Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Пресса
Пресса

АВС: избранность — тоска слабых, превращенная в гордыню

«Если Россия жаждет преобразить весь мир, она только попусту растратит силы»

Елена Коваленко
2 мин

Передовица газеты ABC от 21 апреля 1918 года. 

ABC
Воскресенье, 21 апреля 1918 года, Мадрид № 4683
В России
Спустя пять дней после разгона Учредительного собрания (которое состоялось 19 января 1918 года — РП) состоялось открытие Третьего съезда советов. Гражданин Свердлов, тот же самый Свердлов, который открывал столь недолговечное Учредительное собрание, теперь открыл съезд в парадном зале Таврического дворца следующим заявлением:
«Сегодня здесь присутствует 625 народных делегатов, третий съезд численностью превышает два предыдущих, и я объявляю его открытым».
С осуждением империализма воюющих держав по очереди выступают представители интернационального социализма. Потом слово берет моряк по фамилии Елесмаков (так в газете, на самом деле это был матрос Железняков, он же Железняк — РП) и выступает с речью — грубой и агрессивной:
«Мы приехали сюда, в Петербург, чтобы раз и навсегда отрубить голову буржуазной гидре. Буржуазный режим должен захлебнуться так же, как захлебнулся царизм. И если нужно будет расстрелять десять тысяч человек, мы сделаем это без малейших колебаний. Мы не станем колебаться, даже если нужно будет расстрелять миллион человек».
Передовица газеты ABC от 21 апреля 1918 года.
Все аплодируют этому озверевщему человеку, затем на трибуну выходит Троцкий. Глаза у него сверкают как у тигра, черная как смоль, всклокоченная шевелюра обрамляет его загадочное лицо. Он сравнивает российский пролетариат с западным и говорит, что западному пролетариату победить будет труднее, потому что буржуазия там сильнее и лучше организована. После этого он переходит к серьезным заявлениям:
«Распустив Учредительное собрание, мы нарушили принципы демократии, но мы сделали это во имя высших принципов — принципов социалистической революции. Учредительное собрание ничего не собиралось учреждать, оно собиралось подавлять. Подавление — вот истинная его задача. Только этот съезд является истинным и единственным учредительным собранием русского народа. Именно мы призваны совершить величайший рывок в истории человечества. Спасти Россию может только революционный класс. Ему нет дела до пустых разглагольствований, он смотрит в глаза другим классам и говорит им: «Остерегайтесь». Наш пролетариат никогда не откажется от своего долга и осуществит свою трудную миссию.
Русский пролетариат — авангард мирового рабочего класса, и это почетное звание во сто крат увеличивает его мощь».
Заносчивый тон Троцкого напоминает высокомерие и пафос народного трибуна, выигравшего дело. И так оно и есть, к тому же он искренне верит в свою великую миссию. Несмотря на свое еврейское происхождение, народный комиссар внешней торговли (на самом деле Троцкий тогда занимал пост комиссара по иностранным делам — РП) разделяет мессианство иллюминатов и великих русских писателей. Некоторые виды, привитые в неволе странной смесью религиозных идей, предрассудков и жажды правосудия, впадают в мессианство. В сибирских степях, в монастырях, где долгие годы будущие старцы готовятся проповедовать и творить чудеса, в среде монахинь, сектантов и фанатиков абсолютизма коренится эта мессианство — вера в то, что судьба России — мировая духовная гегемония. В сознании всех славянских народов живет это социально-религиозное чаянье. Наиболее красиво и возвышенно сумели его выразить поляки. Гениальные мистики, народные певцы и пророки — Мицкевич, Красинский и Довеанский верили в эту избавительную миссию и воспевали ее. В изгнании они страдали вместе с миллионами своих братьев, порабощенных Россией, Австрией и Германией. Они возвысили свои души до небес, ибо верили, что мученический путь их родины откроет им путь в вечное будущее. Что бессмертное сияние их гения, что их добродетель превратят Польшу в проводника, в спасение для других народов.
Газета ABC от 21 апреля 1918 года.
Сколько искренности, сколько идеализма в этой печальной надежде, в этом уповании на некую высшую запредельную награду! Но когда слышишь мессианские речи из уст одного из вожаков революции — когда Троцкий говорит: «Мы призваны совершить величайший рывок в истории человечества», — напрашивается другой комментарий.
Да, самый разрушительный социальный порыв — не мировой истории, а российской, который только здесь можно хоть как-то понять и объяснить, содержит в своих пульсирующих недрах гнилой плод своего собственного триумфа. Если Российской Федеративной Республике удастся направить в единое русло взбунтовавшиеся воли каждого из племен, проживающих на ее территории, то у нее появится шанс нормализовать внутреннюю и внешнюю обстановку. Но если она жаждет преобразить весь мир — она только попусту растратит свои силы, ломая копья в чужеземных краях. Большевизм со всей его бессвязностью, перегибами и антибуржуазным ребячеством, будучи перенесен на чужую почву, даст жалкие смехотворные всходы, он вызовет лишь легкий жар, потому что, когда правительственные органы сбиваются с ритма, нация деградирует и умирает. Вот что думают нации со здоровыми инстинктами, нации, где к числу свободных граждан принадлежат и рабочие, и ремесленники, и крестьяне, где труд облагораживает людей — как в моей родной Испании.
Избранность — это тоска слабых, превращенная в гордыню.
София Касанова, Санкт-Петербург, январь 1918 года.
Перевод с испанского Якова Подольного
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин