Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Пресса
Пресса

La Vanguardia: на линии фронта демократии быть не может

«Россия отдана на милость Ленину и его оравам, гигантская империя надорвалась и соскользнула в пропасть»

Елена Коваленко
6 мин

Передовица газеты La Vanguardia от 09 ноября 1917 года 

La Vanguardia
Пятница, 9 ноября 1917 года, Барселона, Утренний выпуск № 16 160
Гражданская война
Петроград, 8 ноября: Позавчера и вчера продолжалось обострение конфликта между правительством и Советом [рабочих и солдатских депутатов]. Большевики захватили центральный телефон Государственного банка, дворец княжны Марии (имеется в виду Мариинский дворец — РП) и [Временный] Совет [Российской] республики.
Значение и продолжительность нынешних событий пока трудно оценить. Большевики свободно действуют в столице, что указывает на то, что сейчас они хозяева ситуации. Они продолжают занимать различные объекты. Несмотря на это, многие правительственные службы продолжают работать в обычном режиме. Посольство Франции находится в безопасности под охраной отряда правительственных войск.
Во время ночных беспорядков были ранены порядка 30 человек.
Петроград, 8 ноября. Предпарламент принял (123 голоса "за", 102 "против") резолюцию, в которой утверждается, что причиной восстания большевиков стало промедление в передаче земель в распоряжение и управление земельных комитетов, а также неспособность добиться энергичных действий во внешней политике и обратиться к союзникам с просьбой объявить свои условия мира.
Движение большевиков
Петроград, 8 ноября. - 6-го числа в городе царило напряжение: все ждали, что большевики вот-вот что-то предпримут. До позднего вечера ничего существенного не происходило за исключением того, что на улицах людно: скопление войск в разных частях города привлекает множество любопытствующих прохожих. Военное начальство вызвало дополнительные части для укрепления [Петроградского] гарнизона, в том числе и женский батальон. У населения реквизированы автомобили.
Передовица газеты La Vanguardia от 09 ноября 1917 года
Делегаты от [Петроградского] Совета поехали в Петергоф — призывать местных чиновников не подчиняться приказам правительства. Их попытки оказались тщетны; чиновники пригрозили задействовать местный гарнизон.
Кадеты и офицеры без происшествий вошли в Петроград под охраной патруля. Большевики в свою очередь продолжают занимать позиции. Смольный институт, в котором заседает [Петроградский] Совет, по-прежнему находится под вооруженной охраной.
Cовет и Генеральный штаб
Петроград, 8 ноября — Согласно вновь поступившим сведениям, конфликт между ВРК (Военно-революционным Комитетом) Петроградского совета и Главным штабом Петроградского военного округа развивался следующим образом:
Вечером 4 ноября члены комитета пришли в Главный штаб и потребовали права участия во всех военных совещаниях, а также чтобы все приказы отныне скреплялись подписью одного из комиссаров ВРК. Командующий Петроградским военным округом полковник Полковников отказался выполнять эти требования. Тогда Комитет созвал срочное гарнизонное совещание, где было составлено и передано телеграфом обращение ко всем военнослужащим в столице, в котором заявлялось, что штаб Петроградского военного округа не признал Комитет и тем самым порывает с революционным гарнизоном и Петроградским советом рабочих, и становится прямым орудием контрреволюционных сил. Также сообщение призывает солдат не подчиняться никому, кроме ВРК.
В это же время ВРК публикует обращение к солдатам и рабочим Петрограда, в котором заявляет об окончательном и не подлежащем никаким обсуждениям назначении военного командования и специальных комиссаров.
Узнав о действиях Комитета, члены Временного правительства потребовали отозвать обращение. Однако Комитет не подчинился и, решив не отступать, вызвал несколько пулеметных расчетов для охраны. В надежде на мирное разрешение конфликта Временное правительство решило не прибегать к оружию.
Вчера вечером во время заседания правительство постановило считать деятельность Комитета противозаконной и поручило министру юстиции приступить к задержанию его членов. Затем прошло совещание с военным руководством Петрограда, на коором обсуждалась необходимость принять все возможные меры безопасности на тот случай, если начнется вооруженное восстание.
Дополнительная информация
Петроград, 8 ноября — Керенский поручил управляющему военного министерства провести тщательнейшую проверку всех действий генерала Верховского за время его пребывания в должности военного министра. <…>
Объявлены назначения
Петроград, 8 ноября — Вчера временное правительство поручило [министру финансов] Терещенко, [министру продовольствия] Прокоповичу и генералу Яковлеву представлять Россию на парижской конференции союзников [по Антанте].
La Vanguardia
Суббота, 10 ноября 1917 года, Барселона № 16.161
Россия идет ко дну
В России произошло нечто чрезвычайное: большевики взяли столицу, Керенский свержен, [Петроградский] Совет выпустил заявление о своих намерениях подписать мир, раздать земли крестьянам и созвать Учредительное собрание. То, чего старался не допустить [генерал] Корнилов; то, чего так опасался Алексеев (бывший начальник штаба Ставки верховного главнокомандующего царской армии, в марте-мае 1917 года главнокомандующий — РП) и все патриоты России, все же случилось: Совет подчинил себе все активные силы страны. Россия отдана на милость Ленину и его оравам, гигантская империя древних царей надорвалась в последней попытке спастись и соскользнула в пропасть.
Передовица газеты La Vanguardia от 10 ноября 1917 года
У нас нет точных сведений, что происходит в России. Но нет никаких сомнений, что по улицам Петрограда опять, пусть и не рекой, но потекла кровь: большая часть войск перешли на сторону Совета, и их достаточно, чтобы и эта революция окрасилась в красный цвет. Невозможно силой оружия свергнуть правительство, отставить Главный штаб армии и захватить центральные городские учреждения, не заплатив за это человеческой кровью. Большевики одно за другим захватили здания телеграфа, Госбанка, дворец великой княжны Марии и Совет республики, взяв ситуацию в городе под свой контроль.
