Пресса
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Пресса

ABC: русским войскам крайне не хватает артиллерии

Победа австрийцев и немцев представляется невероятной
Елена Коваленко
14 октября, 2014 13:59
6 мин
Газета ABC от 27 июля 1915 года
Суббота, 24 июля 1915 года, Мадрид
Поле боя
(Наш коллега Хуан Пухоль, пережив немало трудностей на своем пути, добрался до русско-австрийского фронта, откуда и продолжает свою интереснейшую хронику).
Город [Львов, только захваченный австро-венгерскими войсками] красуется в праздничном убранстве, когда мы выходим на улицу в ранний утренний час. Сейчас очень хорошо видны самые примечательные здания: опера, парламент, университет. Постройки сильно отличаются от остальной Галиции, и по-настоящему превращают Лемберг (немецкое название Львова — РП) в столицу. Улицы узкие и хорошо вымощены. Очень много современных зданий, маленьких площадей с садиками, есть прекрасно ухоженный парк.
У дверей отеля Хорхе сталкивается с группой солдат.
— Что происходит?
— Должны прибыть генералы Бём-Эрмоли и фон Макензен, так что эти подразделения должны их приветствовать.
Толпа напирает на ряды солдат. Немного погодя появляется автомобиль, а в нем — знаменитый баварский генерал. Он намного выше, чем мы его представляли, когда видели в машине. Гости направляются в отель, при этом на генерала дождем сыплются цветы, а приветствия весьма его растрогали. Он чувствует своим долгом выйти на балкон, и крики «Виват» и аплодисменты не умолкают. Мы отправляемся осмотреть поле битвы, где он вчера сражался, в 4 километрах к северо-востоку от города в направлении Ржельны Польски. В этой поездке компанию нам составляет аргентинский консул.
Празднично одетые крестьяне стекаются к городу со всех сторон. На улицах люди приветствуют и кричат здравицы лейтенанту Риппелю, ведущему нашу машину, и его солдатам. Войска и транспорт стягиваются в Лемберг со всех направлений. Пушки, покрывала на обозных телегах, колеса автомобилей и лошадиная упряжь — все украшено цветами. Даже целая батарея орудий декорирована одинаковым цветочным орнаментом. С изумлением и уважением мы смотрим на этих монстров, покрытых брезентом, так что внешне похоже, что у них шершавая и жесткая кожа, и что они не послушные машины, а гигантские мощные животные, отдыхающие на стальных платформах, и чья ярость пробуждается только по команде их повелителей. И мы пропускаем бесконечную и удивительную процессию, чтобы пешком обойти окопы, где еще вчера храбро защищались русские.
Сейчас мне приходится бороться с желанием рассказать обо всем, что я видел, и с ужасом перед этими воспоминаниями. Эти позиции были обстреляны австрийской артиллерией. Земля взрыта, словно после нескольких землетрясений. Она покрыта пушечными осколками всех калибров, фрагментами огромных снарядов, брошенными орудиями, ручными гранатами. И окопы, которые были великолепно сделаны, а во многих местах даже укреплены цементом, теперь словно обглоданы, зияют дырами, разворочены взрывами.
— Здесь труп!
— А вот еще один!
— И еще!
Возвращаемся, полные ужаса. В одной обугленной воронке, оставшейся от попадания снаряда тяжелого орудия, нашлось семь тел и одна чудовищная человеческая голова с двумя руками и остатками торса… И так на протяжении 3-4 километров…
— Не трогайте ручные гранаты! — кричим мы шоферам.
— Осторожно, тут еще один мертвый русский!
Некоторые похожи на спокойно спящих, очень бледные, обескровленные. Другие погибли в нелепых позах, отброшенные взрывами на большое расстояние. Есть такие, кто потерял какую-то часть тела или был разорван на части.
