Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Пресса

Le Figaro: в дипломатическом отношении Сербия находится в безупречной ситуации

Политические круги в Вене закрывают глаза на происходящее насилие в Боснии

Елена Коваленко
3 июля, 2014 19:51
4 мин

Передовица газеты Le Figaro от 03 июля 1914 года

Le Figaro Пятница, 3 июля 1914 года, Париж
СЕНАТ. Подоходный налог. Вчера в Сенате [верхняя палата парламента Франции] началось обсуждение новых статей, которые Национальная Ассамблея [нижняя палата] внесла в закон о государственном бюджете и которые подразумевают введение персонального подоходного налога. Стоит отметить, что Сенат согласился с желанием нижней палаты, проголосовав подавляющим большинством голосов за введение этих норм в текст закона. Дебаты были очень оживленными, в некоторые моменты даже жаркими. Сторонники и противники налога были весьма красноречивы. <…>
ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА. Тогда как вчера Сенат сделал плохое дело, введя статьи о подоходном налоге в закон о госбюджете, в Национальной Ассамблее активизировались многочисленные сторонники пропорционального представительства. Нижняя палата провозгласила практически единогласным голосованием «готовность провести избирательную реформу». <…> В стране все ощущают, что больше нельзя жить с системой гнилых местечек, что нужно покончить с режимом правления маленьких групп и персональных интересов. <…>
КОЛОНИИ. Телеграфное сообщение между Францией и Алжиром. В свете важнейшего с практической точки зрения опыта, телеграфное сообщение между Францией и Алжиром было в последние дни значительно улучшено. <…>
Антисербские демонстрации, продолжающиеся в разных уголках Австро-венгерии, похоже, приобретают такой масштаб, что правительство монархии не может не уступить протестующим. В Сараево толпы мусульман разграбили сербские магазины, а полиция, которая столь плохо позаботилась о безопасного наследника австрийского трона [эрцгерцога Франца-Фердинанда], вмешалась лишь тогда, когда все что можно уже было разграблено. В Аграме [немецкое название Загреба, столицы Хорватии] наиболее агрессивные хорваты разбили витрины сербских магазинов и разгромили несколько кафе. В столице Хорватии подобное происходит не впервые. Около десяти лет назад во время своего путешествия по Австро-Венгрии я побывал в Аграме как раз на следующий день после аналогичных беспорядков.
Все это не стоило бы воспринимать как трагедию, если бы не было ощущения, что политические круги в Вене просто закрывают глаза на происходящее насилие. Это делается элитами для того, чтобы тем самым придать себе вид людей, прислушивающихся к разъяренной публике.
Передовица газеты Le Figaro от 03 июля 1914 года.
Передовица газеты Le Figaro от 03 июля 1914 года.
В юридическом и дипломатическом отношении Сербия находится в безупречной ситуации. Ни одна страна не может нести ответственность за преступление, совершенное отдельными индивидами за ее пределами, притом столь серьезное преступление [убийство эрцгерцога]. Это настолько очевидно, что спорить тут просто не о чем. Если бы австрийская полиция действительно обнаружила ведущие в Сербию следы некоего заговора, ей было бы достаточно официально заявить об этом сербским властям. Нет сомнений, что они даже без соответствующего запроса сделают все для того, чтобы содействовать расследованию преступления. Так же бы поступила любая цивилизованная страна.
Напротив, пытаться извлечь что-то иное из этого ужасного покушения, сделать из него дипломатический скандал, было бы очень плохим поводом [для войны]. К счастью, пока ничто не говорит о наличии подобных планов у руководства австро-венгерской монархии. Если бы австрийское правительство захотело затеять полномасштабную войну во время балканского кризиса [1912-1913 годы], искать поводы долго бы не пришлось. Мир был сохранен лишь благодаря двум факторам: во-первых, мудрости и благоразумию престарелого Императора [Франца-Иосифа], озабоченного тем, чтобы не омрачить последние годы своего длительного правления общеевропейским конфликтом; во-вторых, позицией Германии, сдерживавшей пыл австрийцев и не перестававшей советовать Вене проводить политику мира. Эти два фактора не утратили своей силы и сегодня.
Не стоит также придавать особого значения излишней категоричности некоторых берлинских изданий. Уже сегодня многие немецкие газеты сменили тон на более спокойный. Но пока еще не все: директива свыше [о прекращении нагнетания политических страстей] пока не была дана. Именно поэтому можно воспринимать раздражение австрийцев без опасения за возможные серьезные последствия. Все свидетельствует о том, что это раздражение будет скоротечным! 
Раймон Рекули (Raymond Recouly)
Газета Le Figaro от 03 июля 1914 года.
Газета Le Figaro от 03 июля 1914 года.
Вена, 2 июля. Говорят, что Император [Франц-Иосиф] вчера принял графа Берхтольда [министр иностранных дел Австро-Венгрии]: длительная аудиенция была посвящена расследованию сараевского убийства и возможному запросу в отношении Белграда. В газете Pester Lloyd утверждается, что вопреки имеющейся информации о том, что запрос австро-венгерского правительства в отношении Белграда скоро будет или даже уже был направлен, осведомленные источники утверждают, что решение еще не принято. В газете Fremdenblatt говорится, что новость, опубликованная некоторыми изданиями о том, будто, дипломатическая миссия Сербии в Вене могла предупредить о готовящемся покушении [на эрцгерцога Франца-Фердинанда], лишена всяких оснований. Газета Nouvelle Presse Libre сообщает, что вернувшиеся из Сараево члены свиты погибшего эрцгерцога рассказывают, что против него готовились и иные покушения. Так, под столом в помещении, где должен был состояться обед по возвращению в конак [дворец], были найдены две бомбы с часовым механизмом. Третья бомба была спрятана в камине спальной комнаты эрцгерцога.
Белград, 2 июля. Общественное мнение взбудоражено сообщениями из Боснии о том, что сербов притесняют, подвергают произвольным задержаниям, а их имущество разграбляют. Молодежь Белграда собирается организовать большую демонстрацию.
Будапешт, 2 июля. По сообщениям вечерних газет, Милан Прибичевич, секретарь пансербской ассоциации «Народная оборона», и высокопоставленный сербский офицер могли участвовать в покушении [на Франца-Фердинанда]. Именно благодаря им исполнители покушения якобы смогли раздобыть бомбы. Тем не менее, однозначного подтверждения этом нет. Когда-то Милан Прибичевич был офицером австро-венгерской армии. Ранее он был приговорен к тюремному заключению по делу Аграма [о беспорядках в Загребе], однако попал под амнистию.
Вена, 2 июля. Газета Wiener Allgemeine Zeitung рассказывает о признательных показаниях, сделанных Чабриновичем — автором первого покушения [на Франца-Фердинанда 28 июня]. Несколько недель назад в одном из белградских кафе он увидел в газете сообщение, что эрцгерцог прибудет в конце июня в Сараево. Он показал газету [Гаврило] Принципу, который играл там же в карты. На следующий день они встретились в парке, где и приняли решение пожертвовать собой ради родины, убив эрцгерцога, герцогиню Гогенберг и их свиту.
Для того чтобы раздобыть бомбы, они обратились к Милану Прибичевичу, бывшему австро-венгерскому офицеру, дезертировавшему в 1906 году, а ныне приближенному главы генштаба сербской армии и секретарю пансербской организации «Народная оборона». Прибичевич направил их к деятелю националистического подполья Сиганевичу, который раздобыл для них шесть бомб и револьверы, а также цианистый калий для того, чтобы они могли совершить самоубийство после покушения. Чабринович и Принцип нашли в Белграде третьего компаньона — студента Трифко Грабеча. Все трое поодиночке отправились в Сараево. Бомбы и пистолеты преступники получили в день покушения [28 июня] в 10:30 утра в местной кондитерской, которой владел некто Блейнич. Сегодня Грабеч и Блейнич были арестованы. Поскольку расследование проводится в условиях секретности, уверенности в достоверности этих данных нет.
Вена, 2 июля. Официально объявлено, что эрцгерцог Фридрих, тесть принца Гогенлоэ, нового посла [Австро-Венгрии] в Берлине, заменит эрцгерцога Франца-Фердинанда на посту генерального инспектора армии и флота. Издание Militaerische Rundschau сообщает, что военная канцелярия убитого эрцгерцога подлежит упразднению, а высший командный состав армии будет ротирован. Выбором кандидатур займется лично Император. <…>
Вена, 2 июля. Линкор Viribus-Unitis, на борту которого находились тела эрцгерцога Франца-Фердинанда и герцогини Гогенберг, прибыл в среду вечером в Триест в сопровождении эскадры. Покрытые военными штандартами гробы были доставлены на вокзал на катафалках, запряженных шестерками лошадей, при большом стечении народа. На отпевании над телами эрцгерцога и герцогини, которое состоится завтра в 4 часа пополудни в часовне Хофбурга [резиденция австрийских Габсбургов], будут присутствовать император Франц-Иосиф, принц Прусский Генрих, члены императорской фамилии, герцоги Альберт, Филипп-Альберт, Альберт-Евгений, а также Ульрих Вюртембергский и принц Альфонс де Бурбон с супругой. Дети эрцгерцога и герцогини останутся в Хлумеце [небольшой город и замок в Чехии] и будут привезены в Вены лишь в субботу утром.
Газета Zeit сообщает, что новый наследник трона [эрцгерцог Карл-Франц-Иосиф, внучатый племянник императора Франца-Иосифа], скоро получит высокий пост в военно-морском флоте. К нему будет приставлен офицер, который должен ввести наследника в курс дела.
темы
4 мин