До недавних пор сообщения телеграфного агентства «Гавас» (одно из первых в мире новостных агентств, основанное во Франции в 1832 году, на базе которого позже было создано агентство «Франс-пресс» — РП) оставались весьма туманными, но сейчас в них читается страх за свою судьбу, который, вероятно, испытывают в английском и французском посольствах в Петрограде. Полнейшая анархия, которая царит в маленьких провинциальных городках и селах, где во всю грабят, жгут и убивают (причем газеты об этом почти не пишут), добралась наконец и до столицы. Не сумев прийти к власти при помощи обычных политических механизмов, [Петроградский] Совет без малейших колебаний решил снести всю систему целиком, и эти безумные толпы собираются править страной.
Во многом в этой катастрофе виновны вожди русской революции, в том числе и сам Керенский, ведь России, возможно, предстояло долго еще жить под железной рукой монархии, а за полвека нигилистских бредней и революционных экспериментов русский народ, на который водка оказывает куда большее воздействие, чем слова и буквы, никто так и не обучил политической грамоте. Это тот же самый народ, который на заре своей истории призвал князей-варягов, отправив к ним знаменитое письмо, от которого принято отсчитывать историю российской государственности: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: приходите княжить и владеть нами».
Не стоит забывать, что пока революционеры делают свое грязное дело, народ в ужасе провожает своего царя в изгнание, распевая молитвы. И лик царя является ему теперь на снегу так же, как раньше в пучинах рек являлись древние идолы, опрокинутые фанатичным тираном [Владимиром Красно Солнышко]. «За грехи наши! За грехи наши тяжкие!» — причитает русский народ, точно как в страшные времена монгольского нашествия.
Несмотря на свои огромные территории, в этой войне Россия стала такой же жертвой внешних сил, как маленькие государства, которыми большие коалиции пожертвовали ради своих собственных интересов. Размер территорий мало что значит, если живущий на них народ пребывает в первобытном невежестве. Блеск цивилизованных центров России ввел весь мир в заблуждение. За Петроградом и Москвой, где живут, как в Париже, простирается все та же бескрайняя Русь, что и во времена первого Романова — Петра Великого, который сумел придать мощь, величие и стабильность своей огромной империи, будучи самым деспотичным из всех русских царей. Давайте сравним творение Петра Великого с творением современного апостола свободы, лирика Керенского, и обратимся к последствиям.
Газета La Vanguardia от 23 октября (08 ноября) 1917 года
Керенскому ни в коем случае не следовало выступать против Корнилова (Корниловский мятеж 25-31 августа 1917 года, попытка установления в стране жесткой и сильной власти — РП), обладавшего ясным видением будущего. Единственный способ спасти все то, чего добилась революция, — это восстановить железную дисциплину до окончания войны. На линии фронта демократии быть не может. Нельзя сказать солдату: «Ты свободен», — а потом прибавить: «Ты должен пойти на смерть, если так прикажет твой генерал». Демократию нужно было приберечь до тех пор, пока враг не будет нейтрализован. Сначала война любой ценой, а потом уже мир и свобода, только так удалось бы спокойно реформировать новый демократический режим, не опасаясь вражеского вторжения.
Корнилов понимал, что главное — война и национальная честь, Керенский хотел все сразу: и войну, и демократию, большевики были поскромнее: их вполне устраивала анархия. Но анархия плохо совместима с войной и связанными с ней огромными лишениями, поэтому большевики тоже высказались за мир, который для России равнозначен национальному самоубийству. До прихода татаро-монгол Россия была раздроблена на множество княжеств, и как знать, быть может, скоро явятся правители, не уступающие в жестокости Ивану III, Ивану IV или Петру Великому, и вернут России ее былое величие.
В качестве предлога для того, чтобы выйти на улицы и окончательно уничтожить последние остатки порядка в стране, большевики выбрали так называемый аграрный вопрос. Несколько удивительно, что комитет городских рабочих проявляет такой живой интерес в судьбах крестьян, тех самых русских крестьян, которые с XVI века живут общиной и умеют самостоятельно решать земельные вопросы с помощью институтов автономной администрации. Аграрный вопрос — проблема чрезвычайно сложная для любого организованного правительства, а большевики хотят решить ее самым простым способом — переделом собственности.
Безусловно, любые решения, принятые большевиками, не могут быть окончательными и бесповоротными, страны Антанты ни за что не признают правительство большевиков, зная, что Ленин и его сподвижники первым делом хотят заключить мир с Германией и Австро-Венгрией. Что касается Центральных держав, которым катастрофа в России только на руку, им все равно, с кем подписывать мир: с большевиками или с каким-нибудь более престижным правительством, потому что Россия после того, как будет объявлено о прекращении боевых действий, скорее всего, в войну больше не вступит, ведь у России и дома полно проблем, а русский народ больше не захочет проливать кровь на поле боя.
Как бы то ни было, по поводу внутренней политики нельзя строить никаких прогнозов. Судя по чудовищному хаосу, в который погрузилась Москва, Россия, словно повинуясь закону тяготения, кренится в сторону мира, и, кажется, падение уже неминуемо. И если правительство Керенского действительно пало, вместе с ним в России закончится и всякое влияние союзников [по Антанте]. Самое серьезное поражение Антанта терпит от демократии. Это чудовищный парадокс, о котором наверняка еще долго будут писать многие мыслители.
Перевод с испанского Якова Подольного
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин