акции в поддержку мира. Мы, матери, жены, дочери и сестры, пожертвовавшие теми, кто нам дороже всего на свете, также должны выйти на улицы, но не за мир, а в поддержку войны.
Мы не должны допустить того, чтобы мир был объявлен сейчас. Нельзя говорить о мире, пока наши дорогие павшие солдаты не будут отмщены, пока наша страна не будет освобождена, а великая Победа не будет завоевана!
Мы не хотим войны ради самой войны.
Мы хотим ВОЙНЫ РАДИ МИРА. Ради того окончательного мира, который может родиться только из нашей Победы.
Женщины Франции, будем ценить нашу страну превыше всего, будем ее достойны. Если мы не можем отдать ей нашу кровь, отдадим ей все наше сердце, всю нашу душу. Все на манифестацию!»
Газета Le Figaro от 12 декабря 1915 года
За этим обращением следуют детали об организации массового шествия, которое планируется провести в Париже. Эти детали, однако, не так важны, как сама идея провести эту манифестацию и как то красивое и справедливое чувство, которое продиктовало данное желание.
Наши войска в Салониках
Польза от соглашения с Союзниками (поскольку союз продолжает свое действие, а значит, как мы вчера и сообщали, экспедиция в Салониках будет решительно продолжена) сразу же дала о себе знать. Греция признала справедливость наших требований, а потому в Салониках мы будем пользоваться теми льготными условиями пребывания, на которых ранее настаивали.
Для того чтобы добиться этого результата, нам не пришлось прибегать к угрозам [в адрес Греции]. Хватило всего лишь запроса, сделанного от имени министров [иностранных дел] стран четырехсторонней Антанты (Франция, Россия, Англия и Италия — РП). Запрос был достаточно точным и так ясно выражал общую волю [союзных держав] к действию, что греческое правительство тут же прекратило вести пустые разговоры. Министр внутренних дел Греции, г-н Гунарис, вчера утром сообщил журналистам, расспрашивавшим его о текущей ситуации, следующее: «Мы продвигаемся к положительному решению тех вопросов, которые стоят сегодня перед нами и державами Антанты». Другие срочные сообщения, как нам достоверно известно, носят еще более формальный характер. На самом деле, это положительное решение уже принято, а потому мы можем быть абсолютно уверенными в том, что меры, которые мы собираемся предпринять для обеспечения безопасности нашего экспедиционного корпуса, не встретят никаких препятствий со стороны греческого правительства. Последнее, даже не дожидаясь окончания миссии полковника Паллиса, приказало греческим воинским соединениям расположиться таким образом, чтобы не препятствовать маневрам наших войск.
Армия генерала Саррая (французский генерал — РП) и силы под предводительством генерала Монро (британский генерал — РП), таким образом, смогут занять позиции на линии обороны, которую определят генштабы (Франции и Великобритании — РП), и закрепиться на них в ожидании подкрепления, с оправкой которого в экспедиционный корпус [союзников] не должно возникнуть промедления. Ведь из решения оставить наши военные силы в Салониках с необходимостью вытекает другое решение — довести численность экспедиционного корпуса до такой цифры, которая позволит нам возобновить наступление в удобный для этого момент, а именно когда сербская армия сможет заново укомплектоваться на территории Албании при помощи держав-союзниц, в особенности Италии, взявшей на себя обязанность обеспечить ее безопасность. Но более всего мы ждем момента, когда спадет завеса, скрывающая от нас действия русской армии в Бессарабии, где она заканчивает подготовку к активным военным действиям.
Газета Le Figaro от 12 декабря 1915 года
Справедливо будет заметить, что есть и еще один фактор, не связанный с давлением держав-союзниц, который повлиял на изменение позиции официальных Афин и ускорил принятие Грецией соответствующих решений. Болгария, которую король [Греции] Константин уже называет исконным врагом, хотя еще менее трех лет назад болгары были его союзниками против Турции — настоящего исконного врага [греков], начинает раскрывать свои истинные намерения. Дело в том, что войска Фердинанда Предателя (именно так здесь назван царь Болгарии Фердинанд I — РП) заняли Битолу (по-гречески — Монастир, город на юге Македонии — РП), хотя не должны были этого делать в силу тех обязательств, которые, как уверяют, взял на себя кайзер [Вильгельм II] по отношению к своему шурину королю Греции (Константин был женат на сестре Вильгельма II Софии — РП). Константина это слишком близкое соседство немало озадачило: между болгарскими войсками и администрацией соседнего города Флорина (греческий город на границе с Македонией — РП) возникли трения. Король Греции, будучи диадохом (титул греческих монархов, происходящий со времен Александра Македонского — РП), в 1912 году вошедший в Салоники во главе своих войск, очевидно, еще не позабыл о тех трудностях, которые ему преподнесло соседство со вчерашними союзниками и нынешними заклятыми врагами. А потому он прекрасно понимает, что, какие бы симпатии к нему ни испытывал Вильгельм II, присутствие союзников [на территории Греции], в конечном счете, является для него гарантией безопасности.
Возможно, вскоре он [Константин] полюбит нас на деле так же искренне, как он нас любит на словах, и сумеет доказать свою любовь. Все может произойти.
А. Фиц-Морис (A. Fitz-Maurice)
Перевод с французского Сергея Федюнина
темы
3 мин