По состоянию на 7 июля 10:30
Заболевших694 230
За последние сутки6 368
Выздоровело 463 880
Умерло10 494
Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Пресса

Deutsche Kriegszeitung: в Польше немецкую кавалерию встретили ликованием

В Германии начали издавать «полную историю мировой войны в картинках и текстах»
Елена Коваленко
5 августа, 2014 14:14
6 мин
Газета Deutsche Ariegszeitung от 16 августа 1914 года
Deutsche Kriegszeitung (Немецкая фронтовая газета)
Иллюстрированный еженедельник, издаваемый  Berliner Lokal-Anzeiger
16 августа 1914 года, №1
К нашим читателям!
Мы предлагаем немецкому народу иллюстрированный еженедельник Deutsche Kriegszeitung — полную историю мировой войны в картинках и текстах. Мы будем публиковать здесь описания боевых действий на границах Австрии и Германии, а также действий военно-морского флота, сопровождая их рисунками, фотографиями и картами, чтобы читатели были в состоянии в любой момент сориентироваться в информации о положении на фронтах. Мы также рекомендуем вам сохранять номера этой газеты, которые в совокупности представляют собой памятник героической борьбы нашего народа. Сегодняшний первый номер посвящен событиям, происходящим на западных границах, а также на море. Кроме того, речь пойдет о все возрастающем воодушевлении, которое охватило и сплотило между собой все сословия – богатых и бедных, старых и молодых.
Издательство и Редакция
Из великой эпохи
От одного старого прусского офицера
Весь цивилизованный мир содрогнулся от ужаса и отвращения, услышав выстрел оружия убийцы в Сараево, свинец которого унес многообещающего престолонаследника нашего любимого братского государства и его грациозную супругу. Когда с каждым днем становилось все яснее, что жизни этих двух благородных людей были принесены в жертву подлому политическому заговору, тщательно запланированной диверсии, а вовсе не безумным идеям невменяемой личности, этот ужас превратился в дикий, яростный гнев. А когда в ходе расследования выяснилось, что в этом безобразии с разной степенью активности участвовали офицеры и госслужащие Сербии, то уже невозможно было унять возмущение в отношении славянского народа, история которого в последние десятилетия становилось все ужаснее, все кровожаднее.
Пока эти не чурающиеся никакого убийства сербы проливали кровь в собственном доме, можно было ограничиваться лишь презрением к ним. Пока они чинили насилие и убийства на войне, от отвращения можно было про себя подумывать о возмездии. Теперь же, когда на службу коррумпированной пропаганды было поставлено оружие и направлено против благороднейших правителей Европы, каждая рука, как полагают в Австрии и Германии, должна сжаться в кулак, чтобы поразить этот народ-убийцу.
Газета Deutsche Kriegszeitung от 16 августа 1914 года
Но мы ошиблись. Мы были слишком искренни и слишком сильны духом, чтобы предвидеть, что у наших противников из Антанты за торжественно высказываемыми соболезнованиями этому ужасному убийству скрывается нетерпеливое желание из пролитой Сербией крови сколотить политический капитал, принеся при этом в жертву бесчисленные человеческие жизни.  Дружественные визиты главы республики к самодержцу и властителю так называемого «самого свободного народа», смотр флота в Англии, высокопарные, но переполненные желанием сохранить мир речи должны были произвести впечатление, что все стремятся сделать все от них зависящее и Антанта жаждет только лишь мира. А в действительности эти три державы Антанты уже были готовы к тому, чтобы напасть на собирающуюся наказать сербов Австрию и ее верного брата по оружию — Германию. Наши ум и сердце такую низость предвидеть не могли. С удовлетворением взирали мы на то, как Австрия пыталась мирным путем положить конец взрывоопасным поступкам сербских убийц и подстрекателей. Кто должен был это предотвратить? Мог ли русский царь встать на сторону убийц только лишь потому, что они славяне? И если панславизм был насквозь отравлен, мог ли он вместе с французами, взявшими убийц под защиту, не сдержать слово чести? И даже если бы невероятное стало возможным, такая аристократичная нация как англичане, такой благородный самодержец как король Георг, такой чуткий и корректный министр как сэр Эдуард Грей, разве не отвернулись бы с негодованием от обоих государств?
Веря в честные взаимоотношения, мы и представить не могли, что все может быть по-другому. Более того, союзники царя были готовы не только встать на сторону убийц, они даже были готовы и врать нам до последнего момента, втайне вооружаясь, пока мы их маску благородных и порядочных людей воспринимали как проявление подлинных чувств. Нам не нужно повторять, как царь призвал кайзера в посредники, чтобы выставить нас жертвами безопасности Антанты. Нам не нужно напоминать, как российские государственные деятели, дав честное слово, обманули нас. Но мы можем с гордостью вспомнить, как решительно отреагировал кайзер, мгновенно распознав надвигающуюся страшную угрозу, перед которой оказалась германская раса.
Отступать от опасности не в правилах немцев.  Уклоняться от наложенных обязательств не в правилах Гогенцоллернов, иначе это может привести к большой опасности. Вот так настал великий момент объявления военного положения. Но, конечно, народу этого было мало. Он ожидал мобилизации. Мог ли он знать о том, что лжецы с Невы продолжают уверять кайзера в своем миролюбии. Мобилизация довольно скоро последовала за объявлением военного положения, и как раз вовремя, таким образом в последний момент нарушив дьявольские планы Антанты.
Надо было видеть тот восторг, что охватил народ при объявлении мобилизации 1 августа 1914 года. Где остался теперь оппозиционный Его Величеству Берлин? Где осталось неповиновение социал-демократов, что годами мололи всякий вздор в Англии? Где остались сомнения ярых критиканов? Для народа, как и для кайзера, не существует больше никаких партий. Счастье сияло на лицах толпы, возвращавшейся от дворца. С каким трепетом и с какой силой людское море пело старые патриотические песни, что объединили нас как старых знакомых прошлых великих времен и преисполнили гордостью! Кто в эти дни не проникся любовью к отечеству, услышав речь кайзера, обращенную к жителям Берлина, кто в эти дни не проникся духом немецкого орла, прусского орла, орла воинствующих Гогенцоллернов?! Дети никогда не забудут эти удивительные дни всеобщего воодушевления, эти дни безграничной преданности кайзеру и отечеству. Для стариков они станут причастием на все время нашего мирового паломничества.
Газета Deutsche Kriegszeitung от 16 августа 1914 года
Мобилизация удалась. Конечно, она удалась, потому что мы основательные люди и своей основательностью славимся по всему миру. За границей над этой основательностью подтрунивают, но она дала нам все, чего нам хотелось, в то время как элегантная халатность французов и бесконечная недобросовестность русских не обеспечили их армиям необходимого.
Ну и пусть насмехаются над нашей педантичной основательностью. Что им еще остается? Подражать нашей основательности они не смогут так же, как и нашему патриотизму. Найдется ли во Франции или в России столько добровольцев, сколько в Германии, такое огромное количество которых власти едва в состоянии сдерживать. Понятно, что нет. Россия всегда поставляла множество дезертиров, а французов, по всей видимости, можно уже отлавливать так, как это было в 1870 году (во время Франко-прусской войны –— РП).
И так потянулись с кличами и песнями на войну наши «серые мальчики», как мы будем называть их отныне и впредь, и очень скоро доказали они, что достойны своих отцов. Давайте посмотрим, что им уже удалось выполнить:
Пруссаки и русские
На востоке провинции Восточная Пруссия краешком соприкасается с российскими областями. Расквартированные там, на юге и на востоке, русские кавалеристские полки угрожали нам вторжением. Но не стоило слишком опасаться, что страну заполонит вражеская кавалерия, так как еще со времен Русско-японской войны известно, что прошли те дни, когда молодцеватостью русской кавалерии и казаков восхищались, и боялись ее.
Впрочем, против ожидания, на прусско-русской границе оказались немецкие войска, которые начали наступление 2 августа 1914 года. В тот же день немецкие пограничные войска в городе Люблинец (город на территории нынешней Польши, входивший в состав Восточной Пруссии — РП) также перешли границу и заняли популярный среди паломников город Ченстохова, но не из-за святости этого места, а потому, что это узловой пункт на пересечении нескольких крупных железнодорожных путей. В отместку русские заняли Эйдкунен (ныне поселок Чернышевское Нестеровского района Калининградской области России — РП). Но это удовольствие продлится недолго. Нападение на железнодорожный мост через Варту было отбито в тот же день, удалось защитить от казаков и вокзал Милослава.