Газета ABC от 27 июля 1915 года
Группа высоких чинов в сопровождении группы офицеров появляется, чтобы осмотреть поле битвы. Мы направляемся к ней. Среди прибывших — генералы Бём-Эрмоли и фон Макензен.
Мы представляемся генералам, и Эрмоли нас сердечно приветствует.
— Вы уже видели ваших соотечественников, которые прибыли к нам в подкрепление?
— Испанцев?
— Да, они под началом фон Макензена.
— Я не узнал новую полевую форму… Пойду побеседую с ними!
— Господа?
— Вы испанец?! — изумленно спрашивают они.
И здесь, на этом поле битвы, покрытом разорванными мертвыми телами, над которым волнами проносятся разрушительные залпы орудий, которые снова начали обстрел в восточном направлении, я пожимаю руку капитану Вальдивия, артиллеристу, прикомандированному к нашему посольству в Берлине, кавалерийскому командиру Каро и капитану инженерных войск Эрнандесу. Радость от этой встречи невозможно описать.
— Когда вы прибыли?
— Сегодня утром, а вы?
— Я — вчера. Моего коллегу из Аргентины зовут сеньор Фоппа. Мы с ним единственные журналисты, которые вчера приехали в Лемберг. Два писателя, владеющие испанским, как вы могли заметить.
Они восхищены и говорят множество теплых слов о нашем директоре и [нашей газете] «ABC». Мы долго беседуем по поводу происходящих сражений. Их авторитетное мнение подтверждает и разъясняет те осторожные выводы и предположения, к которым пришел я сам, будучи полным профаном в военном деле. Они тоже считают, что русским крайне не хватает артиллерии, и называют «чудесной» эту победу австрийско-германских войск. Но в то же время нас расстраивает не только храбрость царских войск, но и их грамотное отступление, в рамках которого они до сегодняшнего дня продолжают яростно защищаться против разрушительной артиллерии.
— Русские, как мне кажется, — говорю я, — состоят не из аморфной бесхребетной массы, которую пресса альянса с удовольствием расписывает, а, скорее, представляют собой прекрасно руководимую и организованную армию с невероятным потенциалом к сопротивлению и нападению. Это делает победу австрийцев и немцев еще более невероятной, потому что лишь они превосходят русских в силе. Но эта победа не слишком хорошая примета для других войск, с которыми еще предстоит сражаться.
С любовью поговорили и об Испании, которую время и место, в котором мы оказались, усиливают и оживляют. Если бы меня заранее не пригласили в посольство Аргентины, я бы отправился с ними.
Газета ABC от 27 июля 1915 года
— Я, в свою очередь, — заверил я офицеров, — счастлив, что мы встретились и познакомились здесь. Помимо личной симпатии, меня радует мысль о том, как много значит для Испании то, что ваше командование и руководство присоединились к этим войскам. А также потому, что со временем вы сможете рассказать, вернувшись домой, как именно «ABC» собирала информацию о войне.
Генералы осматривают укрепления. Когда мы прощаемся с соотечественниками, договариваемся о новой встрече, раз уж мы живем в одном отеле. К этому времени горожане начинают собираться у окопов, чтобы удовлетворить свое любопытство. Вскоре появляются бригады рабочих и начинают хоронить тела в тех же самых окопах, утрамбовывая и выравнивая землю поверх погребенных. Подростки безрассудно хватаются за брошенное оружие, нечаянно произведя 8-10 выстрелов. Все еще дымятся руины сгоревшей железнодорожной станции.
А над городом, опьяненным ликованием и свободой, над башнями, куполами и колокольнями, увешанными флагами, парит австрийский аэроплан, рисуя огромные круги в чистом полуденном голубом небе.
Сербские женщины
ABC  в Сербии, Алехандро Милнев. Когда будет написана история этой войны, одна из самых интересных глав будет безусловно посвящена участию в ней сербских женщин. Известно, что они стали воинами, когда во время отступления народной армии от Иркича в окопы пришли сотни храбрых крестьянок, продолжавших вести огонь по захватчикам, пока сербские войска проводили перегруппировку в нескольких километрах вглубь.
Именно женщина обрабатывала землю, пока ее муж или сын сражался на поле битвы. Во время перемирия, последовавшего за отступлением австрийской армии, ей приходилось бороться с болезнями, опустошавшими Сербию, добровольно превратившись в медсестру.
На данный момент работают два благотворительных учреждения, где нашли убежище и кров сотни сирот: одно в Ускубе, основанном английскими дамами, а другое — в Крагуеваце, под руководством француженок. Мать-настоятельница и преподавательницы помогают несчастным вместе с женщинами всех возрастов, благородными сербками, во главе с супругой Пашича, президента совета министров.
Жена президента
Супруга Пашича председательствует во всех дамских обществах, организующих и поддерживающих работу институтов милосердия. Ее обычная резиденция — скромная вилла в предместьях Ниша, но она проводит время в беспрестанных разъездах, посещая госпитали, убежища и мастерские.
Несколько дней назад мне представилась возможность побеседовать с этой дамой. Она только что прибыла из Крагуеваца и планировала отправиться в автомобиле в Ускуб, где настойчиво просили о помощи.
Она приняла меня в небольшом кабинете своей резиденции, где ее подруги, работя секретарями, отправляли письма и приказы. В комнате с практически голыми стенами не было мебели, кроме стола, за которым работали помощницы госпожи Пашич, и нескольких стульев.
Центр стола украшал бюст Пашича, произведение знаметитого сербского скульптора Местровича.
Газета ABC от 27 июля 1915 года
— Этот бюст, — сказала супруга президента, — вдохновляет нашу работу и напоминает нам о славе Сербии. Наш великий художник изобразил моего мужа, чтобы напомнить о его делах во славу родины, особенно о славных событиях наших дней — о победе в Косово, для которого Сербия заново открыла европейскую жизнь и исправила чудовищную несправедливость, совершенную Турцией 14 веков назад, когда была попрана Сербская империя.
Три года назад, — продолжает она, — храбрые сербские войска отвоевали Косово, и этим подвигом определили унизительное поражение Турции и безоговорочную победу Сербии. Мой супруг присутствовал при входе войск в город. Через несколько часов собралась толпа местных женщин, приветствовавших наших солдат, с кем мы и выполнили первейший долг, организовав работу больниц и служб Красного креста для перевозки больных.
Четыре «С»
Супруга президента Пашича и ее секретари носят на груди небольшую медаль, на которой выбита загадочная анаграмма в виде четырех букв «С».
— Не будете ли вы так любезны разъяснить мне значение этих четырех «С»? — спросил я у прославленной дамы.
— Эти четыре «С» — заглавные буквы слов, составляющих девиз всей Сербии: «Samo Sloga Srbina Spasava», что означает «Единство спасет Сербию».
— Этой максимой мы руководствуемся во всех наших действиях, — добавляет супруга президента. — Когда нас называют непокорным, отбившимся от рук народом — это клевета. Также как и обвинения в том, что мы спровоцировали эту войну, организовав убийство наследного эрцгерцога Австрии и его супруги. Только те, кто совершенно нас не знает, может предполагать, что мы способны совершить столь омерзительное преступление и тем самым спровоцировать войну. Мы только что завершили две военные кампании, которые, хоть и принесли нам славу и победу, но ослабили страну.
«Перуника»
Дамы рассказали мне еще об одной эмблеме сербского народа. Перуника — это цветок, который полностью оправдывает свое имя, означающее «радуга». Его лепестки действительно окрашены во все цвета радуги. Для сербов эти цвета отражают французские, российские, английские, итальянские, бельгийские и черногорские флаги. Перуника, ирис — самый драгоценный в Сербии цветок, хотя в тоже время и самый простой.
Перевод с испанского Анастасии Кривошановой
темы
6 мин