Но действия русских 2 августа тем самым себя не исчерпали. Было замечено их передвижение в направление Йоганнесбурга и прервали телефонную связь между городами Луков и Биала. Незваные русские гости 3 августа появились близ Мемеля (современная Клайпеда — РП), но были отброшены городскими подразделениями. Восточно-прусский ландштурм испытал невероятную радость, захватив первых русских пленных уланов, которых отправили в крепость Кёнигсберга.
Но, если до 4 августа русские кавалеристы успешно демонстрировали свою удаль, то потом немецкая кавалерия доказала, что не хуже владеет верховой ездой. Она атаковала русский пограничный город Кибарты (ныне Литва – РП) и обратила русские войска в паническое бегство. Таким образом, русская пограничная защита была проломлена, и немецкие дозоры получили хорошую возможность проникнуть внутрь страны и увидеть, что скрывается под покровом границ. Весьма примечательно, что, наблюдая за происходившим сражением, русская кавалерийская дивизия бездействовала. И такое явление среди русской кавалерии наблюдается часто. А дерзкие вылазки наших отрядов дали превосходную возможность ознакомить нашу армию с особенностями русской кавалерии. Прежде всего удалось узнать, что, если русские наталкиваются на энергичное сопротивление, они просто поворачивают назад. С помощью такой ложной атаки 4 августа в битве при Сольдау была уничтожена русская кавалеристская бригада. Полное истребление этой несчастной бригады привело к последующему отступлению [русских]. И этот успех наши войска заслужили при минимальных потерях в количестве трех убитых и 18 раненых! Ничего удивительного, что у русских кавалерийских подразделений все больше и больше пропадает желание нападать на немецкие пограничные районы.
Газета Deutsche Kriegszeitung от 16 августа 1914 года
Русским стоит учитывать и тот факт, что во всех занятых в Польше местах немецкую кавалерию приветствовали с ликованием. Только черту придет в голову въезжать верхом в чужую страну, если за спиной у него начинаются восстания его поданных. <…> Некоторые офицеры русской кавалерии 5 августа еще совершали отчаянные набеги на Швидерн, восточный Йоганнесбург, на Гродткен, что между Лаутенбургом и Сольдау. Но дать серьезное сражение они так и не решились и вновь отступили к своим границам. Судя по всему, подобно знаменитому генералу Куропаткину в Маньчжурии, они могли довольствоваться только теми боями, в которых потери были исключены.
Из-за этой очевидной слабости российских войск начались брожения среди польского населения. Поляк горделив, и он мог только стыдиться того, что ему так долго приходилось подчиняться такому слабому режиму. Во всяком случае, 5 августа в Кракове к польским мужчинам и женщинам был обращен призыв чинить русским как можно больше препятствий. А немецкая кавалерия тем временем не прозябала в праздности, и 5 августа выступила из Калиша в Вилун, где даже была встречена восторженными криками местных жителей.
Остатки мужества, кажется, окончательно покинули русских. Так, 6 августа 3-я русская кавалеристская дивизия попыталась пересечь границу южнее Эйдкунена, но тут же отступила, стоило немецкой коннице лишь появиться. А на занятых русско-польских территориях немцы начали спокойно, как будто бы и не было здесь никакой русской кавалерии, восстанавливать разрушенные ею железнодорожные пути.
Огромную радость в Вене и в Берлине вызвало поступившее 9 августа известие о том, что энергично наступающая с территории Галиции австрийская кавалерия соединилась с немецкими пограничными войсками. И теперь они продвинулись далеко вперед на территорию русского врага.
Только отшумела эта радостная весть, как за ней пришла другая. 9 августа под Биалой, восточнее Йоганнесбурга, русская кавалерия атаковала вновь,  но схватка ей не удалась. Наши пограничные подразделения, вооруженные восемью орудиями и снабженными боеприпасами, мужественно дали русским отпор, наглядно им показав, что с нашими восточно-прусскими ребятами шутки плохи. Еще одно доказательство этому привели три роты ландвера, которые в Шмаленингкене (современный город Смалининкай в Литве — РП), в трех милях от Тильзита, вынудили к отступлению три русских роты, среди которых одна была пулеметной. Ох уж эти окаянные бойцы ландвера! Даже пулеметами их не проймешь! Пограничники Эйдкунена скоро вновь должны повторить свой успех и доказать русским, что им нечего делать по эту сторону русской границы.
Перевод с немецкого Екатерины Буториной
темы
6 мин